Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Бредшо оглянулся. Действительно, на краю обрыва стоял Даттам.
Девушка дала в руки Сайласу затонувшую корзину, и они вдвоем понесли
ее к берегу.
Даттам ждал. На руке у него, на зеленой перчатке, сидел белый кречет
- королевская птица, которая стоит столько, сколько пять хороших рабынь,
птица, которой можно уплатить половину выкупа за королевского конюшего,
убитого на ступенях трона.
- Вот, - сказал Даттам, - ты просила птичку - поохотиться.
- Спасибо, - сказала девушка, и взяла корзинку из рук Бредшо.
Даттам смотрел на них со странным выражением лица, и если бы это был
не Даттам, можно было бы сказать, что он плакал.

Девочку из посада звали Янни, и чтобы показать ей кречета, Даттам на
следующий день с утра отправился на охоту.
Это была грустная охота для Даттама. Охота - это почти война. Это
порядки, противоположные существующим, это мир, который лес, а не сад, в
который скачут по полям, а не по дорогам. А здесь в этот мир не попасть,
здесь вдоль дороги стоят деревянные домики, чтобы человечье дерьмо не
пропадало зря, а шло потом на огороды, называемые полями, огороды, где под
каждым кустиком риса лежит освященный лист и головка сардинки.
Даттам хотел ехать на лодках в Козью-заводь, где он раньше охотился,
навещая Янни. Козья-заводь была проклятым и потому безлюдным местом. Но
весной экзарх взял и разбил в Заводи военный лагерь. Третьего дня, получив
известия из столицы, командир лагеря, один из любимцев экзарха,
всполошился и бросился ему навстречу. Теперь Козья-заводь была пуста, но
Янни все равно не захотела туда ехать.
Бредшо и Ванвейлен, услышав о военном лагере в Заводи, значительно и
с легким ужасом переглянулись.
Это была грустная охота для Даттама, потому что Янни ускакала
далеко-далеко вместе с кречетом и Сайласом Бредшо, а Даттам, из
хозяйственных соображений, ехал вместе с пожилым опрятным старостой,
приемным отцом Янни. Тут же был и Клайд Ванвейлен. Староста, в простом
чесучовом, без излишеств, кафтане, рассуждал о прибыли, полученной посадом
в этом году от продажи холстов, праведной прибыли, несомненно
свидетельствующей, что тот, кто ее получает, угоден богу; о том, что посад
теперь покупает краску от храма, и о том, что новый Сын Небесного Кузнеца
придумал замечательную вещь: завести книжечки, наподобие
расходно-приходных, разлиновать их на графы, соответствующие порокам,
вроде наглости, жестокости, нетерпения, и наоборот, добродетелям, и
отмечать книжечки каждый день. Главным пороком была расточительность,
главной же добродетелью - честность, ибо честность - залог процветания и
лучший капитал.
Тут Даттам вспомнил, как двенадцать лет назад люди этого человека,
которого звали тогда тысячником Маршердом, два дня пороли, в свое
удовольствие, реку Левый Орх, потом разрушили дамбу, спустили воду, нашли
в озерной тине огромного слепого дельфина-сусука, приняв его за речное
божество, зажарили и съели.
Даттам глядел вокруг, на поля и и огороды, и страшная тоска сжимала
сердце, и он чувствовал себя так, как чувствовали воины-оборотни Марбода
Белого Кречета, погибая под стенами Ламассы; как старый дракон, который
сам породил маленького человека, пастушка Хоя, и сам отдал ему в руки
чудесный меч.
"Да! - думал он. - Твой сын не подарит невесте белого кречета -
канарейку он ей подарит, канарейку в клетке, и еще с упоением будет
хвастаться, как удалось выторговать у продавца два гроша. Праведное
стяжание! Да плевал я на стяжание, если оно праведно!"
Даттам глядел вниз, с желтого холма, на опушку болотца, где вместе с
Янни прыгал по кочкам Сайлас Бредшо. Месяц назад, в одном из замков, на
рассвете, рабыня и колдунья сказала чужеземцу во всеуслышание: "Знаешь,
твоя жена будет самой счастливой!"
Для этого, впрочем, не надо было быть колдуньей.
Даттам склонил голову, прислушиваясь к разговору между старостой
Маршердом и Клайдом Ванвейленом. Бывший тысячник хвалил экзарха за
милость, - тот часто звал людей из посада и советовался с ними
относительно будущего.
- А нельзя ли чего получше советов? - спросил Ванвейлен.
- Что же лучше? - сказал староста и оправил кафтан.
- Чтобы вы выбирали людей, которых отправляют к экзарху, и чтобы их
мнение было для экзарха не советом, которого он волен и не слушаться,
приказом. Делают же так в городах за голубыми горами.
- Ба, - сказал Маршерд, - враки.
- Почему враки? Или вы не слышали о таких городах?
- Ну вот и брешут, рассказывают то о людях с песьими головами, то про
море, обратившееся в лед.


- Это опасно, - сухо сказал Ванвейлен, - считать брехней то, что не
видел.
- Почему же не видел? - удивился Маршерд. - Каждый день вижу! У
провинции две головы и те никогда не могут договориться. А если в ней
будет сто голов?
А старая Линна сказала:
- Новый дворец государя стоил, говорят, двести рисовых миллионов,
всех поскребли. А если в стране сто голов, - так, стало быть, сто дворцов
и соскребут в сто раз больше!
- Однако, - раздраженно заметил Ванвейлен, - я понимаю, вы двенадцать
лет назад не за свободу дрались, но ведь многоначалие у вас было.
Маршерд согласился, что при восстании, точно, бывает многоначалие.
- Однако ж, это, знаете, если постоянное восстание станет образом
правления...
На том и порешили.

Перед обедом Даттам зашел в кухню, где мать Янни, нагнувшись, мыла и
так чистый до блеска пол.
- Тетушка, - сказал Даттам, - время сейчас неспокойное. Лучше было бы
Янни жить у меня.
У старой Линны был крутой нрав. Она выпрямилась и шваркнула Даттама
мокрой тряпкой по щеке. Потом смерила взглядом шелковую куртку и расшитые
штаны, уперла руки в бока и сказала:
- Ты уж, сыночек, не обижайся. Но если ты возьмешь ее к себе, то рано
или поздно она залезет с тобой за полог с глициниями. И скорее рано, чем
поздно. Так что пасись на других лужках... А кто этот чужеземец?

За обильным обедом Ванвейлен и Бредшо тихо переговаривались: как бы
остаться в посаде.
Было почти несомненно: корабль лежит близ Козьей-заводи, и, испорчен
он или нет, но сейчас случайно без присмотра. Но, увы, посадские явно не
любили посторонних, а Даттам не собирался оставлять чужеземцев.
Жена хозяина, видимо, мать Янни, потчевала Бредшо и будто бы шептала
себе под нос.
После обеда Даттам проводил Бредшо в его горницу и уселся у окна, под
вышитым рушником. Отогнул занавеску и стал смотреть во двор, где Янни с
матерью, подоткнув подол, выносили корм поросятам.
- Да, - сказал Бредшо, - красивая девочка, однако, она называет вас
братом?
- Двоюродным. Она - дочь наместника.
Бредшо удивился:
- Что же, у наместника в управе о 358 окнах, не нашлось места для
дочери?
Даттам оценивающе глядел на молодого человека.
- Дядя мой, - сказал он, - женился за шесть лет до восстания и всегда
любил свою жену Линну. Любил даже тогда, когда стал пророком и тут
пошло... - Даттам задумчиво побарабанил пальцами по столу, - как бы вам
сказать, что пошло, - не столько свальный грех, сколько как у варваров, на
празднике плодородия. Надо сказать, - тут Даттам опять поглядел в окно,
где пожилая женщина в белой паневе и цветастой кофте подставляла под
корову подойник, - Линна шла за мужем, как иголка за ниткой. Дралась при
нем, людей рубила хорошо, и ни с одной бабой он без ее разрешения не
переспал. После конца восстания, однако, - продолжал Даттам, - экзарх
Харсома распорядился нашими судьбами по-своему. Меня вот постригли в
монахи. А будущему наместнику экзарх предложил в жены дочь своего
тогдашнего патрона, начальника желтых курток. Рехетта, разумеется,
согласился. Браки такого рода формальная вещь, главная жена - почетная, а
живет человек с той, какая нравится. Однако девушка из столицы оказалась
особой с характером и вдобавок родила Рехетте двух сыновей; а у Линны
после того, как она на втором месяце свалилась с лошади, да ее еще и
потоптали, пока свои не прикрыли щитами, - у Линны детей больше не было. И
тут во дворце наместника начались такие склоки, что Линна сама ушла.
Сказала: "Не хочу, чтобы меня и мою дочь убили, а если я убью эту суку -
не миновать тебе беды".
Бредшо глядел за окно, где бабы судачили с женой и дочерью
наместника. Было видно, что девушка держится чуть в стороне от них.
Даттам посмотрел на него и усмехнулся:
- Дикая девчонка. Местным парням всем отказала. За чиновника,
говорит, не пойду. Наместник ее каждый месяц навещает, приданое посулил.
Это, однако, большая вещь - хороший брак. Я, поверьте, весьма жалею, что
не могу жениться.
Бредшо, наконец, сообразил, что Даттам его сватает. Только непонятно,
о чем жалеет: о том, что сам не может жениться на Янни, или что не может


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 [ 112 ] 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


Майер Стефани - Затмение
Майер Стефани
Затмение


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека