Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

великаном, перекидывающим из руки в руку горы, материки и звезды. Тася
робко попросила книгу Грибова на недельку, внимательно прочла ее до конца,
но не поняла ничего, только прониклась глубочайшим почтением к автору. На
каждой странице там пестрели формулы, а Тасе математика давалась с трудом.
Готовясь к экзаменам в институт, она часами сидела над одной задачей по
геометрии с применением тригонометрии.
- Такой ученый - и такой молодой! - рассказывала она по вечерам в
деревне. - Ни одного седого волоса, лоб чистый, высокий... И нос такой
тонкий, красивый, с горбинкой. А какой обходительный! Вчера вечером хотел
меня проводить... только я убежала, неловко было.
Эти разговоры повторялись ежедневно, пока тетка Таси не сказала ей:
- Однако, я не против... пусть засылает сватов. Если он по душе тебе,
препятствовать не будем.
Тася покраснела и замахала руками:
- Да что ты, что ты!.. Одно сватовство у тебя на уме! Как ты могла
подумать? Он такой человек... такой человек...
- И мы не какие-нибудь! - обиделась тетка. - Отец твой, покойник,
депутатом райсовета был, в Петропавловске на съезде выступал. И дядя у
тебя - лучший охотник на селе. Никто больше его мехов не сдает. У нас
всего навалом, медвежьими шкурами стенки обиты, а у начальника твоего -
голые доски. Нечем ему гордиться перед нами.
- Ах, тетя, ничего ты не понимаешь! - вздохнула Тася.
С тех пор она перестала упоминать дома о Грибове. Но по вечерам, сидя
над задачками, частенько задумывалась, забывала про вычисления и долго с
мечтательной улыбкой глядела поверх тетрадки.
А Грибов? Сдержанный, скрытный, он ни с кем не говорил о Тасе.
Положение начальника обязывало. Грибов считал, что он не имеет права
влюбиться в подчиненную, что это подорвет его авторитет... Но сердце не
считается со служебным положением. Присутствие Таси радовало строгого
начальника. Прежде за работой Грибов не замечал времени, теперь по вечерам
он начал поглядывать на часы. Поэтому он с такой точностью вызывал Тасю на
урок ровно в восемь. Ему приятно было смотреть на тонкие брови, сдвинутые
на переносице, приятно было, подметив растерянность Таси, намеком
подсказать решение и увидеть лестное восхищение в удлиненных глазах.
Еще приятнее было показывать свои работы, объяснять сегодняшнюю только
что найденную идею. Никто никогда еще не выслушивал его так почтительно.
Он вспоминал своих знакомых и учениц. Задорные московские студентки всегда
готовы были спорить, слушали недоверчиво, а иногда и невнимательно. Только
эта скромная девочка поверила ему всей душой, в сущности, только она
поняла масштаб его как ученого.
С приездом Виктора отношение Таси к Грибову не изменилось, но
свободного времени у девушки стало меньше. Нужно было чертить разрезы,
переписывать журналы, проявлять снимки, готовить воск, золу, краску,
подписи для модели. Восковой вулкан был для Таси понятнее, чем дебри
математики, и вообще с Виктором было куда проще. С ним можно было
поспорить, даже пошутить, например спросить как бы невзначай:
- А есть у вас девушка в Москве?
Виктор хмурился, смущался:
- Что за глупости! Нет никакой девушки.
- А вчера вы дали мне переписывать журнал, и там между страницами стихи
лежат про какую-то Елену. Ее звали Еленой, Леночкой, да?
Виктор сердился, говорил, что чужие бумаги читать нельзя, невежливо. И
вообще надо работать внимательнее. Изобразив на лице раскаяние, Тася
пережидала, чтобы буря улеглась, потом начинала снова:
- Куда вы ходили с ней? В Большой театр?
Виктор вздыхал. Один раз он пригласил Елену на "Пиковую даму" и
напрасно прождал ее под колоннами Большого театра до второго действия.
Тася тоже вздыхала. Никто не посвящал ей стихов. Должно быть, это очень
приятно. И в театр ее не приглашали никогда. Пьесы она видела только в
клубе, в исполнении самодеятельных кружков, а сцену Большого театра - в
кинохронике. Но это совсем не то. Самой бы побывать там, войти в ложу,
сесть в кресло, облокотиться на бархатный барьер...
- Скажите, а можно пойти в театр в платье с короткими рукавами?
С начальником станции вести такие разговоры было невозможно. К Грибову
приходила робкая школьница, присаживалась на край табуретки, упавшим
голосом докладывала:
- Номер двести семьдесят три у меня не выходит, Александр Григорьевич,
там, где в конус вписана пирамида...
- Почему вы задержались? - спрашивал Грибов, глядя на часы.
Тася рассказывала о сегодняшних работах Виктора... Грибов слушал,
расхаживая по комнатке.
- Лавы - туфы, туфы - лавы! - говорил он. - Все это знали: и
Заварицкий, и Павлов, и Карпинский - великие ученые, которые силой своего
ума пронизывали горы. Они увидели это мысленно, а теперь приборы
подтверждают. Наш Шатров крохобор, он мелкий собиратель фактов. Факты -



только сырье, материал для размышлений. Если вы хотите стать настоящим
ученым, Тася, вам нужно заниматься математикой всерьез. Математика
приучает нас думать последовательно и точно. Давайте посмотрим, почему вы
застряли с этим конусом...

Виктор действительно собирал мелкие факты. Именно в том и состояла его
задача. Но напрасно Грибов уверял, что все эти факты давным-давно
известны.
Конечно, ученые и раньше знали, что Горелая сопка - типичный слоистый
вулкан, сложенный лавой и туфом. Но только Виктору удалось открыть, что
между слоями лавы прячутся пласты самородной серы, что в одной жиле -
богатая хромовая руда, а в другой - пустоты с кристаллами горного
хрусталя.
Конечно, ученые и раньше знали, что в центре вулкана должен быть канал,
по которому поднимается лава, что застывшая лава часто закупоривает этот
канал, образуя каменные пробки. В тысяча девятьсот втором году, например,
во время извержения на Мартинике вулкан выдавил эту пробку, и на вершине
горы выросло что-то вроде обелиска, как бы памятник в ознаменование
катастрофы. Этот обелиск видели, рисовали, фотографировали. Все понимали,
что от прежних извержений должны были где-то под кратером остаться пробки.
Но только Виктор установил, где и как они расположены в Горелой сопке.
С особенной тщательностью Виктор проследил вулканический канал начиная
с жерла. Оказалось, что от вершины вулкана вниз идет цепочка высоченных
пещер с раскаленными стенами. Между пещерами много трещин, узких расселин,
иногда встречаются довольно широкие трубы. В трех километрах ниже кратера
основной канал изгибался двойным коленом. Именно здесь образовалась
последняя пробка, наглухо закрывшая выход лаве.
Под этой пробкой аппарат обнаружил пустоту. Видимо, охладевшая,
покрывшаяся коркой, но еще жидкая лава нашла другой выход, и уровень ее
резко упал. Но корка застряла в канале, и получился каменный тампон. Так в
стакане из-под простокваши остается ободок на том уровне, где была
сметана. Все это Виктор узнавал постепенно, день за днем. Он должен был
сдерживать нетерпение, словно человек, который читает приключенческий
роман на малознакомом языке со словарем и за вечер успевает перевести
две-три странички.
Виктор работал последовательно, не разрешая себе забегать вперед. "Не
меняй в пути планы", - говорил его учитель Сошин. Эти слова в дневнике
Виктора были обведены красным карандашом. Съемка велась послойно, от
вершины к подножию. В первое время Виктор успевал за день снять пласт
метров в сто - двести толщиной. Но чем дальше от кратера, тем шире
становился вулкан, и объем работ все увеличивался. На уровне каменной
пробки Виктор оставался целую неделю, и целую неделю вся станция старалась
догадаться, что же будет найдено ниже.
А ниже была огромная пустая камера. В ней без труда уместился бы
средневековый собор или современный высотный дом. Дно у пещеры было
совершенно гладким, и под ним канал исчезал; во всяком случае, Виктору не
удалось его обнаружить. Едва ли он мог ошибиться. Просвечивающие лучи
сильно поглощались газами, поэтому всякие трещины, поры, пустоты резко
выделялись на фотопленке. До сих пор канал всегда получался
угольно-черным, как металл на рентгеновском снимке. И вдруг - ни малейшего
намека.
Виктор несколько раз проверял себя. Наконец решил, что ошибки нет и
можно продолжать съемку. Он еще раз измерил местоположение гладкого дна
пещеры. И тут неожиданно выяснилось, что за это время дно поднялось на три
метра.
"Как же это понять? - спрашивал себя Виктор. - Может быть, на дне
пещеры жидкая лава? Да, конечно, только так. Она прибывает, и уровень ее
поднимается. Весь канал под пещерой заполнен лавой, поэтому он и не
заметен на снимках. Лава обычная, базальтовая. Она не выделяется среди
окружающих ее пластов застывшего базальта. Чтобы отличить жидкую лаву от
застывшей, требуется особенная съемка. До сих пор не нужно было ее
применять, но теперь придется попробовать".
Станция была встревожена. Лава внутри горы на высоте двух километров!
За несколько дней она поднялась на три метра, скоро заполнит пещеру и
подойдет к пробке вплотную. Что произойдет тогда? Не приближается ли
извержение?
По вечерам в столовой не утихали споры. Грибов нападал, Виктор
защищался, Спицыны отстаивали свое независимое мнение. Иногда даже летчик
вступал в разговор, но большей частью он поддерживал Виктора кивками. Тася
разрывалась. Она была согласна с Виктором, но сочувствовала Грибову.
Виктор считал, что извержение должно произойти немедленно, Грибов был
категорически не согласен. На Солнце мало пятен, уровень океана не
меняется. И вообще, по теории Грибова, в этом году извержения должны быть
в Андах, а на Камчатке только в следующем. Пусть у Виктора другие данные,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Охота на мужа-3, или Терапия для одиноких сердец
Шилова Юлия
Охота на мужа-3, или Терапия для одиноких сердец


Круз Андрей - За круги своя
Круз Андрей
За круги своя


Посняков Андрей - Кольцо зла
Посняков Андрей
Кольцо зла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека