Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

и про него постепенно забыли. Однако преемники старого Хобарта продолжали
начатое им дело. Яйцеглавы были окружены самым внимательным уходом и
каждый день получали сведения обо всем, что происходило в мире, а также
любые другие, какие могли их заинтересовать.
Флаксмен вдруг широко улыбнулся, а потом многозначительно произнес:
- И вот теперь нет больше не только писателей, но и словомельниц, так
что последнее слово остается за тридцатью яйцеглавами. Вы только
подумайте! Тридцать настоящих писателей, у которых было почти двести лет
для накопления материала, для творческого роста и которые могут работать
двадцать четыре часа в сутки! Ну как, няня Бишоп, мы готовы?
- Мы уже десять минут как готовы! - отозвалась она.
Гаспар и Зейн Горт посмотрели на стол. В дальнем его конце, опираясь на
черный воротничок, стояло большое дымчатое серебристое яйцо. Рядом были
разложены его "глаза", "рот" и "уши", но они еще не были включены в
соответствующие розетки.
Флаксмен удовлетворенно потер руки.
- Погодите! - остановил он няню Бишоп, которая протянула руку к
проводу, соединенному с глазом. - Я хочу представить его по всем правилам.
Как его зовут?
- Не знаю.
- Как так - не знаете? - ошеломленно спросил Флаксмен.
- Вы же сказали, чтобы я принесла любой мозг.
- Я уверен, что мистер Флаксмен вовсе не хотел сказать что-то обидное
по адресу ваших подопечных, няня Бишоп, - мягко перебил ее Каллингем. -
Говоря "любой мозг", он имел в виду только, что они все в равной степени
одаренные художники. А потому скажите нам, как мы должны называть этого
яйцеглава?
- А! - воскликнула няня Бишоп. - Седьмой. Номер седьмой!
- Но нам нужно знать имя, - возразил Флаксмен. - А не номера, которыми
вы пользуетесь у себя в Детской - что, замечу между прочим, мне кажется
весьма бесчеловечным. Я искренне надеюсь, что персонал Детской не
обращается с яйцеглавами, как с машинами, - это могло бы пагубно
отразиться на их творческих способностях, внушить им мысль, что они всего
только компьютеры.
Няня Бишоп задумалась.
- Иногда я называю его Ржавчиком, - сказала она наконец. - У него под
воротничком есть желтоватое пятнышко. Я хотела принести Полпинты, потому
что он самый легкий, но Полпинты начал возражать, и когда вы прислали
мистера Ню-Ню, я выбрала Ржавчика.
- Я имею в виду его настоящее имя, - сказал мистер Флаксмен, с трудом
сдерживаясь. - Нельзя же представлять великого литературного гения его
будущим издателям как просто Ржавчика.
- А-а, - она на мгновение заколебалась, а затем решительно объявила: -
Боюсь, я тут ничем вам помочь не могу. И самим вам этого выяснить не
удастся, даже если вы обшарите всю Детскую и просмотрите все записи, какие
только у вас имеются.
- Ч-Т-О?!!
- Около года назад, - объяснила няня Бишоп, - яйцеглавы по каким-то
своим причинам решили, что хотят навсегда остаться анонимами. И заставили
меня уничтожить все документы, где имелись их имена, а также спилить
напильником надписи, выгравированные на каждом футляре. Даже если у вас
есть какие-нибудь списки, вам не удастся установить, кому из них
принадлежит какое имя.
- И у вас хватает дерзости спокойно заявить мне, что вы совершили
этот... этот акт бессмысленного уничтожения, не получив на то моего
разрешения?
- Год назад "Мудрость Веков" вас нисколько не интересовала, - гневно
возразила няня Бишоп. - Ровно год назад, мистер Флаксмен, я позвонила вам
и начала рассказывать об этом, но вы сказали, чтобы я не надоедала вам со
всякими древними ископаемыми - пусть яйцеглавы делают все, что им
заблагорассудится. Вы сказали - и я цитирую вас дословно: "Если эти
хвастуны в жестянках, эти консервированные кошмары вздумали завербоваться
в Иностранный легион в качестве штабных компьютеров или, привязав к своим
хвостам ракеты, унеслись в космическое пространство, я заранее согласен".



16
Глаза Флаксмена слегка остекленели - то ли при мысли о шутке, которую
сыграли с ним тридцать безымянных писателей, когда писатели были всего
лишь стереокартинкой на книжной обложке, то ли потому, что он объявил
консервированными кошмарами такую коммерческую ценность, как тридцать
литературных гениев, способных к самостоятельному творчеству.
Тут снова вмешался Каллингем.


- Проблемой анонимности мы сможем заняться и потом, - сказал он. -
Возможно, яйцеглавы сами изменят свое решение, когда узнают, что их ждет
новая литературная слава. И даже если они все-таки предпочтут остаться
анонимными, достаточно будет ставить на титуле их книг "Мозг номер один и
Г.К.Каллингем", "Мозг номер семь и Г.К.Каллингем" и так далее.
- Ого! - почти с благоговением воскликнул Гаспар, а Зейн Горт заметил
вполголоса:
- Только не слишком ли однообразно?
Каллингем улыбнулся своей мученической улыбкой, но Флаксмен,
побагровев, поспешил на его защиту.
- Довольно! Мой друг Калли программировал словомельницы "Рокет-Хаус" в
течение десяти лет, и ему давно пора получить литературное признание!
Писатели больше века крадут славу у программистов, как раньше крали славу
у редакторов! Даже дутый писателишка с пустой головой и робот со швейной
машиной вместо мозга могли бы понять, что яйцеглавов нужно будет
программировать, редактировать, тренировать - называйте как хотите - и
сделать это способен только Калли!
- Извините меня, - перебила его няня Бишоп, - но Ржавчик не может
больше ждать, и я сейчас его включу.
- О, мы готовы, - мягко сказал Каллингем, а Флаксмен, вытирая пот со
лба, добавил с сомнением:
- Да, пожалуй.
Няня Бишоп жестом пригласила их всех встать у того конца стола, где
сидел Флаксмен, и повернула телевизионную камеру в их сторону. Когда она
вставила штепсель в верхнюю правую розетку серебряного яйца, раздался еле
слышный щелчок, и Гаспара вдруг пробрала дрожь. Ему почудилось, что в
телевизионном глазу что-то появилось - какой-то красноватый отблеск. Няня
Бишоп включила микрофон в левую верхнюю розетку, и Гаспар затаил дыхание,
о чем догадался только несколько секунд спустя, когда сделал невольный
шумный выдох.
- Ну же! - сказал Флаксмен, тоже тяжело вздохнув. - Включите динамик
мистера... э... мистера Ржавчика. А то по мне мурашки бегают. - Он
спохватился и виновато улыбнулся в сторону телевизионной камеры. -
Извините, старина!
- Но это может быть и мисс и миссис Ржавчик! - напомнила девушка. -
Ведь среди этих тридцати было и несколько женщин. А динамик я включу после
того, как вы изложите ему свое предложение. Поверьте, так будет лучше.
- Он знал, что вы принесете его сюда?
- Да, я ему сказала.
Флаксмен расправил плечи, посмотрел в телевизионный глаз, судорожно
сглотнул и жалобно оглянулся на Каллингема.
- Здрав-ствуй-те, Ржавчик, - заговорил тот размеренно и монотонно,
словно подражая машине или что-то ей втолковывая. - Меня зовут
Г.К.Каллингем, я совладелец издательства "Рокет-Хаус" и партнер Квинта
Горация Флаксмена, который в настоящее время опекает "Мудрость Веков" и
которого вы видите здесь рядом со мной.
Затем Каллингем вкрадчивым тоном изложил положение, создавшееся в
издательском мире, и осведомился, не пожелают ли яйцеглавы вновь приняться
за литературное творчество. Вопрос об анонимности он искусно обошел,
проблемы программирования коснулся лишь слегка (обычное сотрудничество с
редактором, сказал он), указал на заманчивые возможности использования
гонораров и в заключение произнес несколько красноречивых фраз о
преемственности литературы и общности писательских усилий на протяжении
веков.
- Мне кажется, это все, Флакси?
Его друг лишь кивнул.
Няня Бишоп включила динамик в розетку.
Довольно долго в комнате царила полная тишина, а потом Флаксмен не
выдержал и спросил хриплым голосом:
- В чем дело, няня Бишоп? Уж не умер ли он в своей скорлупе? Или
динамик не работает?
- Работа, работа, работа, работа! - тотчас сказало яйцо. - Только этим
я и занимаюсь. Думаю, думаю, думаю, думаю. Увы, увы, увы!
- Это кодовое обозначение вздоха, - объяснила няня Бишоп. - У них есть
динамики, с помощью которых они могут воспроизводить какие угодно звуки и
даже петь, но их я включаю только по воскресеньям и по праздничным дням.
Снова наступила неловкая тишина, затем яйцеглав затараторил:
- Ваше предложение, господа Флаксмен и Каллингем, для нас огромная
честь, невероятная честь, но принять его мы не можем. Мы пробыли в
изоляции слишком долго и не способны ни рекомендовать вам развлечения, ни
тем более поставлять их. Нас тридцать, обремененных своими маленькими
занятиями и любимыми делами. Нам этого достаточно. Я говорю от имени всех
моих двадцати девяти братьев и сестер, так как в течение последних
семидесяти пяти лет у нас не было расхождений по подобным вопросам, а
потому я от всей души благодарю вас, господа Каллингем и Флаксмен, да-да,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - Начало
Круз Андрей
Начало


Трубников Александр - Рыцарский долг
Трубников Александр
Рыцарский долг


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека