Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

выразительных жестов, означавших "спокойной ночи, увидимся завтра
утром", и зашлепал по мокрой от росы траве.
-- Я тоже хочу собирать цветы, -- сказала Филифьонка. Она
выскочила прямо из дыма, вся в саже, но довольная. -- Я тоже хочу
с вами ворожить. Сколько ты знаешь колдовских заклинаний?
-- Я знаю одно страшное колдовство, которым занимаются в
ночь летнего солнцестояния, -- прошептала фрекен Снорк. -- Это
колдовство такое страшное, что у него даже нет названия.
-- Сегодня ночью я способна на что угодно, -- заявила
Филифьонка и горделиво зазвенела колокольчиком.
Фрекен Снорк огляделась по сторонам.
Затем она наклонилась вперед я прошептала Филифьонке в самое
ухо:
-- Сначала надо обернуться семь раз вокруг себя, бормоча
заклинание и стуча ногами по земле. Затем надо, пятясь, дойти до
колодца и заглянуть в него. И тогда можно увидеть в воде своего
суженого, ну того, на ком ты женишься!
-- А как его оттуда вытащить? -- спросила потрясенная
Филифьонка.
-- Фу ты, там же только его лицо, -- пояснила фрекен Снорк.
-- Лишь его отражение! Но сначала надо собрать девять разных
цветочков. Раз, два, три! И если ты скажешь сейчас хоть слово, ты
никогда не выйдешь замуж!
Костер медленно угасал, превращаясь в тлеющие угли, над
полями начал носиться утренний ветерок, а фрекен Снорк и
Филифьонка все собирали свои волшебные букеты. Иногда они
посматривали друг на друга и смеялись, потому что это не
запрещалось. Вдруг они увидели колодец.
Филифьонка пошевелила ушами.
Фрекен Снорк кивнула. От страха у нее побелела мордочка.
Они принялись что-то бормотать и выписывать круги,
притоптывая ногами. Седьмой круг был самым долгим, потому что
теперь им стало по-настоящему жутко. Но если ух начал ворожить в
ночь на Иванов день, то надо продолжать, а то еще неизвестно, чем
все кончится.
С бьющимся сердцем, пятясь, подошли они к колодцу и
остановились.
Фрекен Снорк взяла Филифьонку за лапу.
Солнечная полоска на востоке стала шире, а дым от костра
окрасился в нежный розовый цвет.
Быстро обернувшись, они поглядели в воду.
Они увидели самих себя, край колодца и посветлевшее небо.
Дрожа, они стали ждать. Они ждали долго.
И вдруг -- нет, даже страшно сказать! -- вдруг они увидели,
как громадная голова вынырнула рядом с их отражением в воде.
Голова какого-то хемуля!
То был злой и ужасно уродливый хемуль в полицейской фуражке!
В тот самый миг, когда Муми-тролль срывал свой девятый
цветок, он услышал отчаянный крик. Бросившись бежать, он увидел
огромного хемуля, который одной лапой тряс фрекен Снорк, а другой
-- Филифьонку.
-- Ну теперь вы все трое угодите в кутузку! -- кричал
Хемуль. -- Поджигатели! Морровы дети! Попробуйте только сказать,
что это не вы сорвали все таблички и сожгли их. Попробуйте, если
посмеете!
Но этого они, разумеется, не могли сделать. Ведь они
поклялись не произносить ни слова!


¶ГЛАВА ВОСЬМАЯ§
О том, как пишут пьесу


Страшно подумать, что было бы, если бы Муми-мама,
проснувшись в день летнего солнцестояния, узнала, что Муми-тролль
сидит в тюрьме! Или если бы кто-нибудь рассказал Мюмле, что ее
младшая сестренка, обмотавшись ангорской шерстью, спит в шалаше
из еловых веток, который соорудил Снусмумрик.
Ничего этого они не знали, и им оставалось только надеяться
на лучшее. Ведь на долю семейства муми-троллей выпадало
приключений куда больше, чем на долю любой другой семьи, и разве
все не кончалось благополучно?!


-- Малышка Мю привыкла сама заботиться о себе. Я больше
беспокоюсь о том, кто ненароком окажется рядом с ней, -- сказала
Мгомла.
Муми-мама выглянула из окна. Шел дождь.
"Только бы они не простудились", -- подумала она и осторожно
уселась на кровать. Она была вынуждена проявлять осторожность.
После того как они сели на мель, пол перекосило, и Муми-папе
пришлось прибить мебель к полу гвоздями. Хуже всего приходилось
им во время еды, потому что тарелки то и дело скатывались на пол,
а когда папа пытался крепко прибить их гвоздями, они
раскалывались. У всех было такое чувство, будто они постоянно
занимаются альпинизмом и поднимаются в горы, так как они ступали
одной ногой чуть выше, а другой -- чуть ниже. Муми-папа стал
опасаться, что их ноги начнут расти неодинаково. (Правда, Хомса
считал, что если ходить немного в противоположном направлении, то
ноги выровняются.)
Эмма, как обычно, подметала пол.
Она с трудом карабкалась наверх, подталкивая перед собой
мусор. На полпути мусор снова скатывался вниз, и ей приходилось
все начинать сначала.
-- Разве не лучше мести в другую сторону? -- осторожно
предложил Муми-папа.
-- Здесь я никому не позволю меня учить, как мести, --
возмутилась Эмма. -- Я так мету сцену с тех пор, как вышла замуж
за маэстро Филифьонка, и так буду мести, пока не умру.
-- А где же сейчас твой муж, Эмма? -- спросила Муми-мама.
-- Он умер, -- с достоинством ответила Эмма. -- Ему на
голову упал железный занавес, и им обоим пришел конец.
-- О, бедная, бедная Эмма! -- воскликнула мама.
Эмма порылась в кармане и вытащила пожелтевшую фотографию.
-- Вот как выглядел Филифьонк в молодости, -- сказала она.
Муми-мама взглянула на фотографию. Маэстро Филифьонк стоял
на фоне картины с изображенными на ней пальмами. На его
физиономии выделялись огромные усы, а рядом с ним примостился
кто-то ужасно озабоченный, с маленьким колпачком на голове.
-- Какой представительный! -- воскликнула Муми-мама. -- И
картину за его спиной я узнаю.
-- Это задняя кулиса для "Клеопатры", -- холодно заметила
Эмма.
-- Эту молодую даму зовут Клеопатра? -- спросила мама.
Эмма схватилась за голову.
-- "Клеопатра" -- это название пьесы, -- устало пояснила
она. -- А молодая дама рядом с ним -- это дочь его сводной сестры
Филифьонка. Удивительно несимпатичная племянница. Она присылает
нам каждый год открытки с приглашением на праздник летнего
солнцестояния, но я не утруждаю себя ответами. Вероятно, ей
просто хочется пристроиться в театр.
-- И вы ее не пускаете? -- с упреком спросила мама.
Эмма даже бросила метлу.
-- Сил моих больше нет! -- воскликнула она. -- Вы ничего не
знаете о театре, пичегошеньки. Меньше чем ничего. И хватит об
этом.
-- Не могли бы вы, Эмма, немножко просветить меня? -- робко
попросила Мумп-мама.
Эмма заколебалась, но затем решила смилостивиться.
Она села на краешек постели возле Муми-мамы и сказала:
-- Театр -- это не зал и не палуба парохода. Театр -- это
самое важное в мире, потому что там показывают, какими все должны
быть и какими мечтают быть, -- правда, многим не хватает на это
смелости, -- и какие они в жизни.
-- Так это же исправительный дом! -- в ужасе воскликнула
Муми-мама.
Эмма терпеливо покачала головой. Она взяла клочок бумаги и
дрожащей лапкой нарисовала театр для Муми-мамы. Она объяснила что
к чему и записала, чтобы Муми-мама ничего не забыла.
Пока Эмма рисовала, подошли все остальные и окружили ее.
-- Вот так было в театре, когда мы ставили "Клеопатру", --
рассказывала Эмма. -- Зрительный зал (а не гостиная) был полон
людей, и никто не шелохнулся и слова не вымолвил, пока шла
премьера (это значит, что пьесу играют в самый первый раз). Когда
зашло солнце, я, как обычно, зажгла огни рампы и три раза
стукнула об пол, прежде чем поднялся занавес. Вот так!
-- Это зачем? -- спросила Мюмла.
-- Чтобы было более торжественно, -- призналась Эмма, и ее
маленькие глазки сверкнули. -- Это словно зов судьбы, рок,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Роллинс Джеймс - Кости волхвов
Роллинс Джеймс
Кости волхвов


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - вильдграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - вильдграф


Андреев Николай - Пятый уровень. Война без правил
Андреев Николай
Пятый уровень. Война без правил


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека