Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Где он? - щурясь сквозь дым и выискивая ротного, спросил Сенека. -
Ты его видишь?
- Кого?- спросил лаборант.
С ревом над головой профессора прошла бронестрекоза, и ему на голову
посыпались маленькие жгучие бомбы. Мышь, приплясывая на клавишах
компьютера, пыталась увернуться от плоского жала большой лаборантской
отвертки.
"Все равно бессмысленно, все равно никакой пользы... Все равно я буду
прав... - пытаясь успокоиться, подумал Сенека и тут увидел нужного гры-
зуна. - Ага! - сказал себе Сенека. - Сейчас!"
Каким-то невероятным образом грызун-сладострастник был уже внутри ук-
реплений пряных. Шевеля усиками, Эпикур несся по лабиринту, с удо-
вольствием сшибая все на своем пути. Не в состоянии проникнуть сквозь
стекло инструментом, Сенека подскочил к пульту компьютера, оторвал мышь
и, швырнув ее в первого лаборанта, пробежал тонкими пальцами по клави-
шам. Мышь в лабиринте легко уворачивалась от взрывов и продолжала свой
путь. В каждом ее повороте, в ударах ее хвоста, в ее писке было столько
здорового удовольствия и прыти, что, вычесывая из волос неразорвавшиеся
бомбы, Сенека даже не чувствовал боли, такая в профессоре поднялась ре-
шимость.
- Ну, так мы фиксируем? - спросил лаборант, наконец вынимая изо рта
авторучку. - Профессор?
- Дайте мне что-нибудь в руку! - вдруг страшным голосом заорал Сене-
ка, и тут же в его протянутую руку лег тяжелый тупой топорик, услужливо
снятый вторым лаборантом с пожарного щита.
Разглядеть сквозь многослойное стекло было ничего нельзя, во-первых,
проклятое солнце, так помешавшее профессору, теперь окончательно спрята-
лось в тучах, и лампа светила еле-еле, как сонный белый глаз, а во-вто-
рых, лабиринты в результате многих взрывов были, как разноцветной водой,
наполнены густым дымом. Взмахнув топориком, Сенека, не помня себя, уда-
рил в стеклянный макет. Во все стороны посыпались визжащие мыши и оскол-
ки. Внутри макета что-то вспыхнуло, и тут же оглушительно грохнуло, об-
дав лицо экспериментатора клубом черного зловония.
- Вот он, профессор! - сказал первый лаборант и показал концом авто-
ручки, дочиста вылизанным металлическим перышком куда-то на пол лабора-
тории.
Шевеля усиками, ротный несся во всю прыть, он задирал хвост и все так
же повизгивал. Сенека кинулся на него. Удар. Еще один удар топора, мимо!
Хвостик ротного мелькнул и скрылся во мраке распахнутого сейфа. Лабора-
торию медленно затягивало чадом разрушенного макета. По полу под ногами
крутились взбесившиеся мыши. Оба лаборанта, плюнув на науку, пытались
открыть массивную железную дверь, ведущую на волю, вниз, на лестницу,
спускающуюся в нижние этажи Института войны. Они кашляли и ругались, но
Сенека ничего не слышал и не видел.
Решительно войдя в огромный сейф, он наносил удары направо и налево,
топор со звоном отскакивал от ржавого металла. Потом звякнула первая
разбитая бутыль с "мышиной сладостью", на лицо и руки атакующего поли-
лась густая пахучая смесь. От следующего удара лопнула еще одна бутыль.
Жирная струйка скатилась под халатом и достигла напряженной стопы про-
фессора, и тотчас он ощутил острую боль. В стопу вцепились маленькие зу-
бы. Через минуту по телу ученого карабкались уже несколько грызунов.
Перемазанный с ног до головы пахучим густым препаратом, Сенека вылез
из сейфа и пытался сбросить с себя атакующих. Здесь были все: и грили, и
пряные, и мумми-смертники - все рода войск, привлеченные идеальным ла-
комством, кинулись на пацифиста. Они рвали резцами его халат, его тело,
откусывали белые пальцы. Перед тем, как потерять сознание, Сенека в пос-
ледний раз увидел прямо перед собою весело задранные усики ротного. Мыш-
ка вскарабкалась к нему на подбородок и прицелилась в затекший "мышиной
сладостью" глаз.
Спустя сорок минут, когда из двух огнетушителей лаборанты наконец
сбили пламя и из шланга промыли заваленную мышиными трупами битым стек-
лом и поврежденной электроникой лабораторию, от профессора Сенеки остал-
ся лишь скелет. Белый, начисто обгрызенный, ни кусочка халата не оста-
лось на нем, скелет лежал с протянутой рукой. А между фалангами разомк-
нутых пальцев пацифиста шевелила усиками мышка в остатках резинового
чехла.


Глава 12. ВАКСИ
В науку Вакси пришел из искусства. Первую стажировку он проходил в
возрасте сорока лет. На ней сильный пианист сразу потерял три пальца на
левой руке и три пальца на правой. Беда Вакси состояла в том, что он яв-
лялся ярым сторонником тезиса перехода от теории к практике, тогда как
основная центральная линия предполагала обратный ход, от практики к тео-



рии.
В Институте он вскоре стал одним из первых борцов с технологическим
развитием оружия. Антитехнологи утверждали, что идеальная война - это
война голыми руками. На первой своей стажировке, уже после ранения, Вак-
си, отправленный на службу адъютантом в центральный штаб, доказывая свою
теорию, перешел на сторону противника. Он задушил голыми руками шестьде-
сят восемь человек штабного начальства. Пять человек ему пришлось
все-таки прирезать, а двоих просто пристрелить. Эта стажировка для Вак-
си, человека не способного отделить чистое искусство от точного ис-
кусства войны имела неприятные последствия. Его чуть не расстреляли, но
как раз в тот момент, когда флажок палача должен был упасть, когда дол-
жен был зазвучать победный возглас: "Пли!", истекла последняя секунда
его стажировки. Зато потом его кандидатскую работу дружно провалили на
ученом совете закрытым голосованием, и администрация Института на месяц
перевела его из научных сотрудников в лаборанты.
По учреждению ходило с три десятка анекдотов о похождениях Вакси во
время стажировок. Трудно отделить здесь истину от вымысла, но утвержда-
лось, что в качестве ротного командира он вел своих людей в бой в стро-
гом шахматном порядке, одев половину из них в белые, а половину в черные
одежды, и закрепив на груди и на спине каждого солдата круглые таблички,
со знаком соответствующей фигуры. Вакси разыгрывал на поле боя знамени-
тый эндшпиль Кручинского. Из обычных мелкокалиберных пулеметов, без вся-
кого ратного труда, противник стряхнул шахматные фигурки с гладкой пес-
чаной доски пустыни.
Вакси горько сокрушался и утверждал, что ошибка, конечно, была, и что
партия неизбежно увенчалась бы успехом, прими противник условия шахмат.
В другой раз вместо вызова бульдозеристов, он вызвал транспорты Мов-
зи-залов, он сам лично укладывал покойников в гробы, каждого из них це-
ловал в губы. После чего, используя остатки недогоревших зданий и трупы
мирного населения, построил из гробов абстрактную картину-предмет. При
виде этого произведения искусства профессор Рубик, прибывший в район с
целью инспекционной, неожиданно сошел с ума. В Мовзи-зале, отбраковывая
незаконно поставленные гробы, санитары обнаружили в одном из них и само-
го Вакси, но Вакси был жив и, когда открыли крышку, с удовольствием же-
вал колбасу.
И вот, финальная стажировка. Все было готово в теории, оставалось
только нанести еще один победный мазок.


Глава 13. ПЫТКИ И КАЗНИ (окончание)
Очнулся Эпикур от сильной головной боли. Он попробовал разлепить гла-
за, и через какое-то время ему это удалось. Вокруг было темно. Ротный
попробовал шевельнуться и выяснил, что крепко связан тонкими ремешками.
"Так, кажется, я попал в плен, - соображал он. - Почему я ничего не
помню?! Я помню, как убили Нарцисса, помню, как они пошли в атаку...
Нарцисс шел с моим платком, и платок, значит, тоже погиб... Любопытно,
хоть кто-нибудь уцелел из моей роты?! Или уцелел я один? Может быть,
созрела необходимость измены, а я даже не в силах этого просчитать, от-
того что ничего не помню?!"
Где-то рядом знакомый голос простонал:
- Воды!..
- Вакси, это ты? - спросил наудачу Эпикур. - Где ты?
Обследование помещения привело к следующему результату: это была не-
большая прямоугольная комната с низким металлическим потолком, металли-
ческим полом и металлическими стенами. Ни окон, ни дверей в комнате не
было. В правом верхнем углу Эпикур нащупал крупную лампочку-трехсотватт-
ку из небьющегося стекла и тут же попытался кулаком ее разбить, но
только сильно ушиб руку.
В комнатке их было трое: сам Эпикур, тяжело раненый Вакси и гливер.
Гливер что-то пробормотал нечленораздельное и сразу умер. Было довольно
холодно, голова Эпикура кровоточила и болела.
- Что будем делать? - спрашивал он у Вакси, но тот только стонал в
ответ и просил воды.
"Если провал в памяти невелик, то часов через сорок стажировка закан-
чивается, - думал, лежа на спине, Эпикур, - только бы они газ не пустили
или не зажарили нас здесь!.. Конечно, бездарно роту положил, но в рамках
темы."
Загремели по металлу шаги, и под железным белым потолком вспыхнула
матовая яркая лампочка. Эпикур зажмурился от неожиданности.
- Пить... - простонал Вакси. - Застрелите меня, только дайте воды!..
Со скрипом распахнулась стена. Двое солдат подхватили Вакси под руки
и поволокли его по открывшемуся за стеной длинному проходу без дверей.
Радист только слабо отбивался.
- Попрошу ваш мандат! - потребовал молоденький офицер в форме внут-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Чувства на продажу
Афанасьев Роман
Чувства на продажу


Эриксон Стивен - Врата Смерти
Эриксон Стивен
Врата Смерти


Посняков Андрей - Грамота самозванца
Посняков Андрей
Грамота самозванца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека