Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

дух-щекотунчик с глазами как плошки и сел меж ветвей катальпы. Но
дружинник был глупый, и подумал, что щекотунчик прибежал на запах бузы и
жареной дичи.
А Лух Медведь вскричал:
- Что ты брешешь! Отец первого короля Алома - сам Шакуник! Всех
великих королей вынимали из корзинок и птичьих клювов!
Белый Эльсил усмехнулся.
- Все равно престолом он завладел незаконно... Это-то вы не будете
оспаривать?
- Почему? - спросил Бредшо. - Потому что захватил его убийством?
Белый Эльсил покачал головой.
- Нет. Когда Шадаур Алом получил королевство, все родственники его
жены по мужской линии были мертвы, а имущество по закону при этом
переходит к старшей дочери. Не считая, конечно, вдовьей части. Вдова
затворилась, три года жгла свечи. Наконец покойник явился: совсем как при
жизни, только голову держал под мышкой. "Боги, говорит, меня отпустили до
утреннего прилива."
Теперешние Белые Кречеты - от ребенка, зачатого этой ночью. И с тех
пор, как он зачат, род Аломов, стало быть, царствует незаконно.
Лух Медведь вскочил с места:
- Это позор, что тут рассказывают о короле! Знаем мы, от кого
беременеют через три года после смерти мужа!
Надо сказать, что Лух Медведь не так давно захватил караван с
шерстяной тканью из Кадума, и очень многие его за это попрекали, потому
что он почти ничего не раздал дружинникам.
Марбод Кукушонок тоже встал, распустил шнурки у плаща, плащ кинул на
землю, и ссадил на него с плеча белого кречета.
- Такие слова, - сказал Кукушонок, - не кадумская шерсть. За такие
слова полагается платить.
Тут собачьи головы на ножнах мечей насторожились, а люди увидели, что
сегодня случится две песни: про стеклянный дворец и про поединок. А
щекотунчик в ветвях катальпы посинел и стал делать так: глаза у него
остались неподвижными, а все остальное завертелось в шкурке, как жернов.
Марбод Кукушонок и Лух Медведь вынули мечи и велели людям рисовать
круг, и тут сбоку вынырнул отец Адрамет, монах-шакуник:
- Сударь... Никто не сомневается в величии вашего рода. Но что будут
говорить о сегодняшнем дне? Королю скажут: Марбод Кукушонок дрался, чтоб
доказать, что монахи-ятуны способны творить чудеса.
Смысла замечания Ванвейлен не понял. А Кукушонок закусил губу,
вбросил меч в ножны и молча сел. Его красивое лицо совершенно побледнело.

Возвращались, торопясь поспеть к вечерней трапезе. С крутой тропки
из-под копыт лошадей ссыпались камешки, и далеко справа в море плавало
уходящее закатное солнце. Ванвейлен размышлял: "Пусть два брата покорили
двести с лишним лет назад империю. Значит, и условия в одной ее части не
могут сильно отличаться от условий в другой. С этой стороны огненной горы
монахи продают зуб Шакуника, он же - швырковый топор на языке людей. С той
стороны горы продают, видимо, чешую Шакуника, она же - черепаховый
гребень... Страна Великого Света - всегда по другую сторону огненной горы,
но по ближайшем рассмотрении удивительно схожа. Ибо иначе что останется от
исторической необходимости, которая все же существует? А что поймет
местный крестьянин или Кукушонок в их корабле? Даже обшивки не одолеют.
Крестьянин скажет: обвалился зубец Небесного Града, а Марбод решит: вот
он, пропавший меч Ятуна увеличенных размеров..."
Марбод ехал рядом. Он ждал ответа от колдуна и очень жалел, что не
смог подраться с Лухом Медведем. Потому что он победил бы Медведя и
подарил бы ему жизнь и все остальное, и Медведю пришлось бы стать как бы
младшим братом Кукушонка. Вот они, монахи, такие: делают вид, что мешают
поединку, а на самом деле мешают примирению после поединка.
- А скажите, - спросил Ванвейлен, - за Голубыми Горами - такие же
порядки?
Марбод помолчал. Пятнадцать лун назад он побывал в соседней стране,
но при всех говорить об этом не собирался. Об отсутствии его ходили
удивительные слухи. Дружинники его рассказывали, что Марбод провалился в
Золотую Гору и провел там один день, - а в среднем мире в это время прошло
полгода.
- Я там не воевал, - ответил Марбод.
Ванвейлен фыркнул про себя. По-видимому, война была тут не только
главным способом экономического обмена, но и главным способом обмена
информацией.
- А кто воевал? - спросил он.
Марбод понял, что колдун не заметил нелжи, опечалился: плохой колдун.
Ну да ничего. Колдуна делают слухи, а не заклинания. Поберегись, Арфарра,
я такие слухи распущу про этого колдуна! Припомнится тебе неподаренная



лошадь!
- Покойный король собирался воевать, да не успел. Господин Арфарра
воевал, да и господин Даттам. Господин Даттам и его дядя два года воевали
против императора, пока император не сделал дядю наместником провинции.
Ехавшие впереди охотники услышали имя Даттама и заволновались. Кто-то
внезапно запел песню. Это была красивая песня о молодом рыцаре Даттаме. В
ней говорилось, что меч Даттама сверкал над миром, как полумесяц, и что
белый плащ его расстилался над полями, как иней, и что все, что он ни
награбил, молодой Даттам отдавал войску. Это была хорошая песня с грустным
концом, потому что она кончалась рассказом о том, как Даттама предал его
собственный дядя, и как дядя получил звание наместника, а Даттам должен
был постричься в монахи.
Ванвейлен перегнулся через седло к отцу Адрамету и сказал, улыбаясь:
- Сдается мне, отец Адрамет, что ваши слова о могуществе империи
несколько преувеличены, если человек может поднять восстание против
императора и заполучить через это титул наместника.
Отец Адрамет пожал плечами, видимо не желая ввязываться в неприятный
политический разговор даже далеко от родины.
- Да, - сказал задумчиво Марбод, поправляя красивой рукой удила, -
так всегда. При сильных правителях мятежнику полагается веревка, а при
слабых правителях мятежнику полагается титул наместника. Вот и мы,
Кречеты: король хотел бы нас удавить, как давят блоху в миске, а мы из
поколения в поколение - наместники Верхней Ламассы.
- По наследству?
- О, - сказал Киссур, - не то, чтобы по наследству, потому что где-то
в законах королевства есть запись, что чиновники должны назначаться каждые
три года. Каждые три года король нас утверждает в этой должности, но я не
слыхал, чтобы он кого-то не утвердил.
- А что будет, если король вас не утвердит?
Марбод улыбнулся.
- Вы видели, господин Ванвейлен, сегодня утром, как вертелся в
деревне шаман, призывая весну? Что будет, если шаман откажется вертеться?
Весна, я думаю, все равно наступит, а вот у шамана будут серьезные
неприятности.
Ванвейлен усмехнулся. Когда дело шло об обычаях грязных крестьян,
суеверный красавец Марбод выказывал себя чуть ли не атеистом.
- А храм Шакуника сильнее короля?
- Шакуники, - сказал Марбод, - просто торговцы. Не было еще такого,
чтобы торговец в мире что-то значил.
Ванвейлен рассердился:
- Сдается мне, Марбод, что торговцы храма кое-что значат, раз вы
охраняете их караван, да и грабите по их указке.
В мире что-то сломалось. Марбод помолчал, облизнул губы.
- Я - королевский инспектор, - сказал он. - Ежели торгаши просили у
меня покровительства...
Хлестнул лошадь и ускакал.
Лух Второй Медведь погладил сапсана и громогласно заметил:
- Шакала назвали шакалом, а он в ответ: у меня грамота, что я волк...
А вот вы, господин Ванвейлен, сразу видно, знатный человек, - и по словам,
и по осанке. И корабль ваш честный, а не купеческий...
Слева, задумчиво склонив голову, слушал медвежьи слова храмовый
торговец. Он уже заметил, что заморские торговцы для торговцев держатся
слишком гордо. Так и собирался доложить.
Монах-шакуник перегнулся через седло к Ванвейлену и, подмигнув, хитро
спросил:
- Что же такого предложил вам Марбод в пещере, что вы так открыто
разрываете с ним отношения?
- Я? Я не хотел...
- Бросьте, господин Ванвейлен, - или вы не знали, что нет худшего
способа обидеть знатного человека, чем назвать его торговцем или другом
торговцев? Эти люди гордятся тем, что их прабабку изнасиловал горный дух,
и что предки их жрут прохожих в своих могилах, и они считают, что
совершили угодное небу дело, если застали на горной тропе торговца и,
ограбив его, зарубили. Так что он вам предложил?
Ванвейлен густо покраснел. Предложение Марбода быть идейным
наставником в государственном перевороте его не очень-то устраивало; но
доносить он на Марбода не собирался. Не то чтобы Ванвейлен был против
государственного переворота как такового, - но ему казалось, что если
Марбод сядет на место короля, в этой стране ничего не изменится, да и
вообще в ней ничего нельзя изменить.
- Что он вам предложил?
Ванвейлен нагло улыбнулся монаху и спросил:
- Так значит, Марбод - королевский инспектор! А что делает
королевский инспектор?
- Королевский инспектор, - сказал монах, - это глаз и око центральной


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Маккарти Кормак - Старикам тут не место
Маккарти Кормак
Старикам тут не место


Акунин Борис - Фантастика
Акунин Борис
Фантастика


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека