Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ускользнули от него...
Необходимо узнать, расспросить, беспощадно наказать изменников, а он
лежит тут, измученный страданием, умирающий, пригвожденный к постели. Все
эти мысли проносятся в мозгу маршала, и он шепчет:
-- Жизни мне! Жизни, которую я безумно растратил! Несколько дней...
несколько часов... чтобы воздать высшие почести тем, кто умер за отечество,
и наказать виновных! Как я страдаю! Господи! Как я страдаю!
Ночь проходит, ужасная, мучительная для маршала, только опиум помогает
ему забыться на время.
По стратегии, союзная армия должна бы немедленно двинуться к
Севастополю, преследовать русскую армию, которая, при новой атаке, была бы
отрезана на высотах Херсонеса, и -- почем знать? -- может быть, сдалась
бы... вместе с Севастополем!
Какая чудная мечта для солдата! Для главнокомандующего! Но Сент-Арно
умирает, делит власть с Рагланом! Приходится спорить, обсуждать в мелочах
малейшие движения войск. Англичане не торопятся, потому что не подобрали еще
своих раненых. А время идет. Надо отказаться от этой мечты.
Войска останутся еще сутки на поле битвы, затем медленно двинутся к
крымской крепости, к Севастополю.
Следующий после битвы день ужасен, изнанка славы -- тяжела!
Ярость стихла, энтузиазм исчез, рассудок вступил в свои права.
Оставшиеся в живых ощущают острое чувство боли. Сердце сжимается, на глаза
навертываются слезы при воспоминании об исчезнувших друзьях, товарищах по
оружию.
Остается смутная надежда... В лазарете... быть может, они там,
изувеченные, измученные, но все-таки живые! Увы, нет. Любимый товарищ лежит
на поле битвы, холодный, с остекленевшими глазами, с пеной у рта, неподвижно
смотря в небо! Стаи мух жужжат около него. Над ним вьются с шумом хищные
вороны...
Саперы спешно роют ямы -- огромные траншеи, куда относят мертвецов. Их
спускают туда по национальностям: англичан, французов, русских -- в разные
ямы. Спешно прикрывают землей и заливают негашеной известью. Корабли
привезли огромный груз извести для будущих мертвецов. В глубине этих траншей
лежит три тысячи русских, две тысячи англичан, тысяча пятьсот французов.
Шесть тысяч пятьсот убитых! Целое население любого городка!
На другой день после битвы на Альме армии пускаются в путь. Остановка
назначена на реке Каача, а в замке графа Нахимова остановится главный штаб.
Маршал еще жив. Благодаря самоотверженным заботам врача его состояние
несколько улучшилось. Его переносят в знаменитое ландо дамы в черном.
Он едет в полной парадной форме, бледный, как смерть, делая
нечеловеческие усилия, чтобы сидеть твердо и отвечать опечаленным солдатам,
которые вытягиваются во фронт и приветствуют его.
Сентябрьское утро великолепно. Тепло, солнце ярко светит, чудный пейзаж
перед глазами. Французская армия идет словно на прогулку, проходит луга,
поля, пажити.
Вдали сверкает спокойное море, на котором двигаются эскадры с белыми
парусами.
Вдруг раздаются выстрелы. Слышны крики.
Что это? Нападение? Засада? Нет!
Простая охота! Дичи множество, масса зайцев, стремительно убегающих
прижав уши. В них стреляют, преследуют их. Перепуганные животные бросаются
под ноги охотникам. Их ловят руками и убивают.
Берега речки восхитительны. Прелестные луга, сады, виллы, зеленые рощи,
чудные виноградники -- все это делает местность настоящим эдемом.
-- Виноград-то, -- замечает один из зуавов, видимо, знакомый с
библейской историей, -- чисто Ханаанский!
-- Вино в облатках, но вкусно! -- добавляет другой при виде спелых
гроздьев винограда.
-- Это доказывает, что вино в бочонках недалеко! -- заключает третий,
лакомясь виноградом.
-- А меду-то! Смотрите! У каждого дома пчельник... Берегитесь только
пчел!
-- Совсем обетованная земля!
-- Тетка Буффарик! Здесь лучше всякого оазиса!
-- Это правда, дети мои, -- говорит маркитантка, -- пользуйтесь
случаем! Нет известий от Сорви-головы?
-- Ничего нет, тетка Буффарик!
-- Это скверно и беспокоит меня!
-- Пустое! Не бойтесь! Наш Сорви-голова редкий молодчина!
-- Те-те-те! Это верно, голубчик! -- прерывает его маркитант, который
подходит к собеседникам, высоко держа голову, выпятив грудь, с развевающейся
бородой.
-- Наш Сорви-голова -- смельчак, которому не надо няньки...
Пушечный выстрел прерывает его слова.
-- Что такое? Пушка? Нападение на авангард?


Все глаза устремлены на Севастополь, который виднеется в десяти
километрах. Огромная туча дыма стоит над рейдом, и пушка грохочет
безостановочно. Нет, это не атака. Но рейд закрыт. Полагая, что он
недостаточно защищен, и желая запереть его, чтобы помешать союзному флоту
атаковать его с моря, Меньшиков приказал загородить вход, потопив русские
корабли. Без колебания, но с огромной тяжестью на душе он жертвует половиной
флота, решаясь на отчаянный и в то же время гениальный поступок.
Три фрегата и пять кораблей затоплены моряками. Вода проникает в люки,
врывается на мостики, заливает снасти. Корабли вертятся, качаются и тонут...
У некоторых из этих морских великанов агония продолжается долго. Они словно
не хотят погибать. Тогда их братья по оружию, другие корабли, подходят к
ним, стреляют и наносят им последний удар.
Флаги подняты, колокола звонят, священники служат заупокойную обедню,
слезы льются из глаз, из груди вырывается крик ярости и мести.
Жертва ужасна, но Севастополь спасен! План союзников -- напасть па
город с моря -- рушится. Осада крепости -- невозможна.
Эту новость сообщают маршалу, произносящему пророческие слова: -- Да,
это достойные потомки русских, сжегших Москву. Храбрые люди! Я жалею моего
преемника... кампания будет тяжелая!
Между тем арьергард французской армии переходит реку Каача и
подвигается вперед среди волшебного солнечного пейзажа. Переход кончен.
Просто приятная прогулка. Вот и замок графа Нахимова с окружающей его
деревушкой.
В этой деревне расположатся счастливые зуавы второго полка. Левое крыло
замка предназначено для раненых, следующих за войском в амбулаторных
каретах. Маршал перенесен в парадные апартаменты.
Тетка Буффарик завладевает кухней и считает своим долгом угостить штаб
изысканным обедом. Роза заботится о раненых. Несмотря на уверения зуавов, на
утешения отца, у нее тяжело на сердце. Она думает о Сорви-голове, дорогом
отсутствующем, исчезнувшем неизвестно куда, и дрожит при мысли, что даже для
привычного, смелого солдата эта неспокойная жизнь, эти неожиданные
приключения могут иметь роковой исход.
Но воспитанная в суровой школе долга, смелая девушка старается подавить
свои чувства и не отходить от раненых. Во время пути она сделала большой
запас винограда и угощает им раненых, измученных лихорадкой. Стоны и жалобы
умолкают при появлении доброй феи, ласковый взгляд и нежная улыбка которой
озаряют лучом надежды мрачную комнату.
Раненых около тридцати человек: артиллеристы, линейцы, охотники, зуавы
и несколько русских. Все они, забывая страдания под тихой лаской ее голоса и
взгляда, с восторгом смотрят на нее. В то время, как она кормит их сочным
виноградом, полковой врач хлопочет о размещении больных, развязывает
бандажи, вправляет руки и ноги, останавливает кровоизлияние. Все идет
хорошо, даже раненый лейтенант чувствует себя лучше. От него не отходит его
собачка-грифон.
-- Посмотрите, мадемуазель Роза, какой чудесный удар саблей! - не может
удержаться доктор.
-- Ах, господин доктор! Это ужасно! Как он должен страдать!
У раненого половина головы выбрита. Ужасная рана, разделившая череп на
две части, от лба до затылка, зашита у рта чудовищным швом.
-- Двадцать две булавки! -- бормочет доктор. -- Понадобилось двадцать
две булавки, чтобы соединить края, зато теперь держится отлично! Видите ли,
мадемуазель Роза, эти головные раны -- все или ничего! Если раненый не умер
после удара, он может поправиться. Этот молодец проживет еще сто лет,
клянусь вам, что через три недели он будет сидеть на лошади!
-- Спасибо, доктор, -- шепчет едва слышно раненый, -- и вам спасибо,
барышня!
На парадном дворе замка раздается топот скачущих лошадей. Группы
офицеров подъезжают к крыльцу. Перед главным рходом, у которого стоят два
часовых, развевается трехцветны и значок главнокомандующего. Слышны звуки
труб и барабанов.
По приглашению Сенг-Арно командиры войска собираются на военный совет.
Канробер, Боске, принц Наполеон, Форей -- четыре дивизионных генерала;
бригадные генералы: Эспинас, де-Лурмель, Бона; полковники: Клэр, Лебеф,
Бурбаки.
Всех их встречает полковник генерального штаба Трошю и ведет к маршалу.
Маршал, совершенно измученный болезнью, делает снова нечеловеческие усилия
над собой, чтобы председательствовать на этом совете... последний раз!
Отдав военный поклон маршалу, офицеры садятся. В этот момент сильный
толчок потрясает все здание сверху донизу и заставляет всех офицеров
вскочить на ноги. Потом глухой удар, и из подвала вырываются столбы пламени.

ГЛАВА IХ

Фантазия княгини. -- Огонь в мине. -- Порох. -- Сосиска, но не мясная.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Прозоров Александр - Проклятие
Прозоров Александр
Проклятие


Володихин Дмитрий - Возвращение в Форност
Володихин Дмитрий
Возвращение в Форност


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека