Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Я буду драться насмерть! - ответил он. - Но у меня не хватает
воинов!
- Когда ты хочешь выступить? И когда сможешь? - сказал и тотчас
поправился Ольгерд.
- Хочу до страды! Лишь бы согнало снега! - ответил Михаил.
Ольгерд туманно поглядел на брата.
- Мои воины готовы! - просто ответил Кейстут. - Андрея заберем в
Полоцке. Но ты должен поддержать нас!
- Я смогу выступить только в начале лета! - задумчиво возразил
Ольгерд, значительно поглядев на тверского князя. О своих планах он всегда
не любил говорить заранее, и Михайло понял и оценил уступку шурина.
Обещаньям Ольгерда, даже таким вот, сквозь зубы сказанным, как ни странно,
можно было верить всегда. Литовский великий князь часто обманывал, но
никогда не лгал. В этом было его величие, утерянное Ягайлой.
Ольгерд налил себе воды. После жаркого из вепря хотелось пить.
Михайло с Кейстутом выпили терпкого, настоянного на лесных травах квасу.
Бирута явилась как тень, неслышно отворив потаенную дверь, так что князья
вздрогнули.
- Гостям пора спать! - вымолвила она по-литовски. Высокая, все еще
необычайно, пугающе красивая, - правда теперь, в старости, уже более
строгой, чем когда-то, почти духовною, неотмирною красотой. В руке она
держала серебряный шандал со свечою и, поскольку никто из председящих ей
не возразил, произнесла по-русски, склоняя голову так, что на лицо ее
легла тень и только неправдоподобные, сказочные глаза сверкнули в темноте,
как два драгоценных яхонта: - Я провожу князя Михаила!
Михайло встал и поклонился Бируте. Все главное уже было сказано, о
прочем они договорятся завтра. Он не чувствовал, спускаясь по ступеням
вслед за княгинею, ни радости, ни облегчающей злобы, ни даже горя. Душа
застыла в нем. Ведал только одно: предложи ему Мамай вновь татарскую
помочь, он вновь отказался бы от нее. Литвины были свои, хотя и вороги.
Приведи он ордынцев, и вся Тверь, не забывшая Шевкалова разоренья, дружно
прокляла бы его.
Он проиграл, проиграл еще тогда, в шатре Мамаевом, не решаясь на то,
на что Ольгерд решился бы не моргнувши глазом. Но уже не мог остановиться,
не имел сил. И вот - начинал третью безнадежную войну с Москвою, третью
литовщину.
- Почему ты не помог ему раньше, еще тогда? - вопросил Кейстут, когда
братья остались одни.
- Тогда князь Михаил был великим князем владимирским! - значительно
ответил Ольгерд, присовокупив дабы избежать дальнейших вопросов: - Я тоже
пойду спать, Кейстут!
И только ночью, оставшись один, отпустив постельничего и затушив
свечу, Ольгерд, укладывая поудобнее на мягких шкурах свое большое тело,
произнес вполголоса в темноту, ведая, что его не услышит никто из
смертных, даже родной брат:
- Я не хочу помогать, Кейстут, никакому - слышишь ты? - никакому
великому русскому князю! Я хочу, чтобы и Тверь и все земли Московии отошли
к Литве! Я буду драться только за это, Кейстут! И пусть наши с тобою дети
доделают то, чего не сумели доделать их отцы! - Он снова вспомнил странно
темноглазого по-кошачьи ласкового тоненького мальчика, и торопливо отогнал
от себя подступившую тень сомнения. Пусть он живет и действует иначе, чем
я, но пусть совершит главное - возвысит Литву!
В богов Ольгерд не верил. Он верил в земное свое продолжение и
обманывался, как почти все любящие отцы.

ГЛАВА 49
Приказано было от князя идти верхами, имея с собой поводного коня.
Онька шел один и на одной лошади. Недашевы на сей раз отправлялись двое
(Фрол прихватил младшего братишку) на трех лошадях. Недостающих коней
загоряна надеялись добыть дорогою.
Мужик не мужик, а, побывавши в двух походах, ежели не убит, - воин.
Конечно, той посадки, что у молодых у Онисима не было. Да и крепче чуял
себя на ногах, чем в седле. Однако ноги - в стременах, добытых в прошлом
походе, уже не охлюпкой сидит, как когда-то во младости босыми пятками
поддавая под брюхо коню. И справа ратная ладно проторочена к седлу. Волгу
переходили еще по льду, боялись утопить коней - лед был хрупок, весь в
промоинах и вот-вот готов двинуться ледоходом. В Твери долго плутали по
городу, пока их определили в полк дали место и порядком оголодавшие мужики
(свой запас берегли до последнего!) оказались у котла с горячею кашей.
Фрол был в броне, и его взяли в кованую рать. Братишку Недашев утянул с
собою, и Онисим остался один. Ночью в переполненной молодечной долго не
спалось, взгрустнулось чтой-то. Долго выбирался из гущи спящих тел, долго
стоял под звездами, следя легчающее небо над головою. В сорок шесть лет



мужику надобно землю пахать, а не ратиться! Его чуть было и не оставили в
городе, когда назавтра боярин стал оглядывать свое с бору, с сосенки
набранное воинство, да забедно показало Оньке - как так? Не увечный же он
какой! Подал голос, оставили в полку. Ждали потом дня четыре. Ходили к
вымолам, совались в лавки, с пустом в мошне приценялись к товарам. Ратники
играли в тавлеи, в зернь, кто спал, кто чинил сбрую или заплетал лапоть.
На четвертый день ковали коней. Вышли в поле, скакали по мокрому снегу
кучей и россыпью, и Онька боялся только одного: не запалить бы коня!
Ратникам выдали копья, кое-кому сабли. Бронями Михайло богат не был.
На пятый день, поварчивая (Христову Пасху справлять пришло в
молодечной избе, ето не дело!), русичи встречали литовскую помочь. Там
большинство кметей были тоже русичи, из Полоцка, из Белой Руси, так что и
перемолвить между собой было мочно. Спрашивали: куда поведут? О том не
ведал никто. Литовские кмети тоже были редко кто в бронях, но на конях
сидели хорошо, видно, что обыкли этому делу. Еще назавтра, из утра,
причащались, позже поп обходил ратных с крестом. Онисим снял шапку,
неуклюже поцеловал холодный крест.
Вечером этого дня накормили особенно сытно, кашею с мясом. Каждому
раздали по круглому, только что испеченному хлебу, по две сушеных рыбины.
Старшие проверяли справу, поочередно щупали каждое копыто: хорошо ли
кованы кони? Князь показался ввечеру, проскакал мимо полка, зорко оглядев
мужицкое ополчение. Онька, понимая дело, о своей дружбе с князем Михайлой
и не заикался на сей раз.
Их подняли ночью, в сумерках, под зеленым передрассветным небом.
Оседлали коней. По улицам спящей Твери молча, сплошным потоком, шла
кованая конная рать. Редко взоржет конь, брякнет железо, и только дробный,
все покрывающий топот копыт глухо прокатывает, отдаваясь эхом в межулках.
Следом вывели ихний полк. И вот долгая верхоконная змея, заполняя всю
улицу, устремилась к воротам. Позади слышались отдаленные стоны и удары,
словно били по камню кузнечными молотами. Волга вскрывалась. По реке шел с
гулом и грохотом, обдирая берега, верховой лед.
Онисим, как и многие, ждал, что их погонят берегом Волги, но полки
извивающейся змеею уходили в леса, и к полудню стало понятно, что идут на
Дмитров. По наведенным через лед мостам (реку загатили хворостом, сверху
уложили двойной жердевой настил) миновали Шошу. Ночевали в поле, возле
Клина. Горели костры. Нарубив и набросав лапнику, постелив попоны, ратники
дремали у огня. Коней не расседлывали. Это была уже война, хотя и не в
виду неприятеля.
Снег дотаивал в чащобах. Дорога, почти освобожденная от него -
держались только наледеневшие следы полозьев, - казалась впереди полка
нетронуто-чистой, словно завороженной лесовиком. Копыта то ударяли в
твердое, то чавкали. Но назади конницы тянулись уже избитые, перемешанные
с землею и льдом лужи, и задние ратники, ступая в это крошево, морщились
от летевшей в лицо из-под кованых копыт грязи. Весенний лес полнился
настойчивым шорохом и гудом: по всем лесным дорогам шла конница.
К Дмитрову подходили, огибая ощетиненные лесом холмы. Когда Онькин
полк завидел бревенчатый тын и башни города, там уже шел бой, летели
стрелы, вспыхивало кое-где пламя и метались среди хором разоренного посада
жители, которых ловили арканами тверские ратники. Зорить уже, почитай, и
нечего было.
Дмитров сдался после отчаянного трехчасового сопротивления, и Онька
въезжал в город, так и не обнаживши меча. Вослед прочим кинулся в торговые
ряды, хватал, вырывая у других, какую-то зендянь, платки, пихал себе в
торбу. Поимел доброе ужище, сапоги из крашеной кожи. В улице, куда
выбрался вскоре, опасаясь за коня, стоял плач, вой, ор; по грязи вели
боярина с завернутыми назади руками с подбитою скулой; ратники древками
копий выгоняли из домов посадских. Онька взгромоздился на коня, с трудом
выбрался из толпы плачущих и матерящихся полоняников, начал было имать
корову, что совалась, потеряв хозяина, но на корову кинулось сразу
несколько ратных, и Онька отстал, махнувши рукой. Своего боярина Онисим
нашел лишь к вечеру. Тот оглядел Оньку придирчивым взором:
- Поводной конь где? - вопросил.
- Нету. Думал из добычи взять! - степенно отмолвил Онька. Боярин
пожевал губами, подумал.
- Там на двори выбирай, какой тебе поглянетси, а опосле поскачешь в
Переслав!
Онька кивнул обрадованно. На дворе было целое стадо захваченных
лошадей, и он растерялся было. Но скоро крестьянская сметка взяла свое.
Отодвинув ратника, что сторожил коней (<Боярский указ, дак не замай!>),
вывел широкогрудого невысокого конька, пощупал бабки, охлопал, огладил по
морде. Конь недоверчиво нюхал Онькины руки. Онька достал краюху хлеба,
угостил коня. Накинул узду, из сваленной прямо на земи кучи достал седло
со стременами, попону. Скоро конь - свой! - шел за ним на аркане, и Онька,
разом почуяв себя значительнее, потрусил туда, куда ему было указано
прежде боярином. Там и тут подымался дым. Грабеж продолжался, но это уже


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 [ 120 ] 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Сэр Забияка в Волшебной стране
Володихин Дмитрий
Сэр Забияка в Волшебной стране


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека