Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Он вдруг взмахнул рукой безнадежно и с неожиданной горькой слезой
сказал:
- Голосуй, Жорка!
Собрание закатилось смехом. Жорка вытянул руку вперед:
- Голосую: кто за наше постановление, подними руку!
Лес рук вытянулся вверх. Я внимательно пересмотрел ряды всех моей
громады. Голосовали все, в том числе и группа Короткова у входных дверей.
Девочки подняли розовые ладони с торжественной нежностью и улыбались,
склонив головы набок. Я был очень удивлен: почему голосовали коротковцы?
Сам Коротков стоял, прислонившись к стене, и терпеливо держал поднятую
руку, спокойно рассматривая прекрасными глазами нашу компанию на сцене.
Торжественность этой минуты была нарушена появлением Борового. Он
ввалился в зал в настроении чрезвычайно мажорном, споткнулся о двери,
оглушительно рыкнул огромной гармошкой и заорал:
- А, хозяева приехали? Сейчас... постойте... тут сыграю, я знаю
такой... туш.
Коротков опустил руку на плечо Борового и о чем-то засигналил ему
глазами. Боровой задрал голову, открыл рот и затих, но гармошку продолжал
держать очень агрессивно - ежеминутно можно было ожидать самой настойчивой
музыки.
Жорка обьявил результаты голосования.
- За принятие предложения ячейки комсомола триста пятьдесят четыре
голоса. Значит, будем считать, что принято единогласно.
Горьковцы, улыбаясь и переглядываясь, захлопали, куряжане с
загоревшимся чувством подхватили в эту непривычную для них форму
выражения, и, может быть, в первый раз со времени основания монастыря под
его сводами раздались радостные легкие звуки аплодисментов человеческого
коллектива. Малыши хлопали долго, отставляя пальцы, то задирая руки над
головой, то перенося их к уху, хлопали до тех пор, пока на возвышение не
вышел Задоров.
Я не заметил его прихода. Видимо, он что-то привез с Рыжова, потому что
и лицо и костюм его были измазаны мелом. Теперь, как и всегда, он вызывал
у меня ощущение незапятнанной чистоты и открытой простой радости. Он и
сейчас прежде всего предложил вниманию собрания свою пленительную улыбку.
- Друзья, хочу сказать два слова. Вот что: я самый первый горьковец,
самый старый и когда-то был самый плохой. Антон Семенович, наверное, это
хорошо помнит. А теперь я уже студент первого курса Технологического
института. Поэтому слушайте: вы приняли сейчас хорошее постановление,
замечательное, честное слово, только трудное ж, прямо нужно говорить, ой,
и трудное ж!
Он завертел головой от трудности. В зале рассмеялись любовно.
- Но все равно. Раз приняли - кончено. Это нужно помнить. Может быть,
кто подумает сейчас: принять можно, а там будет видно. Это не человек,
нет, это хуже гада - это, понимаете, гадик. По нашему закону, если кто не
выполняет постановлений общего собрания - одна дорога: в двери, за ворота!
Задоров крепко сжал побелевшие губы, поднял кулак над головой.
- Выгнать! - сказал резко, опуская кулак.
Толпа замерла, ожидая новых ужасов, но сквозь толпу уже пробирался
Карабанов, тоже измазанный, только уже во что-то черное, и спросил в
тишине удивления:
- Кого тут выгонять нужно? Я зараз!
- Это вообще, - пропел безмятежно Лапоть.
- Я могу и вообще и как угодно. А только, чего вы тут стоите и
понадувались, як пип на ярмарку?
- Та мы ничего, - сказал кто-то.
- О так! Приехали, тай головы повесили? Га? А музыка где?
- А есть, есть музыка, как же! - в восторге закричал Боровой и рявкнул
гармошкой.
- О! И музыка! Давай круг! А ну, девчата, годи там биля печи греться,
кто гопака! Наталко, серденько! Смотри, хлопцы, какая у нас Наталка!
Хлопцы с веселой готовностью уставились на лукавоясные очи Наташи
Петренко, на ее косы и на косой зубик в зарумянившейся ее улыбке.
- Гопак, значит, заказуете, товарищ? - с изысканной улыбкой маэстро
спросил Боровой и снова рявкнул гармошкой.
- А тебе чего хочется?
- Я могу и вальс, и падыпатынер, и дэспань, и все могу.
- Падыпатынер, папаша, потом, а зараз давай гопак.
Боровой снисходительно улыбнулся хореографической нетребовательности
Карабанова, подумал, склонил голову, вдруг растянул свой инструмент и
заиграл какой-то особенный, дробный и стрекочущий танец. Карабанов
размахнулся руками и с места в карьер бросился в стремительную,
безоглядную присядку. Наташины ресницы вдруг взмахнулись над вспыхнувшим
лицом и опустились. Не глядя ни на кого, она неслышно отплыла от берега,
чуть волнуя отлаженную в складках, парадно-скромную юбку. Семен ахнул об
пол каблуком и пошел вокруг Наташи с нахальной улыбкой, рассыпая по всему



клубу отборный частый перебор и выбрасывая во все стороны десятки ловких,
разговорчивых ног. Наташа подняла ресницы и глянула на Семена тем
особенным лучом, который употреблялся только в гопаке и который
переводится на русский язык так: "Красивый ты, хлопче, и танцуешь хорошо,
а только смотри, осторожнее".
Боровой прибавил перца в музыке, Семен прибавил огня, прибавила Наташа
радости: уже и юбка у нее не чуть волнуется, а целыми хороводами складок и
краев летает вокруг Наташиных ножек. Куряжане шире раздвинули круг, спешно
вытерли носы рукавами и загалдели о чем-то. Дробь и волны, и
стремительность гопака пошли кругом по клубу, подымая к высокому потолку
забористый ритм гармошки.
Тогда откуда-то из глубины толпы протянулись две руки, безжалостно
раздвинули пацанью податливую икру, и Перец, избоченившись, стал над самым
водоворотом танца, подергивая ногой и подмигивая Наталке. Милая, нежная
Наташа гордо повела на Переца чуть-чуть приоткрытым глазом, перед самым
его носом шевельнула вышитым чистеньким плечиком и вдруг улыбнулась ему
просто и дружески, как товарищ, умно и понятливо, как комсомолец, только
что протянувший Перецу руку помощи.
Перец не выдержал этого взгляда. В бесконечном течении мнгновения он
тревожно оглянулся во все стороны, взорвал в себе какие-то башни и
бастионы и, взлетев на воздух, хлопнул старой кепкой об пол и бросился в
водоворот. Семен оскалил зубы, Наташа еще быстрее, качаясь, поплыла мимо
носов куряжан. Перец танцевал что-то свое, дурашливо ухмыляющееся,
издевательски остроумное и немножко блатное.
Я глянул. Затаенные глаза Короткова серьезно прищурились, еле заметные
тени пробежали с белого лба на встревоженный рот. Он кашлянул, оглянулся,
заметил мой внимательный взгляд и вдруг начал пробираться ко мне. Еще
отделенный от меня какой-то фигурой, он протянул мне руку и сказал хрипло:
- Антон Семенович! Я с вами сегодня еще не здоровался.
- Здравствуй, - улыбнулся я, разглядывая его глаза.
Он повернул лицо к танцу, заставил себя снова посмотреть на меня,
вздернул голову и хотел сказать весело, но сказал по-прежнему хрипло:
- А здорово танцуют, сволочи!

9. Преображение
Преображение началось немедленно после общего собрания и продолжалось
часа три - срок для всякого преображения рекордный.
Когда Жорка махнул рукой в знак того, что собрание закрывается, в клубе
начался галдеж. Стоя на цыпочках, командиры орали во всю глотку, призывая
членов своих отрядов. В клубе возникло два десятка течений, и несколько
минут эти течения, сталкиваясь и пересекаясь, бурлили в старых стенах
архиерейской церкви. По отдельным углам клуба, за печками, в нишах и на
средине начались отдельные митинги, и каждый из них представлял
грязно-серую толпу оборванцев, среди которых не спеша поворачивались белые
плечи горьковцев.
Потом из дверей клуба повалили колонисты во двор и к спальням. Еще
через пять минут и в клубе и во дворе стало тихо, и только отрядные
меркурии#31 пролетали со срочными поручениями, трепеща крылышками на
ногах.
Я могу немного отдохнуть.
Я подошел к группе женщин на церковной паперти и с этого возвышения
наблюдал дальнейшие события. Мне хотелось молчать и не хотелось ни о чем
думать. Екатерина Григорьевна и Лидочка, радостные и успокоенные, слабо и
лениво отбивались от каких-то вопросов товарища Зои. Брегель стояла у
пыльной решетки паперти и говорила Гуляевой:
- Я вижу, эта атрибутика создает впечатление стройности. Ну, так что
же? Ведь это все внешнее.
Гуляева оглянулась на меня:
- Антон Семенович, вы отвечайте, я ничего не понимаю в этих вещах.
- Я в теории тоже разбираюсь слабо, - ответил я неохотно.
Замолчали. Я все же мог организовать минимальную порцию отдыха и,
оглянувшись, заметил тот прекрасный предмет, который издавна называется
миром. Было около двух часов дня. По ту сторону пруда под солнцем
нагревался соломенный лишайник села. На небе замерли белые спокойные
тучки, остановившиеся над Куряжем, вероятно, по специальному расписанию,
впредь до распоряжения: в какой-то облачный резерв.
Я знал, что сейчас делается в колонии. В спальнях ребята складывают
кровати, вытряхивают солому из матрацев и подушек, связывают все это в
узлы. В узлах - одеяла, простыни, старые и новые ботинки, все. В каретном
сарае Алешка Волков принимает все это барахло, записывает и направляет в
дезкамеру. Дезкамера приехала из города. Она устроена на колесах.
Дезкамера работает на току, и распоряжается там Денис Кудлатый. На
противоположной паперти, с той стороны собора, Дмитрий Жевелий выдает


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 [ 119 ] 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Пепел
Березин Федор
Пепел


Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


Афанасьев Роман - Стервятники звездных дорог
Афанасьев Роман
Стервятники звездных дорог


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека