Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Но если вы будете писать, - сказала я, - я должна получить ваши
письма непременно, и я получу их, и никакие наставники и директрисы не
отнимут их у меня. Я протестантка, мне эти правила не подходят, слышите,
мосье?
- Doucement - doucement*, - возразил он. - Мы разработаем план; у нас
есть кое-какие возможности. Soyez tranquille**.
______________
* Тихо, тихо (фр.).
** Будьте покойны (фр.).
С этими словами он остановился.
Мы шли уже долго. Теперь мы оказались посреди чистенького предместья,
застроенного милыми домиками. Перед белым крыльцом одного такого домика и
остановился мосье Поль.
- Я сюда зайду, - сказал он.
Он не стал стучать, но достал из кармана ключ, открыл дверь и тотчас
вошел. Пригласив войти и меня, он закрыл за нами дверь. Служанка не вышла
нас встретить. Прихожая была небольшая, под стать всему домику, но приятно
выкрашена свежей краской; с другой стороны ее была другая дверь, стеклянная,
увитая виноградом, и зеленые листики и усики ласково тыкались в стекло. В
жилище царила тишина.
Из прихожей мосье Поль ввел меня в гостиную - крошечную, но, как мне
показалось, премилую. Стены были розового, словно нежный румянец, цвета,
лоснился вощеный пол; ковер ярким пятном лежал посередке; круглый столик
сверкал так же ярко, как зеркало над камином; стояла тут и кушетка и
шифоньерка, и в ней, за обтянутой красным шелком полуоткрытой дверцей,
виднелась красивая посуда; лампа, французские часы; фигурки из матового
фарфора; в нише большого единственного окна стояла зеленая жардиньерка, а на
ней три зеленых цветочных горшка, и в каждом - цветущие растения; в углу
помещался gueridon* с мраморной столешницей, а на нем корзинка с шитьем и
фиалки в стакане. Окно было отворено; в него врывался свежий ветерок; фиалки
благоухали.
______________
* Круглый столик на одной ножке (фр.).
- Как тут уютно! - сказала я. Мосье Поль улыбнулся, видя мою радость.
- Нельзя ли нам тут посидеть? - спросила я шепотом, потому что глубокая
тишина во всем доме нагнала на меня странную робость.
- Сперва нам надо еще кое-куда заглянуть, - отвечал он.
- ...Могу ли я взять на себя смелость пройти по всему дому? -
осведомилась я.
- Отчего же нет, - отвечал он спокойно.
Он пошел впереди. Мне была показана кухонька, в ней печка и плита,
уставленная немногочисленной, но сверкающей утварью, стол и два стула. В
шкафчике стояла крошечная, но удобная глиняная посуда.
- В гостиной есть еще фарфоровый кофейный сервиз, - заметил мосье Поль,
когда я стала разглядывать шесть зеленых с белым тарелок, и к ним четыре
блюда, чашки и кружки.
Он провел меня по узкой чистенькой лестнице, и я увидела две
хорошеньких спальни; потом мы вернулись вниз и торжественно остановились
перед дверью побольше.
Мосье Эманюель извлек из кармана второй ключ и вставил в замочную
скважину, отпер дверь и пропустил меня вперед.
- Voici!* - воскликнул он.
______________
* Ну вот! (фр.)
Я очутилась в просторном помещении, очень чистом, но пустом в сравнении
с остальной частью дома. На тщательно вымытом полу не было ковра; здесь в
два ряда стояли столы и скамьи, и меж них проход вел к помосту, на котором
стоял стол и стул для учителя, а рядом висела доска. По стенам висели две
карты; на окнах цвели зимостойкие цветы; словом, я попала в класс -
настоящий класс.
- Стало быть, тут школа? - спросила я. - И чья? Я и не слыхала, что в
этом предместье школа есть.
- Не будете ли вы добры принять от меня несколько проспектов для
распространения в пользу одного моего друга? - спросил он, извлек из кармана
сюртука несколько визитных карточек и сунул мне в руку. Я взглянула и прочла
отпечатанную красивыми буквами надпись:
"Externat de demoiselles. Numero 7. Faubourg Clotilde, Directrice
Mademoiselle Lucie Snowe"*.
______________
* Пансион для девиц. Предместье Клотильды, д. 7. Директриса мадемуазель
Люси Сноу (фр.).



И что же сказала я мосье Полю Эманюелю?
Кое-какие обстоятельства жизни упрямо ускользают из нашей памяти.
Кое-какие повороты, некоторые чувства, радости, печали, сильные потрясения
по прошествии времени вспоминаются нам неясно и смутно, словно стертые,
мелькающие очертания быстро вертящегося колеса.
О том, что я думала и что говорила в те десять минут, которые
последовали за прочтеньем визитной карточки, я помню не более, чем о самом
первом моем младенчестве; помню только, что потом я вдруг очень быстро
затараторила:
- Это все вы устроили, мосье Поль? Это ваш дом? Вы его обставили? Вы
заказали карточки? Это вы обо мне? Это я-то директриса? Может быть, есть еще
другая Люси Сноу? Скажите. Ну говорите же.
Он молчал. Но я заметила, наконец, его улыбку, опущенный взгляд,
довольное лицо.
- Но как же это? Я должна все, все знать, - закричала я.
Карточки упали на пол. Он протянул к ним руку, но я схватила ее, забыв
обо всем на свете.
- Ах! А вы еще говорите, я забыл вас в эти трудные дни, - сказал он. -
Бедняга Эманюель! Вот какую благодарность получил он за то, что целых три
недели бегал от обойщика к маляру, от столяра к уборщице и только и думал,
что о Люси и ее жилище!
Я не знала что делать. Я погладила мягкий бархат его манжеты, а потом и
запястье. Доброта, его молчаливая, живая, деятельная доброта открылась мне
неопровержимо. Его неусыпная забота излилась на меня как свет небесный; его
- теперь уж я осмелюсь это сказать - нежный, ласковый взгляд невыразимо
трогал меня. И все же я принудила себя вспомнить о практической стороне
дела.
- Сколько трудов! - закричала я. - А расходы! У вас разве есть деньги,
мосье Поль?
- Куча денег, - отвечал он простодушно. - Широкие связи в кругах
учителей обеспечили мне кругленькую сумму; часть ее я решил употребить на
себя и доставить себе самое большое удовольствие, какое позволял себе в
жизни. Я обдумывал свой план день и ночь. Я не мог показаться вам на глаза,
чтобы вдруг все не испортить. Скрытность не принадлежит к числу ни
добродетелей моих, ни пороков. Если б я предстал пред вами, вы бы одолели
меня вопросительными взорами или бы вопросы посыпались с ваших уст: "Где вы
были, мосье Поль?", "Что делали?", "Что у вас от меня за тайны?". И тогда бы
мне не удержать своего первого и последнего секрета. А теперь, - продолжал
он, - вы будете тут жить и у вас будет школа; у вас будет занятие, пока я
буду далеко, иной раз вы и обо мне вспомянете; вы будете беречь свое
здоровье и покой ради меня, а когда я вернусь...
Он оставил эту фразу незаконченной.
Я обещала исполнить все его просьбы. Обещала, что буду работать
неустанно и с радостью.
- Я буду вашим ревностным служителем, - сказала я. - По возвращении
вашем я вам во всем отчитаюсь. Мосье, вы слишком, слишком добры!
Так отчаянно пыталась я выразить обуревавшие меня чувства, усилия мои
были тщетны; слова ничего не передавали; голос мой дрожал и не слушался.
Мосье Поль смотрел на меня; потом он тихонько поднял руку и погладил меня по
волосам; вот его рука случайно коснулась моих губ; я прижалась к ней, я
уплатила ему дань преданности. Он был царь мой; царствен был дар его души, и
я засвидетельствовала свое преклоненье с радостью и по чувству долга.

День угас, и тихие сумерки настали в спокойном предместье. Мосье Поль
попросил моего гостеприимства; с утра он был на ногах и теперь нуждался в
отдыхе; он объявил, что с удовольствием выпил бы шоколаду из моего
китайского, белого с золотом сервиза. Он отправился в ресторан по соседству
и доставил оттуда все необходимое; он поставил gueridon и два стула на
балкончике за стеклянной дверью под завесой винограда. И с каким же счастьем
исполняла я роль хозяйки и потчевала своего гостя и благодетеля.
Балкончик этот был в задней части дома, и с него открывался вид на сады
предместья и расстилавшиеся за ними поля. Воздух был тих, свеж и тонок. Над
тополями, лаврами, кипарисами и розами безмятежно сияла улыбчивая луна и
веселила сердце; рядом с нею горела одинокая звезда, посылая нам кроткий луч
чистой любви. В соседнем саду бил фонтан, и бледная статуя склонялась над
его струями.
Мосье Поль говорил. Голос его вливался в серебристый хор той вечерней
службы, которую служили журчащий фонтан, вздыхающий ветер и шепчущаяся
листва.
Блаженный час - остановись, мгновенье! Отдохни, упокой биенье крыл;
склонись к моему челу, чистое чело Неба! Белый Ангел! Подожди, не гаси
твоего ясного света; пусть подольше разгоняет он неминуемо грядущие тучи;
пусть ляжет отблеск его на тоскливую тьму, которой суждено его сменить.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 [ 118 ] 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Убить дракона
Корнев Павел
Убить дракона


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Корнев Павел - Литр
Корнев Павел
Литр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека