Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

по-моему, это и есть случай самого натурального помешательства, вы меня
простите, я не медик, я не вправе ставить диагнозы... Я искренне надеялся,
что хотя бы трагическая история вашего батюшки, сеньор Алонсо, заставит
вас взяться за ум. Я считал, что ваше странствие - своего рода игра... Что
вы поиграете в странствующего рыцаря - да и образумитесь... Что поделать,
инфантилизмом нынче страдают до сорока лет и до пятидесяти, никто не хочет
взрослеть, взрослеть неудобно, взрослеть неприятно... Но вы-то, вы, сеньор
Алонсо! Я так рассчитывал на вас... А теперь я вижу, что вы всерьез
отправляетесь носиться по свету в погоне за химерами, смеша всех добрых
людей, знакомых и незнакомых. И какой гуманистический пафос! Какая
выспренность! Никому вы не нужны, кроме себя самого да, простите, сеньоры
Альдонсы... которую вы своими же руками делаете навек несчастной!
Стало тихо, и в этой тишине слышно было, как невозмутимо, за обе щеки,
с чавканьем поедает олью Санчо Панса.
- "Я рыцарь, - медленно сказал Алонсо, - и, если на то будет милость
Всевышнего, умру рыцарем. Одни люди идут по широкому полю надменного
честолюбия, другие - по путям низкого и рабского ласкательства, третьи -
по дороге обманного лицемерия, четвертые - по стезе истинной веры; я же,
руководимый своей звездой, иду по узкой тропе странствующего рыцарства,
ради которого я презрел мирские блага, но не презрел чести. Я мстил за
обиды, восстанавливал справедливость, карал дерзость, побеждал великанов,
попирал чудовищ... Все мои стремления всегда были направлены к благородной
цели, то есть к тому, чтобы всем делать добро и никому не делать зла".
С портрета на него смотрел, улыбаясь, Рыцарь Печального Образа.
Авельянеда, дурачась, зааплодировал:
- Браво... Браво! Брависсимо!
- "Ничего больше не говорите в свое оправдание, сеньор мой и господин",
- сказал вдруг Санчо, - "ибо ничего лучшего нельзя ни сказать, ни
придумать, ни сделать. И разве то, что этот сеньор утверждает, что на
свете не было и нет странствующих рыцарей, не доказывает, что он ничего не
смыслит в том, что говорит?"
- А вы, милейший, молчите, - раздраженно бросил Авельянеда. - Сеньора
Наследственность и о вас сказала свое слово, и мне вас жаль. Каково это:
быть потомком поколений оруженосцев, которым поколения Дон-Кихотов вот уже
столетия обещают... подарить остров!
- "Я тот самый, - невозмутимо откликнулся Санчо, - и остров я заслужил
не меньше всякого другого. Я из тех, о ком сказано: "следуй за добрыми
людьми, и сам станешь добрым... или еще: "кто под добрым станет древом,
доброй осенится тенью". Я пристал к хорошему хозяину... и, ежели Бог
допустит, стану сам вроде него; и да пошлет Господь долгие годы ему и мне"!
Санчо поднял бокал и в полной тишине выпил; Авельянеда сопел, Алонсо
шагнул навстречу оруженосцу:
- Санчо... Санчо, считай, что в этот момент я тебя окончательно за все
простил!
- Не лыком шиты, - сказал довольный Санчо. - Признайтесь, хозяин, а вы
думали, что все Панса держат "Дон-Кихота" на полке, но никогда не читают!
Вы думали, что все Панса, как их достойный прародитель, вообще не умеют
читать, а подписывать свое имя научились, разглядывая надписи на мешках с
зерном? А вот вам! Четыре класса, как есть, закончили, какое-никакое, а
образование!..
И они обнялись.
Санчо подумал, что знает этого человека всего неделю, и за это время
успел один раз предать его и один раз спасти, и что теперь согласен отдать
руку за его благополучие, да что руку - голову...
И что теперь он с новым ужасом смотрит в будущее, потому что одно дело
- хоть сколько неприятная поездка с чужим человеком, и совсем другое -
быть свидетелем неудач, несчастий, унижений близкого друга.
Авельянеда встал, едва не опрокинув тяжелый стул:
- Господа... простите. Сеньора Альдонса... простите! Я не могу быть
свидетелем... всего этого. Быть равнодушным свидетелем - значит быть
соучастником...
Ага, удовлетворенно подумал Санчо. Не удержался. Пробило тебя перед
лицом улики...
Алонсо улыбнулся:
- Сеньор Авельянеда... В гневе вы произнесли фразу, достойную самого
рыцаря Печального Образа. "Быть равнодушным свидетелем - все равно что
быть соучастником". Вспомните, сколько раз в жизни вам приходилось быть
вот так равнодушным свидетелем! Как вы можете спокойно есть и пить, когда
сейчас, в это самое мгновение, где-то умирают от голода дети! И не в
далеких странах - рядом, в получасе спокойной ходьбы!
- Сеньор Алонсо, - подал голос молчавший до того Карраско. - Мы с вами
тысячу раз говорили... Помощь, о которой вас никто не просил - тоже
преступление!
Вмешательство в чужие дела, которые вас не касаются - тоже преступление!
- Напрасная трата слов, - махнул рукой Авельянеда. - Этому сеньору



кажется, что он в своем уме... Что ж, не стану вам мешать. Прощайте!
- Одну минуту, - сказал Санчо, когда Авельянеда был уже в дверях. -
Одну минуту... Я хочу вернуть вам ваши деньги.
Авельянеда поднял брови:
- Что такое, любезный Панса?
- Ваши деньги, - громко повторил Санчо и взял со стола поднос. - Те
самые, что вы анонимно заплатили мне за то, чтобы Дон-Кихот никогда не
вышел на дорогу.
Здесь все, забирайте-забирайте.
И, поклонившись, как лакей в трактире, протянул Авельянеде поднос.
Авельянеда долго смотрел на пачку денег, на письмо, а все смотрели на
Авельянеду. Он надувался, становясь похожим на бурдюк с вином, на один из
тех отвратительных бурдюков, с которыми сражался еще Рыцарь Печального
Образа.
- Как человек бережливый, - хладнокровно продолжал Санчо, - говорю вам:
заберите денежку, в хозяйстве пригодится. Кто за копеечку не держится,
тот сам ни гроша не стоит. Берите.
И снова молчание. Надутый и красный сосед стоял как на арене цирка -
под многими взглядами.
Наконец, Авельянеда зашипел. Засипел, засвистел, как проколотый
воздушный шар, и только потом обрел способность к членораздельной речи:
- Вы... Вы! Идиоты! Безумцы! Да чтобы я! Свои деньги! Потратил на
этого! На это! Свои деньги! Да вы рехнулись тут все! Это оскорбление, я
буду вправе, как честный идальго, потребовать пятьсот суэльдо за обиду! Да
если какому-то идиоту интересно тратить свои деньги, чтобы этот, - он
ткнул пальцем в сторону Алонсо, - чтобы этот сумасшедший, чтобы этот дон
Олух оставался дома... Да Бога ради! Но чтобы платить деньги этому Санчо,
надо быть вдвойне идиотом, потому что если за этим, - снова хамский жест в
сторону Алонсо, - стоят поколения сумасшедших идеалистов, то за этим, - он
ткнул пальцем Санчо в грудь, - стоят поколения полных дебилов, которые
рисковали шкурой не ради идеи даже - а ради "губернаторства на острове"...
Вы, бездарности, присвоившие обманным путем чужую славу! Славу добрых и
честных людей, которые в поте лица своего трудились на благо общества... а
не мотались по дорогам! Вы, свихнувшиеся на одной-единственной книжке,
занудной, лживой и к тому же плохо написанной!
"Хитроумный идальго Дон-Кихот"! И чтобы я платил свои деньги, чтобы вас
удержать? Да скатертью дорога! И пусть на вас падут все побои, все
унижения, вся грязь, вся навозная жижа, которую так щедро получал в своих
странствиях Рыцарь Печального Образа. В десятикратном размере!
И Авельянеда ушел.
Санчо посмотрел на поднос в своей руке. Посмотрел Авельянеде вслед.
Если допустить, что письмо написал не сеньор Авельянеда... А судя по
его реакции, так оно и есть...
Или он хороший актер?
Кто его знает. Но если письмо написан все-таки не сеньор Авельянеда...
Санчо посмотрел на Карраско.
И Алонсо перевел взгляд на Карраско.
И Альдонса смотрела на Карраско, и Фелиса, притаившаяся у дверей,
смотрела на Карраско; прошла минута, другая, Карраско жарился под этими
взглядами, будто на медленном огне, но делал вид, что ничего не замечает.
Героически запихивал себе в глотку кусок за куском...
Поперхнулся.
Закашлялся.
Встал. Огляделся, будто загнанная в угол мышь; часто задышал:
- Алонсо? Алонсо?! Вы же знали моего отца! Вы же меня знаете с детства!
Вы же знаете... И теперь вы смотрите так, будто я... Да как вам не стыдно!
Пусть этот Санчо знает меня всего неделю... пусть сеньора Альдонса терпеть
меня не может...
но вы-то?! Как вы могли... подумать?! Обо мне?! Что мне теперь делать,
после того, как на меня пало такое подозрение? Что мне, повеситься? Да, я
не хотел, чтобы вы уходили! Я и сейчас не хочу! И честно могу сказать вам
в глаза: лучше бы вам никуда не ходить! Вот вы не говорите вслух об этой
легенде, легенде вашего рода, но я знаю, вы в нее немножечко верите... Как
наивный Панса немножечко верит в свое губернаторство. А вы говорите себе:
ничего, что все мои предки потерпели неудачу. Ничего, что историю
Дон-Кихота называют "блестящим и подробным отчетом о крушении иллюзий".
Ничего, думаете вы, я попробую, может быть, у меня получится... Но это
тоже иллюзия! Быть оптимистом в наши дни - это так унизительно... Сеньор
Алонсо, мне будет больно, если вас затопчет какое-нибудь стадо свиней! Я
люблю вас... а за дружбу, за сочувствие... вот такая плата. Да, может
быть, этот Санчо все придумал, сам написал письмо и морочит вам голову! А
вы... Прощайте.
И он быстро, почти бегом, вышел.



скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Земляной Андрей - Шагнуть за горизонт
Земляной Андрей
Шагнуть за горизонт


Посняков Андрей - Легат
Посняков Андрей
Легат


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека