Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

людской. Дьявол сотворил мужчину для женщины.
Натанаэль Крью, бывший вдвойне пэром, светским в качестве барона Крью и
духовным в качестве епископа Дерхемского, сидя на епископской скамье,
окликнул Гью Чолмлея, графа Чолмлея, известного законоведа:
- Возможно ли это?
- Вы хотите сказать - законно ли это? - поправил его Чолмлей.
- Принятие нового лорда совершилось не в зале палаты, - продолжал
епископ, - хотя, как говорят, подобные примеры бывали и раньше.
- Да. Лорд Бошан при Ричарде Втором, лорд Ченей при Елизавете.
- И лорд Брогил при Кромвеле.
- Кромвель в счет не идет.
- Что вы думаете, обо всем этом?
- Как сказать...
- Милорд граф Чолмлей, какое же место будет занимать в палате молодой
Фермен Кленчарли?
- Милорд епископ, так как республика нарушила исконный порядок
старшинства, то пэрство Кленчарли занимает теперь среднее место между
пэрством Барнард и пэрством Сомерс, следовательно, при подаче мнений лорд
Фермен Кленчарли будет говорить восьмым.
- Подумать только! Ярмарочный фигляр!
- Происшествие само по себе не удивляет меня, милорд епископ. Такие
вещи случаются. Бывают и еще более удивительные. Разве накануне войны Алой
и Белой Розы первого января тысяча триста девяносто девятого года не
высохла вдруг рева Уза в Бедфорде? Но если река может высохнуть, то и
вельможа может впасть в унизительное состояние. Улиссу, царю Итаки,
приходилось браться за всякую работу. Фермен Кленчарли оставался лордом
под внешней оболочкой скомороха. Одежда простолюдина не умаляет того, в
чьих жилах течет благородная кровь. Однако принесение присяги и принятие в
члены палаты вне зала заседаний, хотя они и произведены вполне законно,
могут все же вызвать возражения. Я полагаю, что нам необходимо
сговориться, следует ли позднее сделать лорд-канцлеру запрос по этому
поводу. Через несколько недель станет ясно, как нам поступить.
Епископ заметил:
- Все равно. Такого происшествия не было со времени графа Джесбодуса.
На всех скамьях только и было разговору, что о Гуинплене, о "Человеке,
который смеется", о Тедкастерской гостинице, о "Зеленом ящике", о
"Побежденном хаосе", о Швейцарии, о Шильоне, о компрачикосах, об изгнании,
об изуродовании, о республике, о Джеффрисе, об Иакове II, о приказе
короля, о бутылке, откупоренной в адмиралтействе, об отце, лорде Линнее, о
законном сыне, лорде Фермене, о побочном сыне, лорде Дэвиде, о возможных
столкновениях между ними, о герцогине Джозиане, о лорд-канцлере, о
королеве. Громкий шепот пробегал по залу с быстротою огня по пороховой
дорожке. Без конца смаковали подробности. От всех этих толков в зале стоял
непрерывный гул. Гуинплен лишь смутно слышал это гуденье, не подозревая,
что причиной этого является он сам. Однако он был по-своему внимателен ко
всему окружавшему, но только внимание его было обращено куда-то вглубь, а
не на внешнюю сторону происходившего в зале. Избыток внимания вызывает
обособленность.
Шум в палате не мешает заседанию идти своим чередом, так же как
дорожная пыль не препятствует продвижению войск. Судьи, присутствующие в
палате лордов в качестве зрителей и имеющие право говорить не иначе, как
отвечая на предлагаемые им вопросы, уселись на втором мешке с шерстью, а
три государственных секретаря - на третьем. Наследники пэрских титулов
собрались в отведенном им отделении позади трона, несовершеннолетние пэры
заняли свою особую скамью. В 1705 году их было не меньше двенадцати:
Хентингтон, Линкольн, Дорсет, Уорик, Бат, Берлингтон, Дервентуотер,
которому впоследствии суждено было трагически погибнуть, Лонгвил,
Лонсдейл, Дадлей, Уорд и Картрет; среди этих юнцов было восемь графов, два
виконта и два барона.
Каждый лорд занял свое место на одной из скамей, тремя ярусами
окружавших зал. Почти все епископы были налицо. Герцогов было много,
начиная с Чарльза Сеймура, герцога Сомерсета, и кончая Георгом-Августом,
курфюрстом Ганноверским, герцогом Кембриджским, младшим по времени
пожалования, а потому и младшим по рангу. Все сидели в порядке
старшинства. Кавендиш, герцог Девоншир, чей дед приютил у себя в Гартвике
девяностодвухлетнего Гоббса; Ленокс, герцог Ричмонд; три Фиц-Роя: герцог
Саутгемптон, герцог Грефтон и герцог Нортемберленд; Бетлер, герцог Ормонд;
Сомерсет, герцог Бофорт; Боклерк, герцог Сент-Олбенс; Раулет, герцог
Болтон; Осборн, герцог Лидс; Райотсли Рессел, герцог Бетфорд, чьим девизом
и военным кличем было: "Che sara sara" ("Будь что будет"), выражавшее
полную покорность судьбе; Шеффилд, герцог Бекингем; Меннес, герцог
Ретленд, и прочие. Ни Ховард, герцог Норфолк, ни Талбот, герцог Шрусбери,
будучи католиками, не присутствовали на заседании, не было также Черчилля,
герцога Мальборо - по-вашему Мальбрука, который к тому времени "в поход
собрался" и воевал во Франции. Не было также шотландских герцогов



Куинсбери, Монтроза и Роксберга, так как они были приняты в палату лордов
только в 1707 году.



6. ВЕРХНЯЯ И НИЖНЯЯ ПАЛАТЫ
Вдруг зал ярко осветился. Четыре привратника принесли и поставили по
обеим сторонам трона четыре высоких канделябра со множеством восковых
свечей. Освещенный таким образом трон предстал в пурпурном сиянии. Пустой,
но величественный. Сиди на нем сама королева, это вряд ли прибавило бы
торжественности.
Вошел пристав черного жезла и, подняв кверху свой жезл, возгласил:
- Их милости комиссары ее величества.
Шум сразу прекратился.
На пороге большой двери появился клерк в парике и длиннополой мантии,
держа в руках расшитую геральдическими лилиями подушку, на которой лежали
свитки пергамента. Эти свитки были не что иное, как билли. От каждого из
них свешивался шелковый плетеный шнурок с прикрепленным к концу шариком;
некоторые из этих шариков были золотые. По этим шарикам - bills, или
bulles, - законы зовутся в Англии биллями, а в Риме буллами.
За клерком выступали три человека в пэрских мантиях и шляпах с перьями.
Это были королевские комиссары. Первый из них был лорд-казначей Англии
Годольфин, второй - лорд-председатель совета Пемброк, третий -
лорд-хранитель собственной ее величества печати Ньюкасл.
Они шествовали один за другим не по старшинству титулов, а по
старшинству должностей; Годольфин шел поэтому первым, а Ньюкасл последним,
хотя и был герцогом.
Подойдя к скамье, стоявшей перед троном, они отвесили поклон
"королевскому креслу", затем, снова надев шляпы, сели на скамью.
Лорд-канцлер, обратившись к приставу черного жезла, произнес:
- Позовите представителей палаты общин.
Пристав черного жезла вышел.
Парламентский клерк положил на стол, стоявший посредине помещения,
подушку с биллями.
Наступил перерыв, продолжавшийся несколько минут. Два привратника
поставили перед барьером трехступенчатый, обитый пунцовым бархатом помост,
на котором золотые головки гвоздей были расположены узором геральдических
лилий.
Двустворчатая дверь снова распахнулась, и чей-то голос возвестил:
- Верноподданные представители английской палаты общин!
Это пристав черного жезла объявил, о прибытии второй половины
парламента.
Лорды надели шляпы.
Члены палаты общин, предшествуемые спикером, вошли с обнаженными
головами.
Они остановились у барьера. На них были костюмы горожан,
преимущественно черного цвета; каждый имел при себе шпагу.
Спикер, достопочтенный Джон Смит, эсквайр, депутат от Андовера,
поднялся на помост перед барьером. На нем была длинная мантия черного
атласа с широкими рукавами и разрезами спереди и сзади, обшитыми
завитушками из золотых шпуров; парик у него был немного меньше, чем у
лорд-канцлера. Несмотря на его величественный вид, чувствовалось, что
здесь он исполняет второстепенную роль.
Все члены палаты общин почтительно стояли с обнаженными головами перед
лордами, сидевшими в шляпах.
Среди представителей нижней палаты можно было увидеть Джозефа Джекиля,
главного судью города Честера, трех присяжных законоведов ее величества -
Хупера, Пауиса и Паркера, генерального прокурора и генерального стряпчего
Саймона Харкорта. За исключением нескольких баронетов, дворян и девяти
лордов - Харпингтона, Виндзора, Вудстона, Мордаунта, Гремби, Скьюдемора,
Фиц-Хардинга, Хайда и Беркли - сыновей пэров и наследников пэрств, все
остальные принадлежали к среднему сословию. Они стояли темной молчаливой
толпой.
Когда стих шум их шагов, глашатай пристава черного жезла, стоявший у
дверей, воскликнул:
- Слушайте!
Коронный клерк встал. Он взял с подушки пергамент и, развернув, прочел
его. Это было послание королевы, в котором сообщалось, что своими
представителями в парламенте с правом утверждать билли она назначает трех
комиссаров, а именно...
Тут клерк повысил голос:
- Сиднея, графа Годольфина.
Клерк поклонился лорду Годольфину. Лорд Годольфин приподнял шляпу.
Клерк продолжал:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [ 117 ] 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Херберт Фрэнк - Небесные творцы
Херберт Фрэнк
Небесные творцы


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека