Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- А вот и моя безопасность! - воскликнул Зарецкий, воздевая руки, как
конферансье, демонстрирующий выход артистов. - Бес опасный! - попытался он
произнести каламбур и, чувствуя, что неудачно, повел рукой, отметая
неполучившуюся шутку. - Садитесь! - указал он на остававшиеся свободными
места. Щелкнул пальцами, подзывая служителей, указывая на пришедших и тут же
о них забывая. И пока наклонялась над бокалом черная французская бутылка,
обернутая в белую салфетку, и золотились галуны на малиновом камзоле,
Белосельцев, пользуясь невниманием к себе окружающих, стал наблюдать и
слушать.
- Итак, достопочтенные господа и вы, наша блистательная дама. - Зарецкий
склонил лысоватую, с желтыми проплешинами голову в сторону Дочки, блестя над
ней черными веселыми глазами. - Не случайно мы выбрали для нашего торжества
этот императорский дворец, ибо день рождения Татья-ны Борисовны, которое мы
празднуем здесь, в самом торжественном зале России, если хотите, является
своеобразным венчанием на царство! Русской государственности в переломные
периоды было свойственно выдвигать на первые роли женщин, которые умели
собрать вокруг себя блистательных мужчин, верных сынов Отечества и направить
их таланты и добродетели на служение Матушке-России. Не боюсь впасть в
преувеличение, но я нахожу прямое сходство между императрицей Екатериной и
нашей Татьяной Борисовной. Государственный ум, смелость, способность
сплотить таланты, понимание ближней и дальней перспективы - все это делает
нашу именинницу дочерью своего отца, продолжательницей великих реформ. В
такие эпохи, как наша, одни люди сгорают дотла, превращаясь в горстку
ненужного пепла. Другим, редчайшим, удается уголь своей сгорающей жизни
превратить в алмаз. Татьяна Борисовна принадлежит к последним. Она бриллиант
нашей политической элиты, и я счастлив моим подарком подтвердить это
сравнение. - Зарецкий сунул руку в карман пиджака, извлек сафьяновый футляр.
Отворил его, и на черном бархате возникла ослепительная струйка бриллиантов,
словно волшебная золотая змейка в солнечной чешуе, лежащая на темном камне.
- Вашу ручку, августейшая Татьяна Борисовна! - Зарецкий, чуть кривляясь, но
с глубочайшим почтением укрепил на запястье именинницы драгоценный браслет,
успевая оглаживать ее пальцы. Прижал к своим малиновым губам ее ладонь,
продлив поцелуй на мгновение дольше, чем следовало, позволяя собравшимся
отметить это многозначительное промедление. Все поднялись, чокались
шампанским. Дочь держала над столом хрустальный бокал, приветливая,
милостивая, позволяя любить себя, восхищаться собой.
Почти без перерыва, не давая источиться возникшему в застолье
воодушевлению, поднялся Премьер. Сдержанный и деликатный, понимая свое
достоинство и значение и одновременно тонко чувствуя свое место среди
влиятельных персон, стал говорить:
- Мне, собственно, почти нечего добавить к вышесказанному. Как русский
офицер, должен заметить, что служение для меня есть естественная
потребность, подкрепленная воинской присягой. И я, пусть это подтвердят
знающие меня, не изменял ей никогда. Служить под началом нашего Президента
есть высшая для меня честь, а пользоваться расположением Татьяны Борисовны -
высшая для меня награда. Мне думается, что в случае, если меня поддержат мои
уважаемые коллеги и друзья, мы бы могли разработать законопроект о
преемственности власти, аналог акта о престолонаследии, и добиться принятия
Думой закона. Повторяю, для меня не будет выше чести и награды, чем
возможность служить под началом Татьяны Борисовны. За что и предлагаю
поднять наши звонкие бокалы! - Он быстро осмотрел всех настороженными
глазками, проверяя, не наговорил ли лишнего, так ли были поняты его льстивые
шутки. Перед тем как поднести бокал к вялому рту, сделал знак стоящему у
дверей служителю. Тот на мгновение исчез, вернулся к столу, неся нарядную
золоченую шкатулку. Премьер принял шкатулку, нажал в ней какую-то кнопку,
ящичек с мелодичным звоном раскрылся, из него выпорхнула крохотная,
выточенная из слоновой кости балерина и под хрустальные переливы музыки
стала кружить, поворачивая во все стороны хрупкую ножку. Премьер с поклоном
передал подарок имениннице, и та с любопытством, приоткрыв от удовольствия
влажные губы, рассматривала забавную шкатулку. Благодарно коснулась плеча
Премьера. Все пили шампанское, тянули из блюд лепестки красной рыбы, розовые
ломти языка, рассеченные надвое яички с горкой красных икринок. Балерина в
шкатулке продолжала танцевать и кружиться.
Поднялся Главный Администратор, столь слабый телом, что казалось, его
изможденная шея и хилые плечи едва удерживают тяжелую лысую голову с
остатками рыжей растительности. Он держал ножку бокала двумя руками, словно
боялся, что не справится с тяжестью хрусталя, и прежде чем начал говорить,
некоторое время шевелил губами, словно вспоминал, как произносятся забытые
слова.
- Помимо всех перечисленных достоинств, которыми природа щедро наделила
нашу дорогую именинницу, я бы особо отметил еще одно, быть может,
необязательное для красивой женщины, но абсолютно необходимое для
государственного деятеля. Это бесстрашие, умение рисковать и идти до конца
во имя цели. Мы пережили много трагических минут, когда решалась судьба
страны, судьба власти, наша личная судьба. Кровавый коммуно-фашистский путч.



Чеченская война. Последние президентские выборы, совпавшие с опасной
болезнью Президента, повлекшей за собой операцию на сердце. Во всех
перечисленных случаях власть качалась на шатких весах, нам грозила
смертельная опасность. И всегда Татьяна Борисовна проявляла отвагу,
жертвенность, неутомимость, и часто благодаря ее воле и оптимизму мы
исправляли безнадежную ситуацию. За нашу воительницу, за русскую Жанну
д'Арк! - Он поднял двумя руками бокал, как священник подымает дароносный
сосуд. Сделал служителю знак выпуклыми, печально увлажненными глазами, и тот
поднес к столу старинный кокошник, шитый золотой нитью, убранный речным
жемчугом. - Позвольте, Татьяна Борисовна, я увенчаю вас этим древним русским
убором. - Он отпил шампанское, осторожно поставил бокал и, выйдя из-за
стола, бережно поместил кокошник на голове именинницы. Та распрямила плечи,
приподняла подбородок, свежая, властная, полная соков и сил, поводя глазами,
дыша шеей и полуоткрытой грудью. Все аплодировали стоя, а Главный
Администратор, довольный, вернулся на место, схватил вилкой скользкий
грибок.
Хозяйственник Президента, которого за глаза многие любовно называли Плут,
вальяжно приподнял свое тучное тело, облаченное в тонкий дорогой костюм.
Жестом опытного застольного декламатора повел рукой, привлекая к себе
внимание:
- Это все, - распахнул он руки, умещая в объятия роскошный зал с гербами,
знаменами, золоченой геральдикой, с резным троном и горностаевым пологом, -
это все я готовил для вас, для народа, для России. Кто-то говорит, что
это-де слишком дорого, не по карману, когда кругом такая разруха и голодуха.
Но это, скажу я вам, обычное лицемерие. Люди в своей бедности и в напастях
придут сюда и радостно ахнут: "Вот она Россия! Жива, сильна, царственна!
Значит, можно и потерпеть, когда-нибудь и у меня будет радость!" - Плут
поправил на животе расстегнувшуюся рубаху, из которой выглядывал полный
живот с крупным пупком. Не смущаясь, зная, что его любят, ценят, глядят
сквозь пальцы на его плутовство, поднял бокал. - Уважаемая Татьяна
Борисовна, видит Бог, когда я торопился построить этот императорский зал и
приглашал сюда лучших ювелиров, краснодеревщиков, скульпторов, я мечтал, что
успею к вашему дню рождения. Я подымаю бокал в сердце Кремля, желаю вам
счастья и повторяю слова запорожцев в адрес Екатерины Великой: "Будь
здорова, как корова, плодовита, как свинья, и богата, как земля!" - Мужским
плотским взглядом он осмотрел именинницу, ее открытую белую шею, выпуклую
шаровидную грудь, вылепленные под тканью соски. Та благосклонно улыбалась,
мерцая жемчужным кокошником, и соски ее еще больше набухли под шелком.
Служитель в белых чулках и завитом парике внес подарок - старинную икону
Параскевы Пятницы.
- Покровительница торговли и строительства. - Плут передал икону
имениннице, предварительно поцеловав старинное дерево влажными от еды
губами. - Будем торговать, будем строить, будем молиться.
Дочь приняла подарок, перекрестилась, приложилась к образу, и служитель
отнес подарок к маленькому столику, бережно уложил рядом с другими
подношениями.
Следующим говорил Художник с утомленным лицом умного царедворца. Он,
рисовавший множество правителей и властелинов, которые бесследно исчезли из
жизни, но сохранились на его парадных портретах, теперь был среди новых
хозяев жизни, пригласивших его на пир. Когда-нибудь он поместит это застолье
на свой огромный холст, положит на стол перед пирующими огромную
отвратительную ящерицу, на голову именинницы вместо кокошника повяжет черную
гремучую змею, Администратору в растворенных губах нарисует два кровавых
клыка, карманы Плута будут туго набиты ворованными купюрами, Зарецкий будет
держать на коленях голенький трупик задушенного им ребенка, на Премьере
генеральский мундир будет надет на голое тело, а ляжки под столом будут
женские, пухлые, с приоткрытым золотистым лобком. Но все это будет позже,
когда присутствующие потеряют власть и влияние. Теперь же его выцветшие губы
сложились в тонкую почтительную улыбку, и он с поклоном обращался к
виновнице торжества:
- Великие женщины России всегда были ревнителями искусств. Вы, уважаемая
Татьяна Борисовна, служите России в том числе и на этом поприще. Когда мэр,
невзлюбив меня, отказал мне в Манеже и тысячи москвичей, ожидавших открытия
моей выставки, были горько разочарованы, вы, Татьяна Борисовна, замолвили
слово перед Президентом за скромного художника, и Москва две недели
выстраивалась перед Манежем в тысячную очередь. Ваша любовь к России
несомненна, и русские художники ожидают от вас дальнейших благодеяний. - Он
махнул служителям, и те, распахнув узорные двери, внесли портрет в тяжелой
золоченой раме. Дочь Президента была изображена в бархатном синем платье, с
высокой прической. Ее строгое, надменное лицо выражало властолюбие и
потаенную страсть, а на белой руке, на запястье, красовался бриллиантовый
браслет, точно такой же, что недавно подарил ей Зарецкий.
Все ахнули, любуясь портретом, сравнивали нарисованные бриллианты с
настоящими. Дочь встала из-за стола, подошла к Художнику, поцеловала его в
бледную, слегка отвислую щеку. Тот поклонился, осторожно прижал к губам ее


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Стальной дрозд
Русанов Владислав
Стальной дрозд


Акунин Борис - Ф.М. (том1)
Акунин Борис
Ф.М. (том1)


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека