Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Он усмехнулся - мысленно, эмоции почти никогда не отражались на его лице, казалось, высеченном из камня. Вспомнил книги, которые доводилось читать, - все они в один голос утверждали, что злодеяния, свершенные Древними магами, вызвали столь великий гнев, что даже ньорки, их создания и их верные слуги, повернули мечи против своих хозяев. Книги лгали. Книги всегда лгут, как склонны ко лжи и те, кто держит в руке перо... Он, Д'раг, не знал, благодаря кому или чему ньорки получили право выбора, но они им воспользовались. Каждый - как сумел. Немало нашлось тех, кто не захотел отвернуться от прежних хозяев, кто посчитал нужным продолжить службу. У них были основания... в конце концов, родителей не выбирают. И потому под стенами Хрустальной Цитадели сошлись не только солдаты и маги, но и ньорки скрестили мечи со своими же сородичами.
Д'раг вздохнул... это были славные дни. С тех пор прошло много лет, слишком много. Он давно понял, что смерть не всегда является злом... он искал ее, ждал. Потом перестал. Мудрость приходит с возрастом, а у него было достаточно времени, чтобы дождаться ее прихода. И теперь Д'раг понимал что искать смерть бессмысленно, так же как и цепляться изо всех сил за жизнь. Все само придет в свое время, важно лишь, как ты встретишь неизбежное.
Внезапно он осознал, что из уст надоедливой гостьи прозвучало что-то очень важное. Что-то, заставившее могучие мышцы вопреки воле всколыхнуться мелкой дрожью. Не страха... скорее предвкушения битвы.
- Повтори, - коротко бросил он.
Это не прозвучало просьбой, это был приказ. Черри, до этого почти поверившая, что ньорк ее вообще не слушает, вдруг поняла, что, если она откажется повторить свои слова, великан выжмет их из нее. Даже если при этом ему придется переломать девушке все кости. А потому она несколько торопливо, чтобы не утратить вдруг прорезавшееся внимание ньорка, затараторила:
- Я говорила, Вечный Воин, что этот Тернер... не знаю, принадлежит ли ему это имя, не человек. Он сам признался, что является демоном, и дал доказательства тому. Я видела своими глазами, как он превратился в чудовище...
- В чудовище?
- Да, настоящее чудовище. Огромная пасть с клыками, с раздвоенным языком... он изменился очень быстро. Но этого мало, оказалось, что яд не действует на него...
- Яд?
- Я говорила, что попыталась ударить его мечом, но он остановил лезвие, напитанное ядом, просто ладонью.
Ньорк сделал короткий жест, и Черри поняла, что это приказ немедленно замолчать. В комнатке повисла тяжелая тишина. Прошло несколько минут - девушка старалась даже не шевелиться, чтобы не мешать раздумьям Вечного Воина, понимая, что именно сейчас тот решает, принять заказ или потребовать от гостей, чтобы они оставили его дом. Наконец великан шевельнулся и взглянул девушке прямо в глаза. Холодок страха пробежал по спине, во взгляде ньорка была смерть. И пока неясно было, кому предназначался этот взгляд.
- Если ты обманула меня, женщина, ты умрешь.
Это была даже не угроза. Скорее - просто информация. И Черри понимала, что ньорк вполне может сделать это и его не остановят ни клинки, ни стрелы, ни яд.
- В моих словах была только правда.
- Хорошо. Я найду этого Тернера. И убью его. Если смогу.
И в этот момент Черри испугалась по-настоящему. Так, как не пугалась уже очень давно, пожалуй, с детства. Все, что она когда-либо слышала о ньорках, сводилось к тому, что эти бойцы не ведают страха или неуверенности. И если Вечный Воин заранее, еще не увидев противника, выражает сомнение, что сможет справиться с ним один на один... это означало, что Тернер и в самом деле опасен. Очень опасен - куда более, чем она могла даже предположить. Вряд ли ньорка впечатлил рассказ о том, как Тернер перебил отряд, посланный за ним, гигант и сам мог уложить полсотни противников, даже не сбив дыхание, про ньорков рассказывали и не такое.
- Награда...
- Мне не нужно твое золото. Но мне понадобятся твои люди, чтобы быстро найти этого Тернера.
- Да будет так, Вечный Воин... - Черри склонила голову. Капельку ниже, чем готова была бы сделать это еще час назад.

Денис стянул с лица очки и обернулся. Просто чтобы еще раз убедиться. Все было верно, двери за спиной не было, только проем в стене, за которым виднелись устилающие пол каменные обломки. Тонкий путь закрылся - до следующего раза. До того момента, когда кому-нибудь опять понадобится войти в башню Тионны дер Касс.
- Странно, - хмыкнула Таяна после того, как Денис поставил ее на ноги. - По моим подсчетам, сейчас должно быть раннее утро, но солнце в зените. Если то пятно, просвечивающее сквозь облака, это солнце.
Денис присел на корточки, дотронулся рукой до земли, растер несколько комочков меж пальцами.
- Ты что-то нашел?
- Да... - протянул он и, встав, показал девушке испачканную руку. - Земля мокрая. А ведь дождь сюда не попадает - карниз мешает.
- И что? - пожала она плечами.
- Разве ты не помнишь? Ты руки мыла. Здесь, перед тем, как мы вошли в башню.
- Дьен, это было три дня назад... - Она осеклась на полуслове и задумалась. Затем кивнула. - Нет, ты прав. Если башня Тионны находится в кольце времени, то сколько бы мы ни просидели там, внутри, здесь бы ничего не изменилось.
Жаров с сомнением покачал головой:
- Не сходится. Тогда бы и она, сняв заклинание, оказалась бы снова в гуще сражения.
- Кто знает, что на самом деле задумала Тионна, - вздохнула молодая волшебница. - Она ведь была одной из Пяти... представь себе, одной из пяти самых сильных магов мира. Стрела помешала ей осуществить задуманное, и вряд ли мы догадаемся, что бы это могло быть. Скажи, ты еще не передумал похоронить ее?
- Нет, конечно, - удивленно ответил он. - Это ведь несложно. Здесь?
Тэй улыбнулась немного печально, и Денис понял, что похороны будут представлять определенную проблему. Девушка жестом указала ему на обломок каменной плиты присядь, мол. И начала рассказ.
- Со времен Древних осталось немало легенд. Не буду перечислять их все, не хватило бы и дня, к тому же часть из них - откровенный вымысел, столь очевидный, что верят в него только дети. А самые важные ты знаешь - это рассказы о могуществе Хрустальной Цитадели и о таинственном месте, где встречаются чудовища, - Гавани Семи Ветров. Есть несколько и других странных мест, та же Длань Мага, к примеру. Есть еще одна легенда - об Усыпальнице Высших. Упоминания об этом месте изредка встречались в древних текстах, но все как-то вскользь, как будто бы писавшие слышали о ней из очень уж недостоверных источников. Якобы это было место последнего упокоения самых могущественных магов, реже - выдающихся героев. Из обрывочных описей и родилась легенда - о том, что существует место, где могут быть похоронены лишь самые достойные. Вроде бы Усыпальница не принимает останки тех, кто не заслуживает этой чести. Считалось, что сведения о местонахождении Усыпальницы давно утрачены, если она вообще существовала.
- Предлагаешь ее поискать? - с оттенком иронии осведомился Жаров, которому не слишком улыбалась перспектива опять куда-то ехать с мешком костей, пусть и принадлежавших когда-то весьма вьщающейся личности. Раз уж настроились отправиться в Гавань, значит, надо ехать туда и не отвлекаться по дороге.
- Нет. Ее не надо искать. Я знаю, где она... совсем недалеко отсюда. Когда я искала подходящее заклинание среди книг, что сохранились в Шпиле Жизни, мне попался на глаза один интересный текст. В книге Усыпальница только упоминается, но можно понять, где ее найти. Именно там было последнее пристанище членов Совета Пяти. Думаю, Тионна хотела бы этого.
- Усыпальница тысячелетней давности!
- Думаешь, она разрушена?
Жаров в ответ только хмыкнул. Мало ли что он думает - похоже было, что Древние умели обманывать само время. Что по сравнению с этим какая-то гробница? Так, пустяки.
Ему вдруг остро захотелось увидеть этот склеп. Он и сам не знал, откуда возникло это желание, оно было иррационально, оно обещало задержку в пути, который и без того не вызывал у него особого восторга. И все же... и все же он коротко кивнул:
- Хорошо, мы поедем туда.
- Спасибо, - тихо, почти шепотом ответила она, и в глазах девушки Жаров увидел нечто большее, чем просто признательность. - Понимаешь, так надо. Она была великой волшебницей, самой великой... с тех пор никто не смог сравниться с ней. То, что она стояла у истоков войны... сейчас уже никто не разберет, кто был прав в той бойне, кто виноват.
Денис кивнул. Решение принято, и не стоит далее его обсуждать, снова и снова доказывая друг другу то, что уже не требовало слов. Он давно понял, что все, что происходит с ним на протяжении этих месяцев, - судьба. А от судьбы не уйдешь, она очень хорошо умеет настоять на своем. И если какие-то высшие силы, в существование которых большую часть своей жизни он не верил ни на грош, решили направить их на поиски этого древнего склепа... что ж, так тому и быть.

Путь преграждала стена. Огромная, вздымающаяся вверх на сотни локтей, она нависала над путниками, как будто бы угрожая в любой момент рухнуть им на головы.
Это место было ничуть не гостеприимнее, чем Выжженные Земли. О да, здесь была жизнь - чахлые кустики, которым вскорости, всего через месяц-другой, предстояло зазеленеть, несколько оживив черно-серый пейзаж. Внизу, у подножия скалы, можно было увидеть даже деревья - страшненькие, скрюченные под ударами непрекращающихся порывов ветра, но, несомненно, живые. Может быть, летом здесь не так тоскливо... но сейчас картина была настолько печальная, что Денис понял - это и в самом деле прекрасное место для Усыпальницы.
Скакун фыркнул и мотнул тяжелой бронированной головой. Здесь ему тоже не нравилось. Не настолько, чтобы, как ранее, категорически отказаться идти вперед... но животное чувствовало нечто, внушающее тревогу, и в меру сил пыталось дать понять хозяевам, что они выбрали не лучшее место для прогулки.
Тэй плотнее запахнула полы мягкого плаща, красивыми складками стекающего по чешуйчатым бокам скакуна. Стекавшего... сейчас полы плаща трепало ветром, ледяным, пробирающим до костей. Ветер нес с собою мелкую ледяную крошку, больно коловшую кожу, норовил забраться в каждую щель, дать понять, что он здесь хозяин, а все остальные - не более чем мишени для его злых нападок. Таяна уже попыталась справиться с непокорными порывами, но то, что легко удавалось ей где угодно в другом месте, здесь не возымело никакого результата. Казалось, магия уходит без следа, как вода в песок. Или как вечный дождь над Выжженной Землей исчезает, встретившись с вечным пеплом, покрывающим убитую магией землю.
Путь сюда и в самом деле оказался не слишком долгим. Еще вчера они ночевали почти у самой пепельной границы, добравшись до своих скакунов, толком еще даже не соскучившихся по владельцам. Еще бы, с точки зрения меланхоличных чудовищ прошло лишь немногим более суток... хотя их хозяева могли бы с этим поспорить. Ночь была не слишком приятной - Жарову все время снились кошмары, пару раз он даже проснулся в холодном поту, но, как ни старался, так и не смог вспомнить ничего из того, что разбудило его. Да и Тэй выглядела ничуть не отдохнувшей, под глазами появились синие круги, да и лицо осунулось - явный признак тяжелой ночи.
От места стоянки до этой скалы, где они стояли сейчас, добрались быстро - всего лишь несколько часов. В этом, если рассудить здраво, не было ничего удивительного - странно было бы, если бы Усыпальница, предназначенная для великих магов, находилась за тридевять земель от места их, магов, обитания. Только вот не ошиблась ли Таяна, не приняла ли строки в древней книге за непреложную истину? Что-то не слишком подходили эти скалы под представления Жарова о гробнице людей, которых и при жизни считали чуть ли не богами.
- Ты думаешь, мы на месте?
- Дорога.
- Что "дорога"?
- Дорога заканчивается здесь.
Денис огляделся по сторонам. Затем всмотрелся в камни под лапами своего скакуна... и назвал себя глупцом. Точнее, он назвал себя иначе, но глупец - самое близкое по смыслу и при этом в меру приличное. То, что заметила девушка, большую часть жизни прожившая среди интриг Императорского Двора, под крылом матери или в деревенском домике, он, бывший десантник, должен был заметить давным-давно. Но не заметил... грош цена такому десантнику.
То, что он считал каменистым плато, вплотную подходящим к вздымающимся вверх, к пасмурному небу, скалам, и в самом деле оказалось дорогой. Очень старой, можно сказать, древней. И угадать, что эта полоска земли была когда-то проезжим трактом, было сложно... но все-таки возможно.
Дорога - вернее, то, что от нее осталось, - и в самом деле оканчивалась здесь, у подножия скалы. Денису даже захотелось подойти и потрогать камни - не призрачные ли они, не продолжается ли и за ними этот путь, столь резко обрывающийся, если верить глазам. Жаров криво усмехнулся собственным мыслям - практика последнего времени показывала, что глазам верить не стоит.
Обернувшись, он увидел, что Таяна уже нацепила на лицо синие линзы "Глаз Истины". Судя по ее завороженному молчанию, они и в самом деле нашли то, что искали.
- Как все просто, - прошептала она. - Как все просто и правильно. Чтобы войти в Усыпальницу Высших, надо самому быть очень, очень сильным волшебником. Тонкие пути не откроются первому встречному. Только достойному.
- Или тому, кто сумеет завладеть подобным артефактом, - с легкой иронией заметил Денис и, протягивая руку, попросил тоном ребенка, у которого перед носом крутят забавную игрушку: - Ну, дай посмотреть.
С некоторым опозданием он понял, что на его слова Таяна может и обидеться, все-таки он подчеркнул, что она относится не к числу "достойных", а к числу "завладевших". Для волшебницы, не так давно сумевшей преодолеть защиту, наложенную самой Тионной дер Касс, этот выпад был, пожалуй, обиден вдвойне. Он уже приготовил было длинную, переполненную самобичеванием речь... но Тэй, снимая очки, согласно кивнула.
- Да, это так... с момента падения Хрустальной Цитадели еще никому не удавалось открыть Тонкие пути. Думаю, не удастся и впредь, во всяком случае, книг об этом искусстве в Шпиле Жизни я не нашла. Да и не думаю, что своды высшей магии лежали бы у Тионны, наверняка перед тем, как исчез Ноэль-де-Тор, в него собрали все, что только можно было.
- Тэй...
- Ненавижу, - прошептала девушка, и ее глаза метнули молнии. Хорошо хоть, в переносном смысле, только лавины здесь и не хватало, а ее Тэй вполне способна была вызвать. - Ненавижу их! Все, что они знали и умели, все пропало. Остались крохи, жалкие крохи былого могущества. Какое они имели право?
- Послушай, Таяна, - осторожно начал Денис, понимая, что с разгневанной волшебницей шутки плохи, - так ли уж они были не правы? Посмотри, даже место их последней битвы дымится до сих пор... земля горит тысячу лет. Может быть, они решили, что люди еще не созрели для этих знаний?
- Много ты понимаешь, - огрызнулась она, - кто им дал право решать? Почему какой-то там Зарид дер Рэй решил, что я, Таяна де Брей, недостойна знать заклинания Тонких путей? Или любое другое...
- Тэй, дай мне эти очки. И поговорим об этом позже...
- Возьми. - Она практически швырнула артефакт в руки Жарову.
Синие стекла снова преобразовали мир, отделив его реальную часть от иллюзии, созданной многие века назад. И чем больше вглядывался он в перекрывающую путь скалу... в то, что казалось скалой, тем лучше понимал причины гнева своей спутницы. Действительно, осознавать, что за последние века наука магии почти ничего не приобрела, более того, деградировала, - это было больно. И, как это свойственно человеку, очень хочется найти виновника этого - не себя, не своих знакомых, не родителей, - виновников из прошлого, с которых уже нельзя строго спросить. Это слишком просто - найти объяснения всему в том, что кто-то и когда-то поступил так, а не иначе. Слишком просто и слишком легко - ведь в этом случае не надо помнить о том, что и у самих рыльце в пушку. Что и сами предпочитают идти протоптанной дорожкой, пользуясь только тем, чему научили, - и не делая даже попыток шагнуть дальше. Вполне вероятно, Древние, спрятав на вечные времена свою библиотеку, сделали в какой-то мере дар потомкам - они дали им возможность показать себя. И не их вина, что потомки оказались не очень-то достойны такого дара.
Но говорить Таяне этого не следовало. По крайней мере пока. Она слишком молода, чтобы понять: ценно лишь то, что достигается путем упорных трудов.
Он снова посмотрел на то место, где еще недавно, как ему казалось, была скала. Теперь, при взгляде сквозь синие грани магических стекол, картина становилась совсем иной. Перед ним был храм. Две огромные статуи вздымались ввысь - и меж ними виднелся черный провал прохода.
Статуи, на первый взгляд, казались человеческими - но потом приходило стойкое, ни на чем не основанное и в то же время твердое убеждение, что это - не люди. Или - не совсем люди. Двое, мужчина и женщина. Он, закованный в тяжелые доспехи, опирался на длинный меч, массивный, достававший ему почти до плеча. Кисть правой руки, затянутая в пластинчатую перчатку, лежала на широкой крестовине меча, кисть левой отсутствовала - рука заканчивалась обрубком, и возникало странное ощущение, что сквозь тугую каменную повязку просачивается каменная же кровь... Лицо закрывал глухой шлем непривычной формы, не было ни прорези для глаз, ни щелей для воздуха, в таком шлеме нормальный человек не продержался бы в бою и получаса, ему просто нечем было бы дышать. И сами латы были странными... в армии Императора, тяжелая латная конница которого славилась среди всех соседей, мирных и не очень, полные доспехи были лучшими в мире. В известном мире. За долгие века каждое сочленение, каждая пластина прошли проверку временем, их формы стали идеальны... Латы каменного великана были совсем иными - но даже не слишком искушенный в вопросах рыцарского боя Жаров при одном лишь взгляде на эти доспехи почувствовал, что они - само совершенство, идеал, любые изменения в котором приведут лишь к ухудшению.
Женщина была чуть ниже ростом, чем мужчина. На ней было длинное, до пят, платье, его каменные складки обтекали правую часть дверного проема, так же, как закованная в броню нога рыцаря образовывала левую. Лицо женщины закрывала вуаль, оставляя неприкрытыми только невероятно большие миндалевидные глаза, длинные волнистые волосы спускались почти до пояса. Одна рука покоилась на плече воина, вторая прижимала к груди книгу.
От изваяний веяло седой древностью - и еще чем-то странным, чем-то нечеловеческим, немного пугающим. Как будто Они стояли здесь не для того, чтобы приветствовать входящих, а напротив, чтобы отпугнуть тех, кто не имел права здесь находиться.
Как зачарованный Денис стукнул пятками скакуна, направляя его вперед. Животное послушно преодолело три десятка шагов до каменной стены и остановилось. То, что открывалось благодаря артефакту глазам всадника, было недоступно скакуну, и он совершенно не понимал, как это можно сделать шаг прямо в стену... Да и вряд ли у него получилось бы пройти сквозь камень, даже если бы он и попытался. Тонкий путь - не иллюзия, его не пройдешь только силой духа и верой в себя, требуется нечто большее. На вид, на ощупь это была обычная скала, и только мощный артефакт или знания мага могли раскрыть истину.



Денис спрыгнул на землю, аккуратно отвязал с седла кожаный мешок с прахом Тионны дер Касс. Теперь эта идея уже совсем не казалась Жарову интересной и заманчивой, и он не понимал, почему совсем недавно идея найти Усыпальницу Высших казалась ему столь заслуживающей внимания.
- Ну что, пойдем? - буднично спросил он все еще не остывшую после вспышки ярости спутницу. Та лишь коротко кивнула.
Подхватив девушку на руки, Жаров шагнул вперед. Позади раздалось несколько удивленное фырканье скакуна - он впервые видел, как люди исчезают в скале. Впрочем, скакун решил не думать о столь серьезных вещах и принялся спокойно ждать возвращения хозяина. Он был сыт, напоен - и ни о чем не беспокоился.
Он снова ощутил тот самый запах... как говорила Тэй? "Ветер смерти"... Значит, здесь тоже когда-то умирали люди. Жаров мысленно усмехнулся - чему удивляться, это же усыпальница, гробница. Место, где смерть правит бал. И все же на душе было неспокойно, как будто он только что прикоснулся к какой-то тайне, очень старой и очень печальной.
Вблизи огромные статуи производили еще более жуткое впечатление. На какой-то момент Денису даже показалось, что сейчас, в этот самый миг, каменный воин опустится вдруг на одно колено, и его гранитно-стальная перчатка с треском перекроет вход, а гулкий грохот голоса женщины возвестит о том, что с Усыпальницу Высших пытается проникнуть недостойный. Но статуи молчали... то ли они не умели двигаться и говорить, то ли признали за посетителями право пересечь этот порог.
- Мы уже внутри...
Таяна открыла глаза. Здесь и в самом деле было на что посмотреть. Глядя снаружи на черный провал входа, Денис был искренне убежден, что внутри Усыпальницы царит густой, непроглядный мрак, и рассчитывал на магические способности Таяны. Он уже часто, может быть, даже слишком часто рассчитывал на магию, пусть и не в собственном исполнении. Просто верить в то, что Тэй взмахнет рукой, и все вокруг зальют волны света, было куда проще, чем искать среди этих камней подходящую древесину для изготовления факелов. Ну... найти ее было не так уж и сложно, здесь были деревья, низенькие, кривые, но достаточно смолистые, чтобы удовлетворять поставленной цели. Но это означало очередную задержку, а это место было не слишком приятным, не слишком вызывающим желание побыть здесь подольше.
Но в этот раз вмешательство магии не понадобилось. Видимо, при строительстве храма - а Усыпальница вполне заслуживала такого определения - неведомые строители предусмотрели все. И пережившие все эти века бронзовые кольца для факелов... и многочисленные отверстия в куполообразном своде, через которые в огромный зал вливались потоки дневного света.
Круглый зал был велик... страшно было даже подумать, сколько труда было вложено в это строение, явно вырубленное целиком в скале. Хотя, возможно, в этом мире, не знавшем могучей землеройной техники, лазерных буров, превращавших любую породу в пар, и прочих достижений известной Жарову цивилизации, нашлись другие способы ускорить создание рукотворной пещеры, которой предстояло позже превратиться в место последнего упокоения Великих мира сего.
Они стояли на самом верху длинной, ступеней на полсотни, лестницы, ведущей вниз, на дно амфитеатра. А там, внизу, концентрическими кругами располагались простые, безо всяких украшений, каменные коробки. Во всяком случае, они казались именно таковыми - просто вырубленными из камня параллелепипедами. А в центре, на возвышении, стояла совсем другая гробница, отливающая в падающем сверху свете тяжелым желтым блеском. Золото.
Первый шаг вниз по лестнице сделала Таяна. Как сомнамбула, она шагнула раз, другой... очень медленно, неторопливо. Это место не терпело суеты и поспешности, сюда приносили тех, у кого впереди была вечность. И начало этого бесконечного пути нельзя было испортить излишней торопливостью. Денис шагал за ней, настороженно оглядываясь по сторонам. Сейчас он был готов к любым неприятностям - даже если это будут скелеты, вылезающие из многочисленных саркофагов. И случись такое - он даже не удивился бы... место вполне соответствовало подобной гадости.
Но все было тихо, и только их шага вздымали облачка серой пыли, покрывающей тонким слоем каменный пол Усыпальницы.
Может быть, именно потому, что Таяна шла впереди, Жаров споткнулся. Он слишком внимательно следил за происходящим, чтобы смотреть себе под ноги... камень, маленький камень, возможно, оторвавшийся в незапамятные времена с куполообразного свода, очень удачно попал под ногу, заставив на мгновение потерять равновесие. И его рука, попытавшаяся остановить падение, легла на крышку саркофага.
Яркий свет залил все вокруг, свет, не имеющий ничего общего с дневным и даже с солнечным - если бы там, на улице, солнце. Свет был голубым и исходил от призрачной фигуры ростом чуть ли не втрое выше совсем не маленького Дениса, внезапно появившейся над крышкой потревоженного саркофага. Это была женщина, полупрозрачная, как призрак... сквозь нее легко можно было увидеть противоположную стену зала. Она была неподвижна... просто стояла и смотрела на тех, кто посмел нарушить ее покой. Денис отпрыгнул на пару шагов назад и принял боевую стойку, в любую минуту ожидая нападения и не имея ни малейшего представления, что он сможет противопоставить привидению.
Секунды, казалось, растянулись в часы - привидение не нападало. А потом оно начало медленно гаснуть, словно растворяясь в воздухе. Пока не исчезло совсем.
Внезапно Жаров осознал, что Таяна находится у него за спиной, сжавшись в комочек. Сознательно или нет, она выбрала место, которое казалось ей наиболее безопасным. Он мысленно улыбнулся - ее выбор был весьма ему приятен.
- Что это было?
- Даже не представляю... - ответила она, не спеша тем не менее покидать свое укрытие.
- Подожди, надо проверить...
- Может, не стоит? - жалобно спросила Тэй и постаралась сделаться еще меньше и незаметней. Похоже, призрачная фигура произвела на нее впечатление.
Денис не ответил и осторожно шагнул вперед. У него зародилась одна мысль - простая, но разом очень многое объясняющая. Например, то, почему все эти саркофаги столь одинаковые, почему на них нет ни надписей, ни хоть каких-то отличительных черт, по которым можно было бы судить, чей прах лежит в том или ином каменном ложе. Его пальцы медленно коснулись гладкой поверхности...
Наверное, если бы призрак не появился, Денис бы все-таки испугался. Это бы означало, что явление привидения может представлять собой какую-то угрозу. Но прозрачная фигура послушно вновь выросла над саркофагом и столь же послушно погасла ровно через десяток секунд после того, как Жаров убрал руку.
- Это памятники, - сказал он. Слова прозвучали неожиданно громко. - Это памятники тем, кто покоится здесь. Ума не приложу, как это сделано, но это так.
Видимо, Тэй поверила ему сразу же. Она шагнула к другому саркофагу и коснулась его рукой. И появился новый призрак. Теперь это был мужчина - широкоплечий, на вид очень и очень сильный, в тяжелых доспехах. Это не были привычные Денису латы, отличались они и от того совершенства, что он видел на статуе у входа. В латах призрака было слишком много вычурности и украшений, слабо, но все же видимых в голубом мерцании, - слишком много, чтобы счесть панцирь боевым. Было в нем что-то церемониальное, что-то парадное, призванное не служить настоящей защитой, а просто производить впечатление. Голова призрака была непокрыта, густые локоны падали на плечи, аккуратная борода окаймляла массивную челюсть.
- Это был, наверное, какой-то король, - прошептала Таяна. - Но кто он?
- Спесь, - криво усмехнулся Денис. - Одна сплошная спесь и гордыня... они верили, что надписи на саркофагах не нужны, они считали, что и спустя века каждый, глядя на это призрачное изображение, узнает, кто перед ним. А их забыли, как забыли и это место. И теперь все они - не более чем десятки призраков, безымянных, никому не нужных.
- Как печально...
- Это вполне закономерно. Люди могут очень долго помнить дела, но лица стираются из памяти первыми.
Они неторопливо шли вдоль рядов саркофагов, время от времени "включая" того или иного призрака. Мужчины и женщины, длинные платья, доспехи и тяжелые мантии, массивные короны королей и изящные тиары королев, странные посохи, перевитые сложными узорами в виде змей, и увесистое боевое оружие... Эти люди очень походили друг на друга своей надменностью, горделивой осанкой... и тем, что все они, все до одного, были забыты.
Денис остановился у первого же саркофага, крышка которого не отозвалась на прикосновение появлением призрака.
- Думаешь, он пуст?
- Скорее всего да, - пожала плечами девушка. - Они ведь все закрыты, значит, если мы не хотим просто открывать их все подряд... к тому же я даже не знаю, как их открыть. У этого хотя бы есть крышка.
- Этого мне бы не хотелось, - согласился с прозвучавшей в ее голосе иронией Денис. - Все-таки неправильно тревожить покой усопших.
Он аккуратно отодвинул в сторону тяжелую плиту. Как и предполагалось, саркофаг оказался пуст. Несколько мгновений Жаров задумчиво рассматривал кожаный мешок с прахом Тионны дер Касс. Наконец он все же решил, что прикасаться к костям ему не хочется ни при каких условиях, и, уложив мешок на каменное ложе, задвинул крышку.
- Смотри! - прошептала Таяна.
На стыке крышки и стенки саркофага вспыхнул крошечный голубой огонек. Несколько мгновений он мерцал на одном месте, а затем двинулся вдоль щели, оставляя за собой ровную, гладкую поверхность безо всякого следа шва. Обежав по кругу, огонек угас... и теперь саркофаг казался просто монолитным куском камня.
- Наверное, остальные мы бы не смогли открыть, верно?
- Те, где покоится чей-то прах, - наверняка. Строители предусмотрели это... защита от тех, кто любит покопаться в чужих могилах. Знаешь, мне почему-то кажется, что и внутри сейчас уже нет ничего...
- Я хочу... посмотреть на нее.
Денис понимал, что и сам бы не ушел отсюда, не попытавшись вызвать призрак Тионны. Это просто было выше его сил. Он протянул руку и коснулся крышки...
И она, конечно, появилась.
Невысокая женщина в пышном платье с высоким воротником, она была очень красива... хотя чувствовалось, что ее молодость осталась в прошлом. Низкое, смелое даже по нынешним меркам декольте, открытые руки... не слишком худые - но и не полные. Гордый поворот головы, пышные волосы, переброшенные на грудь.
- Знаешь, Дьен... я хочу... написать ее имя. На саркофаге... я не хочу, чтобы она так же, как эти...
- Чем написать?
- Сейчас... я попробую. Дай мне что-нибудь длинное, кинжал, например.
Денис протянул девушке оружие. Та осторожно приняла его, взялась двумя руками за рукоять, затем, подумав, забрала у Жарова толстые дорожные перчатки и ухватила кинжал через них, сложив прочную кожу вчетверо. И начала читать заклинание. При первых же словах на кончике кинжала появился огонек - не голубой, как тот, что "заварил" крышку саркофага, а желто-красный. С каждым словом огонек становился все ярче и ярче, пока не засиял ослепительно белым светом. Тэй коснулась пылающей звездочкой камня - и он потек. Клинок медленно скользил по саркофагу, оставляя за собой тонкую бороздку, постепенно образующую слова.
"Тионна дер Касс".
Буквы выходили немного кривыми, не так уж легко писать кончиком тяжелого кинжала... но важно было не это. Теперь саркофаг Тионны был единственным здесь, чье имя - пусть хотя бы имя - останется в веках. Не просто призрак - а образ, имеющий свое, настоящее имя.
Наконец девушка закончила выводить последнюю линию и короткой, как приказ, фразой погасила кинжал. И тут же уронила его на пол - оружие, уменьшившееся в длине на треть, дымилось, на толстой коже перчаток остались черные подпалины.
- Прости. Я, кажется, его испортила.
- Ничего, - пожал плечами Денис. - Оно того стоило.
Они уже шли к выходу, когда Жаров вдруг остановился, а потом, повернувшись, почти бегом направился к центральному, золотому саркофагу.
- Ты куда? - крикнул Тэй ему вслед, но осеклась на полуслове. Разумеется, ответ был очевиден. Уйти, так и не увидев того или той, кто лежал в золотой усыпальнице, ради кого - кто бы в этом сомневался - построен этот храм... это было бы просто преступлением. Она поспешила за Денисом, но не могла за ним угнаться - он двигался гораздо быстрее. А потому он первым дотронулся до сияющей золотой поверхности...
И она появилась. Сияющий силуэт прекрасной женщины в развевающемся платье - струящиеся волосы густыми волнами спадали чуть ли не до пояса, длинная шея, огромные, нечеловечески огромные глаза, полные нежные губы. Она была невероятно, невозможно красива.
Денис смотрел на нее и не мог оторвать взгляда. Тэй должна была бы ощутить что-то вроде ревности - да она просто взбеленилась бы, если бы в ее присутствии Денис посмел бы столь откровенно разглядывать хоть какую-нибудь женщину. Несмотря на то что они никогда не давали друг другу никаких обещаний, несмотря на то что Денис никогда не рассматривал Таяну в качестве возможной супруги... нет, нельзя сказать, что таких мыслей у него ни разу не возникало. Присутствие рядом молодой, красивой, умной девушки не могло бы остаться незамеченным даже для слепоглухонемого. И его взгляды падали на молодую волшебницу не раз и не два... но того чувства, которое заставляет сердце замирать, от которого сходишь с ума, не спишь ночей и наяву проваливаешься в сладкие грезы... этого не было. Была дружба. Может быть, немного больше, чем просто дружба. Может быть, с каждым днем это чувство все дальше и дальше отходило от многогранного, но отнюдь не всеобъемлющего понятия "дружба". Но до того, чтобы это можно было назвать любовью, было еще далеко.
Как бы то ни было, но постепенно между ними возникло что-то вроде негласного соглашения. Таяна не принимала знаки внимания от других мужчин, во всяком случае, такие, которые можно было бы счесть предосудительными, а Денис, в свою очередь, не ухлестывал за придворными красотками. А их было немало - молодых, скучающих, избалованных вниманием и в то же время непрерывно ищущих новых ощущений. И не раз благосклонный взгляд очередной юной ветреницы падал на мускулистого мужчину, выгодно отличавшегося от большинства ловеласов и сдержанной манерой поведения, и, что уж там говорить, положением при дворе.
Почему Денис оставался глух к проявлениям интереса со стороны этих особ? Задайся он этим вопросом - может быть, сам собой пришел бы и единственно верный ответ. Но он не спрашивал себя... и все шло своим чередом.
И вот сейчас Таяна должна была бы испытать острый, болезненный укол ревности. Но... но ревновать мужчину к этой красавице было невозможно. Она была... нет, не существует подходящих слов, чтобы описать те чувства, которые вызывала эта женщина. Ее нельзя было любить... ей можно было только поклоняться. И Тэй понимала это, понимала не разумом - сердцем.
- Сколько ей лет?
- Что? - Девушка вздрогнула, приходя в себя. Наваждение немного спало, теперь она была уже в силах отвести взгляд от этой женщины-призрака. Рука Дениса давно уже не касалась саркофага, но образ и не думал таять, продолжая парить над своим золотым постаментом.
- Сколько ей лет, Тэй?
Странный вопрос. Было бы вполне ожидаемо услышать "Кто она?" или же восхищенно-потрясенное "Как она прекрасна". Но Тэй, не в силах разорвать затянувшуюся паузу, искала ответа именно на заданный вопрос. Искала - и не находила его.
Вновь и вновь она вглядывалась в мерцающую фигуру. Сколько ей лет? Почему Дьена так заинтересовал этот простой и, можно сказать, неуместный сейчас вопрос? И потом, разве он не видит - она же очень молода, можно сказать, юна. Восемнадцать, может, чуть меньше... нет, больше, много больше. Ее глаза слезились от напряжения, но что-то важное все время ускользало, черты прекрасного лица струились, изменялись, обманывали...
- Ей...
Она хотела сказать, что женщине не меньше сорока. Да, не меньше... а может быть, и больше - такие глаза не могут принадлежать молодой девушке. Но волшебница не успела закончить короткую фразу, потому что поняла, что ошиблась. Это дивное создание было в самом расцвете женской красоты - двадцать восемь, от силы тридцать... или нет?
- Я знаю, кто это, - вдруг прошептала Таяна, чувствуя, как по телу пробегает холодок страха, как мелко затряслись пальцы, как дрогнул голос. Она боялась не призрака, она боялась того, что сейчас надо будет сказать. - Дьен, есть только одна женщина, у которой нет возраста. Только одна, над которой не властны года. Когда-то давно ее называли "Та, у которой тысяча лиц".
Он молча смотрел на нее, то ли не понимая, то ли не желая понять.
- Дьен... в этом саркофаге покоится прах... самой Эрнис!

* * *

Тернер ткнул носком сапога холмик пепла. Тот послушно стек с жесткой кожи... хотя, конечно, материал сапога не имел ничего общего с воловьей шкурой, из которой местные сапожники имели привычку изготавливать обувь. Как, впрочем, и с любой другой шкурой, тканью или иным материалом. В своем роде сапог был уникален. И второй тоже... И камзол до неприличия чистый - такого просто не может быть у путника, уже много часов шагающего по давно заброшенной дороге. Да и все остальное... кроме меча. Потому что меч был вполне обычным. Хорошим, правда, - но не более того.
Тернер оглянулся. Со вчерашнего дня он вновь почувствовал на своей спине чужой взгляд. Похоже, Черри не угомонилась... хотя смешно было бы на это рассчитывать. Эта женщина знала, что означает идти к своей цели, невзирая на препятствия. Она наверняка что-нибудь придумала. Ему было даже интересно, что именно...
Человек вряд ли заметил бы на этих камнях что-нибудь интересное. Линия, за которой начиналась сгоревшая земля, была почти ровной, как будто кто-то очертил четкую границу, и дорога, все еще видимая, исчезала под слоем пепла. Не было никаких следов... но тьер обладал иными чувствами, во много раз более тонкими, чем зрение, а потому мог с уверенностью сказать - они были здесь. Были совсем недавно.
Он мог бы сказать и больше. Двое людей и два скакуна прибыли сюда примерно трое суток назад. Люди ушли, и их не было довольно долго, вернулись они только поздним вечером следующего дня. А после ночевки уехали - он мог точно сказать, в какую сторону, мог проследить их путь... Он и собирался сделать это - но чуть попозже. Сейчас следовало бы разобраться, какой сюрприз приготовила ему неугомонная Черри. Он облокотился на меч и принялся ждать. Прошло около получаса. Погоня приближалась, тьер чувствовал это всей кожей... ему не требовалось даже оборачиваться, чтобы точно знать - враг рядом. Минута, еще одна... Тернер по-прежнему стоял неподвижно, разглядывая с трудом различимые отсюда стены Хрустальной Цитадели, места, где он провел долгие годы, подкарауливая свои жертвы. Что ж, люди с их странной привычкой видеть в самых обычных вещах то смешные, то печальные стороны сочли бы происходящее иронией судьбы. Тьер, столетиями исполнявший роль охотника, теперь играл роль иную... может быть, ничуть не менее щекочущую нервы роль дичи. А охотник... охотник уже стоял за спиной. Тернера беспокоило только одно - он ясно ощущал, что врагов совсем мало, четверо, он не мог ошибиться. И лишь от одного из них исходила угроза, остальные же были неопасны. Зато этот единственный...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Роллинс Джеймс - Кости волхвов
Роллинс Джеймс
Кости волхвов


Шилова Юлия - Цена за ее свободу, или Во имя денег
Шилова Юлия
Цена за ее свободу, или Во имя денег


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека