Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Молодой человек склонился над сестрой, затем выпрямился и в ярости
поворотился к отцу, который, пошатываясь, отошел к стене и смотрел на всех
бессмысленным пьяным взглядом.
- Слушай меня, отец, - произнес арестованный тоном, от которого пьяницу
бросило в дрожь. - Кровь моего брата и моя да падут на твою голову. Видел ли
я от тебя хоть один ласковый взгляд? Слышал ли когда слово доброе,
чувствовал ли хоть раз твою заботу? И вот, живой ли, мертвый ли, я никогда
тебя не прощу. Когда бы ты ни умер, как бы ни умер, знай: я буду с тобой в
твой смертный час. Это я, мертвый, говорю тебе, живому: рано или поздно
наступит день, когда тебе придется держать ответ перед Творцом. Слушай же: в
тот день, рука в руке, придем и мы, твои дети, придем и потребуем возмездия.
- Он с угрозой поднял свои скованные руки, поглядел долгим взглядом на отца
- тот так и съежился весь - и медленно покинул комнату. Так кончилась его
последняя встреча с сестрой и отцом по сю сторону могилы.
Когда тусклый и туманный свет зимнего утра заглянул в узенький двор и
пробился сквозь грязное окошко убогой каморки, Уорден очнулся от тяжелого
сна. Он бил один. Он встал, обвел глазами комнату: тощий тюфячок из оческов
лежал нетронутый на полу; в комнате ничего с вечера не изменилось; по всей
вероятности, он был ее единственным обитателем этой ночью. Он стал
расспрашивать жильцов и соседей. Никто не видел его дочери никто ничего о
ней не слыхал. Он побрел по улицам, с тоской вглядываясь в каждое
изможденное женское лицо в густой толпе прохожих. Поиски его были бесплодны,
и к ночи, еле волоча ноги от усталости, он уныло поплелся на свой чердак.
Много дней посвятил он этому занятию, но ни разу не удавалось ему
напасть на ее след, ни разу не довелось получить какую-нибудь весточку о
ней. Наконец, он махнул рукой и бросил ее разыскивать. Мысль, что в один
прекрасный день дочь может покинуть его и гденибудь, без него, зарабатывать
свой кусок хлеба, не раз уже и прежде приходила ему в голову. И вот,
наконец, она в самом деле его бросила и обрекла на голодное одиночество. Он
заскрежетал зубами - и проклял ее!
Он стал ходить по домам, собирая подаяние. Каждый грош, какой ему
удавалось вымолить у доверчивых и жалостливых людей, уходил на то же дело,
что и прежде. Прошел год. Уже много месяцев как он не имел над головой
крова, если не считать тюрьмы, в которую он нет-нет да попадал. Спал он
где-нибудь в подворотне или в недостроенном доме - где угодно, лишь бы
согреться или хотя бы укрыться от ветра и дождя. Но и теперь, совсем уже
нищий, бездомный и больной, он по-прежнему оставался горьким пьяницей.
Наконец, в одну из студеных ночей, обессиленный и разбитый, он
опустился на ступеньку какого-то крыльца. Пьянство и беспутная жизнь
преждевременно состарили его. Щеки впали и пожелтели; глаза ввалились,
зрение помутилось. Ноги подкашивались, и весь он дрожал мелкой дрожью.
Давно забытые картины его загубленной жизни вдруг нахлынули на него.
Припомнилось то время, когда у него был дом, счастливая и радостная семья,
припомнились и те, кто составлял эту семью, кто некогда окружал его тесным
кругом, - и, думая обо всем этом, он вдруг представил себе своих двух
сыновей: они восстали из гроба и стояли тут же, рядом v ним, он видел их так
явственно, так отчетливо, что, казалось, мог бы дотронуться до них рукой.
Взоры, давно забытые, вновь были обращены к нему; голоса, которые смерть
давно уже заглушила, звенели в его ушах, словно колокольный звон,
разливающийся по селу. Но это длилось всего какой-то миг. Дождь хлестал
беспощадно, и снова несчастный всецело отдался ощущению голода и холода.
Он встал и слабеющими ногами прошел еще несколько шагов. На улице было
тихо и пустынно. Редкие прохожие, какие попадались ему в этот поздний час,
торопливо шагали мимо, буря заглушала его слабый голос. И снова сильный
озноб потряс все его тело, и казалось, кровь застывает в жилах. Он заполз в
какой-то подъезд, сжался в клубок и попытался уснуть.
Но не было сна в его осоловелых, мутных глазах. Мысли его то и дело
путались, тем не менее он не спал и сознание не покидало его. Вот раздаются
в ушах знакомые клики хмельного веселья, вот к самым устам его приблизился
стакан - стол ломится от яств, лакомых и сытных - стоит только руку
протянуть к ним; и все же, хоть мираж этот был убедительней всякой
реальности, несчастный ни на миг не забывал, что сидит один, на безлюдной
улице, прислушиваясь к дробному стуку дождя о панель, что смерть
подкрадывается к нему все ближе и ближе и что некому о нем позаботиться в
этот час, некому помочь.
Но вот, пронзенный внезапным ужасом, он встрепенулся. В ночной тишине
раздался крик - кричал он сам, кричал неизвестно о чем, неизвестно зачем. Чу
- стон! Еще! Сознание покидало его: невнятные, бессвязные какие-то слова
срывались с его уст, пальцы впивались в тело, как бы силясь разодрать его.
Он сходил с ума, он звал на помощь, звал долго, изо всех сил, пока не сорвал
голос.
Приподняв голову, он поглядел вдоль унылой длинной улицы. Он слыхал,
что такие, как он, отверженные от общества и осужденные бродить день и ночь
по этим ужасным улицам, зачастую теряют рассудок от невыносимого
одиночества. Он припомнил рассказ, слышанный когда-то давно, много лет



назад, об одном несчастном, бездомном бродяге: его застали в каком-то глухом
закоулке - он точил ржавый нож, намереваясь вонзить его себе в сердце, ибо
сама смерть представлялась ему милее этого бесконечного, постылого шатания с
места на место. Вмиг у него созрело решение. Он ожил. Ринувшись из своего
укрытия, он бежал не переводя дыхания, пока не достиг набережной.
Он бесшумно спустился по крутым каменным ступеням, ведущим с моста
Ватерлоо вниз, к реке. Забился в угол и затаил дыхание - мимо прошел дозор.
Надежда обрести свободу и жизнь не заставила бы сердце узника биться
радостнее, чем билось оно в эту минуту у несчастного при мысли о близкой
смерти. Караульные прошли почти вплотную к нему, но не заметили его; когда
звук их шагов замер вдали, он осторожно спустился к самой реке; на нижней
площадке, под мрачным сводом моста, он остановился.
Был прилив, и вода плескалась у самых его ног. Дождь перестал, ветер
улегся, на миг стало тихо и покойно - так тихо, что малейший звук с того
берега, даже легкий плеск воды о баржи, стоявшие у причала, доносился до его
ушей. Лениво и вяло катила свои воды река. Невиданные, диковинные какие-то
призраки то и дело возникали на ее поверхности, как бы приглашая его
приблизиться; темные мерцающие глаза смотрели на него из воды и, казалось,
насмехались над его нерешительностью, а за спиной кто-то приглушенно
бормотал, словно подзадоривая его. Он отступил на два-три шага, разбежался,
сделал отчаянный прыжок и погрузился в воду.
Пяти секунд не прошло, как он вынырнул на поверхность, но за эти пять
секунд как переменились все его мысли и чувства! Жить - жить во что бы то ни
стало! Пусть голод, нищета, невзгоды - только не смерть! Вода уже смыкалась
над его головой, ужас охватил его, он кричал и отчаянно бился. Сыновнее
проклятье звенело в его ушах. Берег... клочок суши... вот он сейчас протянет
руку и ухватится за нижнюю ступеньку!... Еще бы немного ближе подойти...
чуть-чуть... и он спасен. Но течение несет его все дальше, под темные своды
моста, и он идет ко дну.
Он снова всплыл и еще раз вступил в единоборство со смертью. На
мгновение - на какой-то короткий миг - он различил дома на берегу реки, огни
на мосту, из-под которого его вынесло течением, черную воду вокруг и
стремительные облака над головой. И опять он тонет, опять всплывает.
Огненные языки вспыхивают на земле, взвиваются под самое небо, кружатся
перед глазами, в ушах стоит грохот, воды, и грозный этот рев оглушает его.
Неделю спустя в нескольких милях от моста, вниз по течению, река
выбросила на берег его труп - распухший и обезображенный. Неопознанное,
никем не оплаканное тело предали земле, и теперь оно давно уже превратилось
в прах.

¶Комментарии§
Мистер Хоблер - Фрэнсис Хоблер, современник Диккенса, известный в
Лондоне юрист, поверенный при Полицейском суде в резиденции лорд-мэра
(Меншен-Хауг), прославился своим остроумием.
Принцесса Шарлотта и принц Леопольд - дочь английского короля Георга IV
и ее муж, принц Саксен-Кобургский.
Доска для игры в "Папессу Иоанну" - особо размеченная доска для
популярной в Англии карточной игры.
Эксетер-Холл - здание в Лондоне, на одной из главных улиц - на Стрэнде,
- воздвигнутое в 1831 году и предназначенное главным образом для религиозных
собраний; старушка, упомянув об Эксетер-Холле, тем самым предложила
пригласить для выступления в приходе какого-нибудь проповедника.
...от Дана до Вирсавии - библейское выражение означающее "из конца в
конец страны"; в библейские времена Дан был на севере Палестины, Вирсавия -
на юге; Диккенс имеет в виду путевые очерки Лоренса Стерна "Сентиментальное
путешествие" (глава "На улице Кале").
Веллингтоновские сапоги - сапоги с вырезом сзади под коленом.
Тон Кинг и Француз - персонажи в фарсе В. Монкриффа "Мсье Томпсон". По
ходу действия весельчак Том Кинг доводит до сумасшествия француза-цирюльника
(проживающего в районе Сэвен-Дайелс) своими расспросами о некоем мистере
Томпсоне.
Кэтнач и Питс - известные издатели лубков и баллад с нотами.
Хэмптон-Корт - королевский дворец, построенный в начале XVI века; с
середины XVIII века не является королевской резиденцией. Бьюла-Спа - курорт
с минеральными источниками, открытыми в начале 30-х годов, находится


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 [ 115 ] 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Арвендейл. Император людей
Злотников Роман
Арвендейл. Император людей


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека