Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Томаса Герберта, графа Пемброка и Монтгомери.
Клерк поклонился лорду Пемброку. Лорд Пемброк прикоснулся к своей
шляпе. Клерк продолжал:
- Джона Голлиса, герцога Ньюкасла.
Клерк поклонился лорду Ньюкаслу. Лорд Ньюкасл в ответ кивнул головой.
После этого коронный клерк снова сел. Поднялся парламентский клерк. Его
помощник, стоявший на коленях позади него, последовал его примеру. Оба
стали лицом к трону, а спиною к членам палаты общин.
На подушке лежало пять биллей. Эти пять биллей, принятые палатой общин
и одобренные палатой лордов, ожидали королевской санкции.
Парламентский клерк прочел первый билль.
Этим актом нижней палаты издержки в сумме одного миллиона фунтов
стерлингов, произведенные королевою на украшение ее резиденции в
Гемптон-Корте, относились за счет государства.
Окончив чтение, клерк низко поклонился трону. Его помощник поклонился
еще ниже, затем, став вполоборота к представителям палаты общин, произнес:
- Королева принимает ваше добровольное даяние и изъявляет на то свое
согласие.
Затем клерк прочел второй билль.
Это был проект закона, присуждавшего к тюремному заключению и к штрафу
всякого уклоняющегося от службы в войсках ополчения. Это ополчение,
служившее в царствование Елизаветы без жалованья, в ту пору, когда
ожидалось прибытие испанской Армады, выставило сто восемьдесят пять тысяч
пехотинцев и сорок тысяч всадников.
Оба клерка снова поклонились "королевскому креслу", после чего помощник
клерка, опять обернувшись через плечо в сторону палаты общин, произнес:
- Такова воля ее величества.
Третий билль увеличивал десятину и пребенду личфилдской и ковентрийской
епархии, одной из самых богатых в Англии, устанавливал ежегодную ренту
кафедральному собору этой епархии, умножал число ее каноников и повышал
доходы духовенства, для того чтобы, как говорилось во вступительной части
проекта, "удовлетворить нужды нашей святой церкви". Четвертый билль вводил
в бюджет новые налоги: на мраморную бумагу, на наемные кареты, которых в
Лондоне насчитывалось около восьмисот и которые облагались пятьюдесятью
фунтами стерлингов ежегодно; на адвокатов, прокуроров и судебных стряпчих
- ежегодно по сорок восемь фунтов стерлингов с каждого; на дубленые кожи,
"невзирая, - как говорилось во вступительной части, - на жалобы
кожевников"; на мыло, "несмотря на протест городов Эксетера и Девоншира, в
которых вырабатывается много саржи и сукна, а потому употребляется на
промывку тканей много мыла"; на вино по четыре шиллинга с бочонка, на
муку, на ячмень и хмель, причем этот последний налог подлежал
возобновлению каждые четыре года ввиду того, что "нужды государства, - как
говорилось все в том же предисловии, - должны быть выше коммерческих
соображений"; далее устанавливался налог на корабельные грузы в размере от
шести турских фунтов с тонны товаров, привозимых с запада, и до тысячи
восьмисот турских фунтов с тонны товаров, привозимых с востока; кроме
того, билль, объявляя недостаточной обычную подушную подать, уже собранную
в текущем году, вводил дополнительный сбор во всем государстве по четыре
шиллинга, или сорок восемь турских су, с каждого подданного, причем
указывалось, что уклонившиеся от уплаты этого сбора будут обложены
вдвойне. Пятый билль гласил, что ни один больной не может быть принят в
больницу, если он не внесет одного фунта стерлингов на оплату своих
похорон в случае смерти. Три последние билля, как и первые два, были
утверждены палатой путем изложенной выше процедуры: поклона, отвешиваемого
трону, и традиционной формулы: "такова воля королевы", которую произносил
помощник клерка, став вполоборота к членам палаты общин.
Затем помощник клерка опять опустился на колени около четвертого мешка
с шерстью, и лорд-канцлер возгласил:
- Да будет все исполнено, как на том согласились.
Этим завершалось "королевское заседание".
Спикер низко склонился перед канцлером и, пятясь, спустился с помоста
подбирая сзади волочившуюся по полу мантию; все члены палаты, общин
поклонились до самой земли и удалились из зала, между тем как лорды, не
обращая внимания на вое эти почести, занялись очередными делами.



7. ЖИЗНЕННЫЕ БУРИ СТРАШНЕЕ ОКЕАНСКИХ
Двери снова затворились; пристав черного жезла возвратился в зал;
лорды-комиссары покинули государственную скамью и заняли отведенные им по
должности три первых места на скамье герцогов, после чего лорд-канцлер
взял слово:
- Милорды! Прения по обсуждавшемуся уже несколько дней биллю об
увеличении на сто тысяч фунтов стерлингов ежегодного содержания его



королевскому высочеству, принцу супругу ее величества, ныне закончены, и
нам надлежит приступить к голосованию. Согласно обычаю, подача голосов
начнется с младшего на скамье баронов. При поименном опросе каждый лорд
встанет и ответит "доволен" или "недоволен", причем ему предоставлено
право, если он сочтет это уместным, изложить причины своего согласия или
несогласия. Клерк, приступите к опросу.
Парламентский клерк встал и раскрыл большой фолиант, лежавший на
позолоченном пюпитре, так называемую "книгу пэрства".
В ту пору младшим по титулу членом парламента был лорд Джон Гарвей,
получивший баронское и пэрское звание в 1703 году, - тот самый Гарвей, от
которого впоследствии произошли маркизы Бристол.
Клерк провозгласил:
- Милорд Джон, барон Гарвей.
Старик в белокуром парике поднялся и заявил:
- Доволен.
И снова сел.
Помощник клерка записал его ответ.
Клерк продолжал:
- Милорд Фрэнсис Сеймур, барон Конуэй Килтелтег.
- Доволен, - пробормотал, приподнявшись, изящный молодой человек с
лицом пажа, не подозревавший в ту пору, что ему суждено стать дедом
маркизов Гартфордов.
- Милорд Джон Ливсон, барон Гоуэр, - продолжал клерк.
Барон Гоуэр, будущий родоначальник герцогов Саутерлендов, встал и,
опускаясь на место, произнес:
- Доволен.
Клерк продолжал:
- Милорд Хинедж Финч, барон Гернсей.
Предок графов Эйлсфордов, столь же молодой и изящный, как прародитель
маркизов Гертфордов, оправдал свой девиз "Aperto vivere vote" ["Жить,
открыто изъявляя свою волю" (лат.)], громко объявив:
- Доволен.
Не успел он опуститься на место, как клерк вызвал пятого барона:
- Милорд Джон, барон Гренвилл.
- Доволен, - ответил, быстро поднявшись и снова сев на скамью, лорд
Гренвилл Потридж, роду которого, за неимением наследников, предстояло
угаснуть в 1709 году.
Клерк перешел к шестому лорду:
- Милорд Чарльз Монтег, барон Галифакс.
- Доволен, - ответил лорд Галифакс, носитель титула, под которым угасло
имя Севилей и предстояло угаснуть роду Монтегов. Эту фамилию не следует
смешивать с фамилиями Монтегю и Монтекьют.
И лорд Галифакс прибавил:
- Принц Георг получает известную сумму в качестве супруга ее
величества, другую - как принц Датский, третью - как герцог
Кемберлендский, четвертую - как главный адмирал Англии и Ирландии, но не
получает ничего по должности главнокомандующего. Это несправедливо. В
интересах английского народа необходимо положить конец такому беспорядку.
Затем лорд Галифакс произнес похвалу христианской религии, выразил
осуждение папизму и подал свой голос за увеличение сумм на содержание
принца.
Когда он уселся, клерк продолжал:
- Милорд Кристоф, барон Барнард.
Лорд Барнард, от которого впоследствии произошли герцоги Кливленды,
услыхав свое имя, встал и объявил:
- Доволен.
Он не торопился садиться, так как на нем были прекрасные кружевные
брыжи и ими стоило щегольнуть. Впрочем, это был вполне достойный
джентльмен и храбрый воин.
Пока лорд Барнард опускался на скамью, клерк, до сих пор бегло читавший
все знакомые имена, на мгновение запнулся. Он поправил очки и с удвоенным
вниманием наклонился над книгой, потом, снова подняв голову, провозгласил:
- Милорд Фермен Кленчарли, барон Кленчарли-Генкервилл.
Гуинплен поднялся.
- Недоволен, - сказал он.
Все головы повернулись к нему. Гуинплен стоял во весь рост. Свечи
канделябров, горевшие по обеим сторонам трона, ярко освещали его лицо,
отчетливо выступившее из мглы полутемного зала, словно маска среди клубов
дыма.
Гуинплен сделал над собой то особое усилие, которое, как помнит
читатель, было иногда в его власти. Огромным напряжением воли, не меньшим,
чем то, которое потребовалось бы для укрощения тигра, ему удалось согнать
со своего лица роковой смех. Он не смеялся. Это не могло продлиться долго.
Лишь короткое время способны мы противиться тому, что является законом
природы или нашей судьбой. Бывает, что море, не желая повиноваться закону


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 [ 118 ] 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Громыко Ольга - Плюс на минус
Громыко Ольга
Плюс на минус


Шилова Юлия - Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин
Шилова Юлия
Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин


Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека