Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Это, должно быть, Мелани. Она плачет, - сказал он шепотом и сделал шаг в направлении, откуда доносились звуки, но Байферс его остановил.
- Не спеши, - сказал он и двинулся первым, крепко сжимая свой итальер.
Его опасения не оправдались, это действительно была Мелани. Она плакала, упав ничком в траву, ее руки были в крови.
- Эй, док, - негромко позвал Байферс. - Док, это мы, поднимайтесь.
Он осторожно дотронулся до ноги Мелани и, когда она резко обернулась, отпрянул.
- Это вы? - удивленно спросила она.
- Мы, - подтвердили Гэри и Эрик.
- А я думала, вас убили... - пробормотала Мелани и, шмыгнув носом, отерла слезы окровавленной рукой. Байферс заметил, что кровь течет из мелких порезов на костяшках ее пальцев.
- Где третий, Мелани? - спросил Гэри, постепенно приходя в себя.
- Я... я никого не видела... Только это шум, треск... Ужасный треск, как будто... Ой! Я сильно порезалась! - воскликнула Навински, заметив свои израненные руки.
- Давайте уходить отсюда, - сказал Байферс и, быстро оглядевшись, подобрал с земли автомат Мелани. Его собственное оружие было уничтожено, автомата Гэри он тоже не нашел.
Доктор Навински самостоятельно поднялась с земли и даже нашла свой ранец с лекарствами. Гэри помог ей обработать ссадины и порезы, а затем измученные беглецы стали осторожно выбираться из зарослей. Существовала опасность появления третьего охотника, тела которого они не нашли.
Спустившись к подножию горы, группа двинулась вдоль невысоких деревьев, которые прикрывали их со стороны пустыни. Под ногами оседал сыпучий грунт, а до следующего островка зелени, в котором они намеревались укрыться, было еще далеко. Именно в этот момент из-за одиноко стоявшего скального столба вдруг вышел третий охотник.
Байферс вскинул автомат, но стрелять не стал. Монстр был сильно изувечен, его механические руки были расплющены и наполовину отломаны, оборванные провода висели клочьями, словно водоросли.
- Герберт Апач! - отчетливо произнес охотник и, повинуясь заложенной программе, ринулся на объект поиска. Байферс открыл огонь, но пули девятимиллиметрового "сюзи" отскакивали от брони гиганта, словно горох. Между тем остатки его механических рук превратились в некие подобия зазубренных секир и выглядели очень страшно. Оттого, что киборг был поврежден, он не стал менее опасным.
Гигант несся с горы, повторяя "Герберт Апач! Герберт Апач!", и ничто не могло сдержать его, разве только автоматическая пушка.
Она ударила снизу, с правого манипулятора подкравшейся "кайры", и наискось прошлась по панцирю киборга, оставив ровные пробоины. Монстр был отброшен на склон, а Гэри, Байферс и Мелани что было мочи помчались вперед. Словно скальные крысы, они юркнули в заросли колючих кустов и под их прикрытием стали подниматься на гору, туда, где начинались образованные ветром и водой пещеры.
Преодолев бегом небольшой открытый участок, они добрались до входа в убежище и перевели дух, лишь когда оказались под надежными каменными сводами.
Гэри и Навински, одновременно вздохнув с облегчением, опустились на пол, а Байферс, как настоящий разведчик, выглянул еще раз, посмотреть на равнину.
Посмотрел и даже присвистнул.
Гэри встревоженно поднялся и подошел к нему. Все стало понятно.
От деревьев, росших у основания горы, и до самого горизонта по глинистой пустыне сновали шагающие машины. Роботы сопровождали бронемашины с пехотой, стояли, выстроившись в шеренги, в ожидании приказов, патрулировали предгорье группами по трое.
- Что они делают? - спросил Гэри.
- Похоже на облаву, - ответил Байферс. Он повернулся к Гэри: - Зачем тебя искали эти монстры, Апач?
Гэри пожал плечами:
- Понятия не имею... Вообще-то меня однажды собирались расстрелять...
- Что?!! - Байферс даже отшатнулся.
- Да ничего я не сделал, поверь мне. Я по пьянке попал в ящик с цветочными луковицами, а когда меня нашли, разыгрался самый настоящий скандал. Меня били в тюрьме какие-то уроды, а потом отправили на расстрел...
- И... как же ты сбежал?
- Я не сбежал. Просто очень кстати высадился имперский десант, и я отличился в бою. Все погибли, а я уцелел. Ну, и мне помогли пехотинцы, с которыми мы держали оборону. Сказали, раз все погибли, никто не узнает, что ты жив. Начни, говорят, новую жизнь, и отправили в госпиталь.
- Не знаю, говоришь ли ты правду, Апач, но согласись, отправлять для устранения какого-то висельника бригаду бойцов четвертого уровня, это... Это как-то не вяжется.
- Что ты ко мне с этим лезешь?! - разозлился Гэри. - Взял бы да спросил у этих уродов!
Они помолчали. Гэри осторожно покосился в сторону Мелани и шепотом спросил Эрика:
- А что ты думаешь по поводу, ну, ты понимаешь...
- Ничего не думаю. А точнее, даже думать боюсь.
- Понятно. И какие у нас теперь планы?
- Надо сообразить, - тихо сказал Байферс.
- Да, надо сообразить, - согласился Гэри.

42

В это утро пробуждение Императора Хаокина Известного было особенно тяжелым. Уже к десяти ему следовало быть на Военном совете, но спал монарх очень мало. Накануне он снова видел Нах-Нудлов и теперь не мог думать ни о чем ином.
Его Императорское Величество увидел их после ужина, отдыхая в беседке с поющими птицами.
Первый Нах-Нудл был белого цвета - очень яркий. Когда он появился, все птицы замолчали, словно подавились своими зернами. Посланник иного мира повисел среди стеблей дикого винограда, затем скользнул на стальной прутик клетки и вскоре потух. Однако ему на смену тут же пришел другой Нах-Нудл. Он был черный. Правильнее сказать, он был частичкой полной пустоты.
В отличие от белого собрата черный пробыл в беседке совсем недолго и вскоре исчез, однако птицы в этот день больше не пели.
Нах-Нудлы возникли всего в трех метрах от Императора, это было не очень близко и не очень далеко. Обычно они преодолевали такое расстояние за годы. Возможно, у Хаокина оставалось еще двадцать пять лет, а возможно, всего три. В лучшем случае можно было рассчитывать на тридцать, однако все это были лишь предположения. Существовала разработанная учеными специальная теория равновесия, - однако она не могла изменить законы бытия. Если кто-то где-то нарабатывал амброзию и поглощал ее, пытаясь обмануть время и пространство, он порождал пустые участки, которые стремились к насыщению. Они страстно желали унять свой голод и безошибочно двигались к "полям изобилия".
- Ваше Императорское Величество, в десять ноль-ноль у вас Военный совет, - послышался из-за ширмы почтительный голос придворного секретаря.
- Я помню, Сэлдом, - со вздохом отозвался Хаокин. - Пожалуй, я не буду сегодня утром принимав ванну. Это отнимет у меня последние силы.
- Желаете сразу одеться, Ваше Императорское Величество?
- Да, желаю, - вяло ответил Хаокин.
И сейчас же словно из ниоткуда появилась вереница слуг, каждый из которых отвечал за свой предмет Императорского туалета. Даже шелковые чулки и те имели ответственных за правый и, соответственно, левый.
Когда с одеванием было покончено, Его Императорским Величеством занялись парикмахеры. Затем был завтрак, во время которого личный врач Императора доктор Кох незаметно перевел часы, чтобы Хаокин ел не беспокоясь, ибо пищу следовало принимать без спешки
Наконец Император предстал перед Военным советом.
Длинный зал с украшенными знаменами стенами, вереница генералов в раззолоченных мундирах, все это навевало скуку.
"Надоело. До горечи во рту надоело", - подумал Император и сейчас же выругал себя за слабость. Он знал, что хандра приходит не навсегда и сменяется периодами продуктивной деятельности.
После того как Хаокин сел, заняли свои места все остальные члены совета. Их набиралось около трех сотен, что было совершенно излишне. Для нормального ведения войны хватило бы и двух десятков членов совета, однако на плечах Его Величества лежала и внутренняя политика. Лорды и бароны хотели привилегий и почестей. Он желали находиться в рядах приближенных, а потому приходилось устраивать этот театр.
Даже небольшие ошибки во внутренней политике, случалось, приводили к серьезным последствиям.
Взять хотя бы того же барона Хедцинга. Кем он был? Всего-то Придворным библиотекарем. Этот пост занимал его отец, а до него дед и прадед.
Хаокину это пост понадобился для сына лорда Галлиона, новообращенного дворянина, перебежавшего в стан имперцев из рядов вождей Конфедерации.
Император компенсировал Холдингам потерю поста новыми владениями на Антросе и Дейсо, однако те посчитали это оскорблением.
И вот теперь вместо родовитого библиотекаря Император имел дело с командующим Воздушной Армией бароном Холдингом, соединения которого отчаянно дрались с флотом Его Императорского Величества.
- Что вы сказали, лорд Мармед? - переспросил Хаокин, поняв, что пропустил какую-то фразу.
- Квартлийцы, Ваше Императорское Величество, они снова восстали.
- Все планеты?
- Нет, только первая десятка индустриально развитых миров.
- А крестьяне, значит, не воюют?
- Крестьяне работают, Ваше Императорское Величество, им некогда бунтовать.
- Хорошо бы всех сделать крестьянами, - задумчиво произнес Император. - Но ведь это невозможно. Империи нужна индустрия... Вот что, лорд Мармед, попытайтесь подкупить этих рабочих вождей. Не хотелось бы жечь мегаполисы, на восстановление которых потом уйдет не один десяток лет.
- Слушаюсь, Ваше Императорское Величество. - Лорд Мармед поклонился и сел. Военный Совет был единственным собранием, где дворянам разрешалось сидеть в присутствии Императора.
Следом поднялся лорд Стромберг-младший, отец которого командовал 18-м Гвардейским легионом.
- Воздушная Армия барона Холдинга, Ваше Императорское Величество...
- Что опять с этим Холдингом? - Хаокин намеренно опустил титул "барон".
- После взятия нами Куггеля основной удар был направлен на Замбези. Планета имеет очень своеобразную плотную атмосферу, и "динго" Воздушной Армии не дают нам высадиться на материки.
- Ну так уничтожьте их базы, - развел руками Хаокин. Он не понимал, в чем тут проблема.
- Армия Холдинга базируется не на Замбези, а в космосе на своих авиаматках, Ваше Императорское Величество. Приближаться к себе они не позволяют, а создать решающее преимущество в силе мы не можем - часть палубной авиации задействована в остаточных операциях на Куггеле.



- А что у нас с другими силами? - Император взглянул на лорда Квисленда, отвечавшего за военное планирование. Тот торопливо поднялся и одернул мундир.
- Крейсеры 202-го, 33-го и 78-го легионов могут быть доставлены в течение двадцати часов. С авианосцами сложнее - им нужно трое суток...
- Лорд Стромберг? - Император посмотрел на молодого генерала.
- Трое суток слишком долго, Ваше Императорское Величество, вот если бы... - Стромберг бросил быстрый взгляд на лорда Кроу. Тот коротко кивнул - эта информация уже не являлась для Конфедерации секретом. - Реконструкторы, Ваше Императорское Величество, вот кто сумел бы помочь нам.
- Хорошо, - кивнул Хаокин. - Считайте, что вы их получили.
Поначалу он хотел пожадничать, но потом решил, что нечего тут жалеть. Пусть вся мощь Империи работает на победу.
Лорд Стромберг-младший поклонился и сел.
За огромным столом повисла гнетущая тишина. Все опустили головы, и только Придворный навигатор сидел выпрямившись как палка.
- Ну, говорите, лорд Трауб. Порадуйте нас несчастливым пророчеством... - с кривой усмешкой произнес Император. Придворного навигатора никто не любил, а все три Академии критиковали его методы, однако это не мешало Траубу точно предсказывать появление Третьей Силы.
Обычно она проявлялась в виде гигантских кораблей, которые проходили через самый центр театра военных действий. Откуда они приходили и куда девались, никто не знал. Корабли выглядели грозно, и на всякий случай имперские легионы останавливали все военные операции.
Случалось, что кто-то из "гостей" вдруг появлялся на том или ином имперском судне. После этого матросы всю жизнь рассказывали, какой ужас они испытали при виде неизвестных существ.
Император и сам не раз слышал подобные рассказы. Он помнил их еще с детства. Каждый рассказчик описывал "гостей" по-своему и наделял их самыми разными качествами.
- Ваше Императорское Величество, появление Третьей Силы следует ожидать через два месяца... - известил лорд Трауб, вставая. Он знал, что страх перед Третьей Силой трансформируется у придворных в неприязнь к нему самому. Трауб не всегда был лордом, и этого ему тоже не могли простить. Свой титул и приближение к Императору он получил за особые способности и службу государству.
- Так-так... - Император нервно забарабанил пальцами по столу. - А что, если на этот раз мы воспользуемся случаем и пошлем парламентеров? Небольшой катер с белым флагом, а? Что скажете, лорд Трауб?
- В прошлом такие попытки уже были, Ваше Императорское Величество... Думаю, вы знаете.
- Да, я помню, - со вздохом согласился Хаокин. Этот случай тоже был среди множества других рассказов. Тогда к гигантским судам Третьей Силы выслали разведывательное судно "Карат" во главе с капитан-лейтенантом Теофилом Броуном.
Одно из судов поглотило храброго разведчика без следа и продолжило свой ход как ни в чем не бывало.
С тех пор никто не заговаривал о попытках контакта, и вот теперь Император Хаокин вернулся к этой теме. Наверное, потому, что чувствовал себя в этот день очень скверно.
- Ладно, на этом все, - произнес Хаокин. Он поднялся и быстро пошел к выходу, давая понять, что на сегодня ни о чем больше не желает слышать.
Секретари и личный врач выскользнули следом за ним, и только после этого члены Совета задвигались и начали подниматься со своих стульев.

43

Восемнадцать авианосцев Воздушной Армии барона Холдинга были выстроены в один ряд и напоминали гревшихся на мелководье хищных рыб. Синяя звезда бросала на них холодный свет, и их бока блестели, словно рыбья чешуя. Только приблизившись, можно было заметить, как возле похожих на рыб судов вьются, словно растревоженные рои лесных ос, тяжелые "кронфоссеры" и сверхлегкие "динго".
При всей кажущейся неразберихе каждое из судов следовало по установленному для него порядку. Одни эскадрильи возвращались с заданий, другие, перезаряженные и заправленные топливом, только выходили в космос. На флангах построения несли службу два судна дальней разведки, которые прослушивали и просматривали пространство, куда только могли дотянуться их сканеры и радары.
Несмотря на формальную принадлежность к вооруженным силам Конфедерации, барон Холдинг вел свою собственную войну. Если Конфедерация признавала пользу стратегических пауз, переходов на заранее подготовленные позиции и прочих завуалированных отступлений, то Воздушная Армия барона Холдинга дралась, не разжимая челюстей и не отпуская врага слишком далеко. Волны истребителей накатывались на противника одна за другой, и у имперцев не было возможности передохнуть.
С Холдингом не любили иметь дело, но иногда другого выхода просто не было. В боях за Куггель и Замбези эта почетная обязанность выпала на долю лорда Стромберга и его 18-го Гвардейского легиона.
Если б не поток своевременно поступавших резервов, 18-й Гвардейский имел бы уже серьезные проблемы Бесперебойное снабжение плюс экспериментальная эскадрилья бригадира Морана, которую изредка разрешали задействовать в боях, - вот на чем держалось преимущество лорда Стромберга.
Как только пришло сообщение от Стромберга-младшего, который добился разрешения использовать экспериментальные "М-7" против авианосцев барона Холдинга, командующий вызвал к себе Морана, чтобы поговорить с ним лично. Он мог, конечно, передать приказ по радио или посредством видеоконференции, однако лорду нравилось общаться с Мораном. В этом человеке командующий чувствовал недюжинные силы, и сам заряжался от него неиссякаемым оптимизмом. Ну как с такими солдатами не победить!
- Ты уже догадался, о чем пойдет разговор? - спросил командующий бригадира, когда тот прибыл.
- Думаю, это связано с проблемами на Замбези, сэр...
- Ты прав. Ты как всегда прав. Нужно прижать барона Холдинга. Он не дает нам развернуться
- Это будет нелегко, - заметил Моран.
- Я знаю. Но ты справишься
Они помолчали. Лорд Стромберг пытался угадать, думает ли о чем-нибудь бригадир Моран или за него уже все сделали вычислительные устройства.
- Какова моя задача? - наконец спросил Моран
- Нужно, чтобы они отступили или хотя бы потеряли пару авианосцев. Холдинг осторожен, он побережется. А нам этого как раз хватит, чтобы высадиться на Замбези.
- Слушаюсь, сэр, - кивнул Моран, давая понять, что хотел бы вернуться на базу.
- Если вопросов больше нет, я тебя не задерживаю.

44

Моран допускал, что лорд Стромберг действует из лучших побуждений, отдавая приказ очистить путь эскадрилье.
Возможно, он думал об удобстве реконструкторов и хотел, чтобы никто из имперцев не мешался у них под ногами, однако этим он открыл свои намерения противнику. Именно этим, и ничем другим. Едва ли это случилось из-за перехвата и дешифровки приказа. Скорее всего, разведчики Воздушной Армии сами заметили перемещение имперских истребителей за некую границу.
А если пространство освобождают, значит, там должен кто-то появиться.
Вышедшую из "прыжка" эскадрилью реконструкторов авианосцы встретили дружным залпом из носовых оборонительных орудий. Заряды "пушек Лаваля", пусть даже не крейсерской мощности, пришлись в самую гущу "М-7". По счастливой случайности, ни один из них не был уничтожен, однако нескольким машинам были нанесены чувствительные ожоги. Учитывая, что вся их поверхность ощущалась реконструкторами как собственное тело, пилоты получили болевой шок.
Однако никто не вышел из боя, и эскадрилья в полном составе бросилась на два выбранных мишенями авианосца.
Рванувшиеся навстречу "кронфоссеры" были обойдены изящным маневром, и лишь вставшие многоярусной стеной "динго" приняли на себя удар плазменных пушек.
Последовала яростная схватка, в которой десяток машин Воздушной Армии гибнул за каждый уничтоженный "М-7", но почти тридцати пилотам-реконструкторам удалось выйти на ударные позиции.
Взвились светящиеся линии струн, которые с кажущейся медлительностью поплыли навстречу серебристым корпусам авиаматок.
Неуемные "динго" снова бросились на врага, сковав маневренность эскадрильи, однако возможность атаки против двух или даже трех авианосцев все еще оставалась.
Двадцать шесть "М-7" уже были разделаны пушками "динго" на металлические обрывки, но ради того, чтобы поставить Холдинга на место, бригадир Моран был готов рискнуть и большим. Если он погибнет - что ж, технология отлажена и уже завтра ему на смену придет другой бригадир.
Из полутора десятков выпущенных струн сбить удалось лишь восемь. Остальные благополучно добрались до своих жертв и с легкостью их рассекли. Моран еще ни разу не видел, как разваливаются на полосы лент большие корабли. Белое пламя, истекающая плазма и брызги расплавленного металла - все это было потом, а в первые мгновения, схваченные только сверхскоростным зрением реконструктора, Моран отчетливо видел ленты.
Были и вопли. Боль окружала реконструкторов, и каждый срикошетивший от корпуса "М-7" снаряд заставлял их вскрикивать и скрежетать зубами.
Они могли отключить свою боль одним нажатием клавиши, но чувствительность тандема пилот-машина была залогом их силы и неуязвимости.
Не успел Моран передать код новой команды, как прямо по голосовому каналу пришла - нет, не информация, а крик о помощи.
Эскадрильи Воздушной Армии набросились, словно стервятники, на авианосцы 18-го легиона, оставленные без должного прикрытия на орбитах Куггеля. Что ж, Холдинг стоил того, чтобы его боялись и уважали. Поняв, что сдержать "М-7" ему не удастся, он направил тысячи своих молодчиков на имперскую группировку Куггеля. Что они сейчас там делали, можно было только догадываться.
"Уходим", - распорядился Моран языком кода, и тотчас сорок восемь оставшихся машин быстрым броском вышли из боя. Некоторым из них оставалось совсем немного, чтобы выпустить еще по паре струн, однако приказы у реконструкторов не обсуждались. Такой функции у них просто не было.
Напоследок по уходившим в "прыжок" кораблям ударила одинокая "пушка Лаваля" Артиллеристам повезло - два "М-7" разлетелись в тонкую пыль, поскольку были уже наполовину "не здесь". Что-то досталось и самому Морану. Неприятное ощущение огромной ссадины. Где это - на оставшейся плоти или на корпусе машины? Уцелевшие "М-7" успешно вышли из "прыжка" возле самого Куггеля. Представшая их глазам картина была воистину ужасающей. Обломки горящих агонизирующих авианосцев, судов сопровождения и станций связи валились в атмосферу целыми снопами. Призванные охранять свои авиаматки "дудхаймы" бестолково метались туда-сюда, временами обстреливая даже друг друга.
Черно-желтые "кронфоссеры" и "динго", напротив, работали очень грамотно и не упускали случая, чтобы не всадить снаряд в зазевавшегося врага. Причем одна часть молодчиков Холдинга "наводила порядок" на орбитах, а другая, используя ситуацию, "причесывала" наземные подразделения на поверхности планеты. Время от времени машины Холдинга выходили из атмосферы целыми группами. С пустыми патронными коробами и чрезвычайно довольные собой, они уносились в сторону Замбези.
Если бы не бестолковое поведение собственной авиации, противнику дали бы отпор наземные ПВО, но сейчас у них просто плавились процессоры, поскольку в небе находились даже не сотни, а десятки тысяч целей. Обработать их и определить, кто свой, кто чужой, а где лишь обломок разбитого судна, было просто невозможно.
Подгоняемый истошными воплями местных наземных командиров и жалобами капитанов атакованных судов, Моран приказал своим пилотам спускаться в атмосферу. Правда, при этом следовало забыть о плазменных пушках, основным оружием "М-7", но и с обычными автоматическими роторами они были вполне дееспособны.
Уже одно только появление реконструкторов в небе Куггеля произвело на противника должное впечатление, и черно-желтые разбойники потянулись в космос.
Морану удалось уничтожить пять машин противника, прежде чем он почувствовал онемение в нижней части своего большого комбинированного тела. Вначале это ощущение было неприятным, но затем бригадир почувствовал облегчение. На виртуальном экране появилось предупреждение: "Потеря технической жидкости. Критический уровень".
"Давайте без меня. Выхожу из-за повреждения", - передал Моран своим и вдруг увидел себя несущимся по ночной дороге на открытом авто. Это была "сирена-леонард", подаренная ему старшим братом. Иметь такую тачку в восемнадцать лет было просто здорово. Рядом с ним сидела Розалин Тэсс, их школьная красавица. Кажется, сегодня она была готова на все, ведь завтра ей предстояло уезжать в другой город. Розалин поступила в колледж.
Как же хорошо было вновь стать молодым и почувствовать на своем лице спрессованный скоростью ветер.
- Хорошо бы вот так всегда нестись по этому шоссе, правда? - сказал тогда Джеймс Моран.
- Да, - согласилась с ним Розалин и обожгла его таким взглядом, что Джеймс чуть не выпустил руль.
- Было бы здорово, Рози, если бы мы никогда не расставались! - закричал он от радости. - Скажи мне, что я должен для этого сделать? Стать самым богатым человеком мира или достать с неба звезду? Скажи мне, Рози, я сделаю все!
- Убей их всех, Джеймс...
- Что ты сказала?..
- Убей их всех...
Когда Моран снова обрел контроль над своим "М-7", он бросил его вон из атмосферы Куггеля и выскочил в космос. Теперь бригадир точно знал, что ему следует сделать. Убить всех он не мог, однако понимал, что уничтожить нужно как можно больше.
Его истребитель ушел в "прыжок", следом за ним "прыгнули" двое из его эскадрильи. Они вышли чуть позже, и потому у Морана было время прицелиться.
Силуэт флагмана "Академик Первухин" стремительно приближался. Рассечь его струной представлялось непростой задачей, флагман был очень большим. Однако срезать рубку Морану было вполне по силам. У него оставалось три струны, а значит, он мог рассечь корабль в районе кормы - в самом узком месте.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Приглашение в рабство, или Требуются девушки для работы в Японии
Шилова Юлия
Приглашение в рабство, или Требуются девушки для работы в Японии


Свержин Владимир - Лицо отмщения
Свержин Владимир
Лицо отмщения


Шилова Юлия - Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь
Шилова Юлия
Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека