Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

мы уже прошли по ней сколько лет, сколько тысяч километров, и впереди еще
она смердит, и справа, и слева, мы окружены ею со всех сторон. Поэтому
такой ограниченной в пространстве кажется маленькая колонна горьковцев, у
которой сейчас нет ничего материального: ни коммуникации, ни базы, ни
родственников - Трепке оставлено навсегда, Куряж еще не завоеван.
Ряды барабанщиков тронулись в гору - ворота монастыря были уже перед
нами. Из ворот выбежал в трусиках Ваня Зайченко, на секунду остолбенел на
месте и стрелой полетел к нам под горку. Я даже испугался: что-нибудь
случилось, но Ваня круто остановился против меня и взмолился со слезами,
прикладывая палец к щеке:
- Антон Семенович, я пойду с вами, я не хочу там стоять.
- Иди здесь.
Ваня выровнялся со мной, внимательно поймал ногу и задрал голову. Потом
поймал мой внимательный взгляд, вытер слезу и улыбнулся горячо,
выдыхая облегченно волнение.
Барабаны оглушительно рванулись в колокольном тоннеле ворот.
Бесконечная масса куряжан была выстроена в несколько рядов, и перед нею
замер и поднял руку для салюта Горович.


8. Гопак

Строй горьковцев и толпа куряжан стояли друг против друга на расстоянии
семи-восьми метров. Ряды куряжан, наскоро сделанные Петром Ивановичем,
оказались, конечно, скоропортящимися. Как только остановилась наша
колонна, ряды эти смешались и растянулись далеко от ворот до собора,
загибаясь в концах и серьезно угрожая нам охватом с флангов и даже полным
окружением.
И куряжане и горьковцы молчали: первые - в порядке некоторого
обалдения, вторые - в порядке дисциплины в строю при знамени. До сих
пор куряжане видели колонистов только в передовом сводном, всегда в
рабочем костюме, достаточно изнуренными, пыльными и немытыми. Сейчас перед
ними протянулись строгие шеренги внимательных, спокойных лиц, блестящих
поясных пряжек и ловких коротких трусиков над линией загоревших ног.
В нечеловеческом напряжении, в самых дробных долях секунды я хотел
ухватить и запечатлеть в сознании какой-то основной тон в выражении
куряжской толпы, но мне не удалось этого сделать. Это уже не была
монотонная, тупая толпа первого моего дня в Куряже. Переходя взглядом от
группы к группе, я встречал все новые и новые выражения, часто даже
совершенно неожиданные. Только немногие смотрели в равнодушном нейтральном
покое. Большинство малышей открыто восхищалось - так, как восхищаются они
игрушкой, которую хочется взять в руки и прелесть которой не вызывает
зависти и не волнует самолюбия. Нисинов и Зорень стояли, обнявшись, и
смотрели на горьковцев, склонив на плечи друг другу головы, о чем-то
мечтая, может быть, о тех временах, когда и они станут в таком же
пленительном ряду и так же будут смотреть на них замечтавшиеся "вольные"
пацаны. Было много лиц, глядевших с тем неожиданно серьезным вниманием,
когда толпятся на месте возбужденные мускулы лица, а глаза ищут скорее
удобного поворота. На этих лицах жизнь пролетала бурно; через десятые доли
секунды этого лица уже что-то рассказывали от себя, выражая то одобрение,
то удовольствие, то сомнение, то зависть. Зато медленно-медленно
растворялись ехидные мины, заготовленные заранее, мины насмешки и
презрения. Еще далеко заслышав наши барабаны, эти люди засунули по
карманам руки и изогнули талии в лениво-снисходительных позах. Многие из
них сразу были сбиты с позиций великолепными торсами и бицепсами первых
рядов горьковцев: Федоренко, Корыто, Нечитайло, против которых их
собственные фигуры казались жидковатыми. Другие смутились попозже, когда
стало слишком очевидно, что из этих ста двадцати самого маленького нельзя
тронуть безнаказанно. И самый маленький - Синенький Ванька - стоял
впереди, поставив трубу на колено, и стрелял глазами с такой свободой,
будто он не вчерашний беспризорный, а путешествующий принц, а за ним
почтительно замер щедрый эскорт, которым снабдил его папаша король.
Только секунды продолжалось это молчаливое рассматривание. Я обязан был
немедленно уничтожить и семиметровое расстояние между двумя лагерями и
взаимное их разглядывание.
- Товарищи! - сказал я. - С этой минуты мы все, четыреста человек,
составляем один коллектив, который называется: трудовая колония имени
Горького. Каждый из вас должен всегда это помнить, каждый должен
знать, что он - горьковец, должен смотреть на другого горьковца, как на
своего ближайшего товарища и первого друга, обязан уважать его, защищать6
помогать во всем, если он нуждается в помощи, и поправлять его, если он
ошибается. У нас будет строгая дисциплина. Дисциплина нам нужна потому,
что дело наше трудное и дела у нас много. Мы его сделаем плохо, если у нас



не будет дисциплины.
Я еще сказал о стоящих перед нами задачах, о том, как нам нужно
богатеть, учиться, пробивать дорогу для себя и для будущих горьковцев, что
нам нужно жить правильно, как настоящим пролетариям, и выйти из колонии
настоящими комсомольцами, чтобы и после колонии строить и укреплять
пролетарское государство.
Я был удивлен неожиданным вниманием куряжан к моим словам. Как раз
горьковцы слушали меня несколько рассеяно, может быть потому, что мои
слова не открывали для них ничего нового, все это давно сидело крепко в
каждой крупинке мозга.
Но почему те же куряжане две недели назад мимо ушей пропускали мои
обращения к ним, гораздо более горячие и убедительные? Какая трудная наука
эта педагогика! Нельзя же допустить, что они слушали меня только потому,
что за моей спиной стоял горьковский легион, или потому, что на правом
фланге этого лениона неподвижно и сурово стояло знамя в атласном чехле?
Этого нельзя допустить, ибо это противоречило бы всем аксиомам и теоремам
педагогики.
Я кончил речь и обьявил, что через полчаса будет общее собрание колонии
имени Горького; за эти полчаса колонисты должны познакомиться друг с
другом, пожать друг другу руки и прийти вместе на собрание. А сейчас, как
полагается, отнесем наше знамя в помещение...
- Разойдись!
Мои ожидания, что горьковцы подойдут к куряжанам и подадут им руки, не
оправдались. Они разлетелись из строя, как заряд дроби, и бросились бегом
к спальням, клубам и мастерским. Куряжане не обиделись таким невниманием и
побежали вдогонку, только Коротков стояли среди своих приближенных, и они
о чем-то потихоньку разговаривали. У стены собора сидели на могильных
плитах Брегель и товарищ Зоя. Я подошел к ним.
- Ваши одеты довольно кокетливо, - сказала Брегель.
- А спальни для них приготовлены? - спросила товарищ Зоя.
- Обойдемся без спален, - ответил я и поспешно заинтересовался новым
явлением.
Окруженное колонистыми ступицынского отряда, в ворота монастыря
медленно и тяжело входило наше свиное стадо. Оно шло тремя группами:
впереди матки, за ними молодняк и сзади папаши. Их встречал, осклабясь в
улыбке, Волохов со своим штабом, и Денис Кудлатый уже любовно почесывал за
ухом у нашего общего любимца, пятимесячного Чемберлена, названного так в
память о знаменитом ультиматуме этого деятеля.
Стадо направилось к приготовленным для него загородкам, и в ворота
вошли занятые увлекательной беседой Ступицын, Шере и Халабуда. Халабуда
размахивал одной рукой, а другой прижимал к сердцу самого маленького и
самого розового поросенка.
- Ох, и свиньи же у них! - сказал Халабуда, подходя к нашей груп-
пе. - Если у них и люди такие, как свиньи, толк будет, будет, я тебе
говорю.
Брегель поднялась с могильного камня и сказала строго:
- Вероятно, все-таки товарищ Макаренко главную свою заботу обращает на
людей?
- Сомневаюсь, - сказала Зоя, - для свиней место приготовлено, а для
людей - обойдутся.
Брегель вдруг заинтересовать таким оригинальным положением:
- Да, Зоя верно отметила. Интересно, что скажет товарищ Макаренко, при
этом не свиновод Макаренко, а педагог Макаренко?
Я был очень поражен откровенной неприязнью этих слов, но не захотел в
этот день отвечать такой же откровенной грубостью:
- Разрешите этим двум деятелям ответить, так, сказать, коллективно.
- Пожайлуста.
- Видите ли, колонисты здесь хозяева, а свиньи - подопечные.
- А вы кто? - спросила Брегель, глядя в сторону.
- Если хотите, я ближе к хозяевам.
- Но для вас спальня обеспечена?
- Я тоже обхожусь без спальни.
Брегель досадливо передернула плечами и сухо предложила товарищу Зое:
- Прекратим эти разговоры. Товарищ Макаренко любит острые положения.
Халабуда громко захохотал:
- Что ж тут плохого? И правильно делает, ха - острые положения! А на
что ему тупые положения?
Я нечаянно улыбнулся, и поэтому Зоя на меня снова напала:
- Я не знаю, какое это положение, острое или тупое, если людей нужно
воспитывать по образцу свиней#29.
Товарищ Зоя включила какие-то сердитые моторы, и выпуклые глаза ее
засверлили мое существо со скоростью двадцати тысяч оборотов в секунду. Я
даже испугался. Но в эту минуту прибежал со своей трубой румяный,
возбужденный Синенький и залепетал приблизительно с такой же скоростью:
- Там... Лапоть сказал... а Коваль говорит: подожди. А Лапоть ругается


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 [ 116 ] 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Махров Алексей - В вихре времен
Махров Алексей
В вихре времен


Роллинс Джеймс - Печать Иуды
Роллинс Джеймс
Печать Иуды


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека