Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ним. И, возможно, будет утрачена навсегда.
- Я постараюсь, - ответил Вебстер. - Постараюсь...
Глаза Гендерсона посуровели.
- Это все, что вы можете сказать?
- Да, все.
- Но, помилуйте, должна же быть какая-то причина! Какое-то
объяснение!
- Это уж мое дело, - сказал Вебстер.
Решительным движением он нажал выключатель.

Сидя у рабочего стола, Вебстер рассматривал свои руки. Искусные
знающие руки. Руки, которыми могут спасти больного, если он их доставит на
Марс. Могут спасти для человечества, для марсиан, для всей Солнечной
системы идею, новую идею, которая за несколько десятков лет продвинет их
вперед на сто тысячелетий.
Но руки эти скованы фобией, следствием тихой, безмятежной жизни.
Регресс, по-своему пленительный и... гибельный.
Двести лет назад человек покинул многолюдные города, эти коллективные
берлоги. Освободился от древних страхов и суеверий, которые заставляли
людей жаться к костру, распростился с нечистью, которая вышла вместе с ним
из пещер.
Но вот поди ж ты...
Опять берлога. Берлога не для тела, а для духа. Психологический
родовой костер со своим световым кругом, переступить который нет сил.
Но он должен, он обязан переступить круг. Подобно тому, как люди
двести лет назад покинули города, так и он обязан сегодня выйти из этого
дома. И не оглядываться назад.
Он должен лететь на Марс. Хотя бы сесть в ракету. Никаких "но", он
обязан отправиться в путь.
Выдержит ли он полет, сможет ли провести операцию, если благополучно
прибудет на место, этого он не знал. Может ли агорафобия стать причиной
смерти? В острой форме, пожалуй, может...
Он протянул руку к колокольчику, но остановился. Зачем беспокоить
Дженкинса? Лучше самому собрать вещи. Будет какое-то занятие, пока придет
ракета.
Сняв с верхней полки стенного шкафа в спальне чемодан, он обнаружил
на нем пыль. Подул, однако пыль не хотела отставать. Слишком много лет она
копилась.
Пока он собирал вещи, комната спорила с ним.
"Ты не можешь уехать, - говорила она, как говорят с человеком
неодушевленные предметы, с которыми его связывает давняя привычка. - Не
можешь меня бросить".
"Я должен ехать, - виновато оправдывался Вебстер. - Как ты не
понимаешь? Речь идет о друге, моем старом друге. Я вернусь".
Покончив со сборами, он прошел в кабинет и тяжело опустился в кресло.
Он должен ехать, но не в силах... Ничего, когда придет ракета, когда
настанет время, он сможет, он выйдет из дома и направится к ожидающему
кораблю.
Вебстер упорно настраивал себя на нужный лад, зажимая ум в тиски
одной-единственной мысли: он уезжает.
А окружающие вещи не менее упорно вторгались в сознание, точно
сговорились удержать его дома. Он смотрел на них так, словно видел
впервые. Старые, привычные предметы вдруг стали новыми. Хронометр,
показывающий земное время, марсианское время, дни недели и фазы Луны.
Фотография умершей жены. Школьные награды. Сувенирный доллар в рамке -
память о полете на Марс - стоимостью в десять обыкновенных долларов.
Он рассматривал их, сперва нехотя, потом жадно, запечатлевая в памяти
каждый предмет. Теперь он видел их отдельно от комнаты, с которой все эти
годы они составляли нечто неразделимое для него. Он даже не представлял
себе, как много единиц составляет это единство. Сгущались сумерки, сумерки
ранней весны, сумерки, пахнущие пушистой вербой.
...Где же ракета? Он поймал себя на том, что напрягает слух, хотя
знал, что ничего не услышит. Атомные двигатели гудят только в те минуты,
когда корабль наращивает скорость. А садится и взлетает он бесшумно, как
пушинка. Ракета скоро прилетит. Она должна прилететь скоро, иначе он
никуда не поедет. Если ожидание затянется, его вымученная решимость
растает, как снег под дождем. Он не сможет устоять в поединке с
настойчивым призывом комнаты, с переливами огня в камине, с бормотанием
земли, на которой прожили свою жизнь и нашли вечный покой пять поколений
Вебстеров. Он закрыл глаза, подавляя озноб. Не поддаваться, ни в коем
случае не поддаваться? Надо выдержать. Когда придет ракета, он должен
найти в себе силы встать и выйти из дома... Послышался стук в дверь.
- Войдите, - сказал Вебстер. Это был Дженкинс; его металлический
кожух переливался блестками в свете пылающего камина.


- Вы не звали меня, сэр? - спросил он.
Вебстер отрицательно покачал головой.
- Я боялся, вы меня позовете и будете удивляться, почему я не иду.
Меня отвлекло нечто из ряда вон выходящее, сэр. Два человека прилетели на
ракете и заявили, что должны отвезти вас на Марс.
- Прилетели... Почему ты меня сразу не позвал?
Он тяжело поднялся на ноги.
- Я не видел причин беспокоить вас, сэр, - ответил Дженкинс.
- Такая нелепость! Мне удалось втолковать им, что вы и не помышляете
о том, чтобы лететь на Марс. Вебстер оцепенел, сердце его похолодело от
ужаса. Руки нащупали край стола, он опустился в кресло и ощутил, как стены
кабинета смыкаются вокруг него - смыкается западня, из которой ему никогда
не вырваться.


КОММЕНТАРИЙ К ТРЕТЬЕМУ ПРЕДАНИЮ
Для полюбивших это предание тысяч читателей оно примечательно тем,
что здесь впервые выступают Псы.
Исследователю видится в нем гораздо больше. По существу, это повесть
о вине и суетности. Продолжается распад рода людского, Человека преследует
чувство вины, а присущие ему метания и неустойчивость приводят к тому, что
появляются люди-мутанты. Предание пытается рационалистически объяснить
мутации, доходит до того, что Псы изображаются как некая модификация
исходной расы. Согласно преданию без мутаций невозможно совершенствование
вида, однако ничего не говорится о том, что для устойчивости общества
необходим определенный статический фактор. Весь цикл отчетливо
свидетельствует, что род людской недооценивал устойчивость.
Резон, который тщательно проштудировал цикл, чтобы подкрепить свое
утверждение, будто предания на самом деле созданы Человеком, считает, что
ни один Пес не стал бы выдвигать мутационную гипотезу, как совершенно
несовместимую с убеждениями его народа. Подобное воззрение, заявляет он,
могло родиться только в каком-то ином разуме. Однако Разгон отмечает, что
цикл изобилует примерами, когда суждения, прямо противоположные псовой
логике, излагаются сочувственно. Перед нами, говорит он, всего лишь
типичный прием искусного рассказчика, который смещает ценности, добиваясь
разительного драматического эффекта. В том, что Человек намеренно выведен
как персонаж, осознающий свои изъяны, нет никакого сомнения.
Одно из действующих лиц комментируемого предания, Грант, мечтает об
уме, "свободном от шор", и совершенно ясно, что он подразумевает какие-то
изъяны человеческого мышления. Он говорит Нэтэниелу, что люди всегда
чем-то озабочены. С каким-то инфантильным простодушием он уповает на
теорию Джуэйна как на средство, которое еще может спасти род людской. И
тот же Грант, видя, что наклонность к разрушению заложена в самой сути его
сородичей, в конце поручает Нэтэниелу продолжать начинания человечества.
Из всех персонажей цикла Нэтэниел, вероятно, единственный, у кого есть
реальный исторический прообраз. Имя Нэтэниел часто встречается в других
родовых преданиях. Конечно, Нэтэниел заведомо не мог совершить всего того,
что приписывают ему эти предания. Тем не менее принято считать, что он жил
на самом деле и играл видную роль. Естественно, теперь за давностью нельзя
установить, в чем именно заключалась эта роль. Род Вебстеров, с которым мы
познакомились еще в первом предании, занимает важное место и во всех
остальных частях цикла. Можно видеть в этом дополнительное подтверждение
выводов Резона, однако не исключено, что и здесь речь идет о приеме
искусного сказителя: род Вебстеров нужен лишь для того, чтобы нанизать на
один стержень предания, которые в остальном довольно слабо связаны между
собой. Того, кто склонен все читаемое понимать буквально, наверно,
возмутит намек на то, что Псы представляют собой продукт вмешательства
Человека. Борзый, для которого весь цикл не что иное, как миф, считает,
что тут перед нами стародавняя попытка объяснить происхождение нашего
рода. Отсутствие подлинного знания прикрывается толкованием,
подразумевающим этакое вмешательство свыше. Простой и для неразвитого ума
вполне приемлемый и убедительный способ объяснить то, о чем совсем ничего
неизвестно.


3. ПЕРЕПИСЬ
Ричард Грант сидел, отдыхая, у журчащего ручья, который стремительно
скатывался вниз по склону и пересекал извилистую тропу. Вдруг мимо него
прошмыгнула белка и мигом взбежала вверх по стволу могучего гикори. Следом
за белкой в вихре сухих листьев из-за поворота выскочил маленький черный
пес.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа
Шилова Юлия
Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа


Контровский Владимир - Последний оргазм эльфийского короля
Контровский Владимир
Последний оргазм эльфийского короля


Афанасьев Роман - Лунные игры
Афанасьев Роман
Лунные игры


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека