Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

центаврианского посольства. Прямо передо мной изгибался канал. Почему нет
светящихся знаков?
А почему они должны быть в середине дня? С чего мне пришло в голову,
что они должны быть?
Подобно ветру, несущему поднятую пыль, скрывая ландшафт марсианской
пустыни и иногда открывая его для обозрения, мое забвение время от времени
рассеивалось, показывая образы, которые, может быть, лежали в основе
разгадки. По некоторым, пока неопределенным причинам, я понимал, что было
бы ошибочно, даже опасно идти в посольство. Я остановил такси, расплатился
и направился к ближайшему шлюзу пешеходного туннеля.
Прежде чем войти в него, я остановился и некоторое время смотрел на
посольство. В последний раз я видел его украшенным большими безвкусными
светящимися знаками и, что интересно, кажется, с этого же угла. Когда я
приходил сюда?
Что-то опять ускользнуло от меня. Я открыл шлюз, но снова задержался.
Я не воспользовался тогда пешеходным туннелем, а шел по улице, поскольку
была ночь. Уличный транспорт на Марсе ходил редко по сравнению с другими
мирами, но днем все же его было достаточно, чтобы пешеходная прогулка по
улицам города показалась опасным развлечением.
Отсюда, вероятно, я шел к Старому Храму. Мой ночной поход к символу
Марса был для меня очевидным.

В Старом Храме отсутствовали любого рода окна и двери.
Археологи проникли в него сверху, применив приставную лестницу.
Песчаные бури, конечно быстро засыпали расчищенную поверхность пола. Когда
строили город Зонд, под улицей прорыли туннель с выходом в центре
таинственного здания. Я пользовался раньше туннелем, большим, светлым,
украшенным красивыми картинами и фресками марсианских художников,
написанными яркой минеральной глазурью по необожженной глине.
Сейчас я обнаружил под ногами песок в дюйм толщиной, половина
флюоресцентных светильников не работали, кое-где отвалились изразцы - не
видно было даже следов попыток восстановить их, только серели пустые
квадраты из шершавого цемента, на котором раньше держались плитки.
Волнение охватило меня. Что стало с моим родным миром, пока я слонялся
среди звезд? В конце туннеля я поднялся по ступенькам наверх. Там я увидел
гида, пожилую женщину, равнодушно читавшую лекцию об открытии Храма группе
молодых землян от семи до восьми лет - тринадцать - четырнадцать по
земному стилю. Судя по замечаниям, услышанным мной, дети были больше
обеспокоены тем фактом, что их экскурсию проводит человек, а не
запрограммированный автоматический гид, транслирующий объяснения через
наушники, как в земных музеях. Похоже, их совсем не интересовал рассказ о
главной достопримечательности Марса.
Правда, среди экскурсантов не оказалось марсиан, даже гидом была
землянка. В числе посетителей я разглядел пару медведиан, как будто
учителей, прилетевших в воскресный отпуск. Приходил ли теперь кто-нибудь
из марсиан в эту громадную гробницу?
Широкими шагами я прошел в дальний конец зала и занялся изучением
пятнадцати экспонатов, помещенных в наполненных аргоном витринах. Время до
неузнаваемости изменило эти предметы. Трудно было предположить, что в
прошлом их назначение было понятным для разумных существ. Когда-то я с
благоговением смотрел на их фотографии, продававшиеся в автоматах. Тогда я
был ребенком и не мог себе позволить купить дорогую стереокопию.
Сейчас экспонаты походили на бесформенные спекшиеся комки из
алюминия, стали, сложных пластмасс, стекла, потемневшего или от радиации,
или от времени. Я взглянул на пояснительный текст: "Обнаружен первым.
Размеры 34x107 мм, синевато-серый, неправильной формы, главным образом
сталь. Имеет пять стержней из стекла, диаметры на правом конце 2; 4,1;
1,6; 1,9; 2,8 мм. Масса..."
Вот и все, что мы знали о них. Эти находки не могли быть
естественными образованиями, поскольку были слишком правильными и имели
определенный химический состав.
- Извините! - промычала экскурсовод где-то около моего левого локтя,
давая понять, чтобы я отошел от витрины - ей нужно скорее закончить
рассказ о выставке и избавиться от скучных детей.
Я ушел. По пути к туннелю я почувствовал себя разбитым.
Бесцельно бредя по туннелю, я рассматривал керамические панно и
удивлялся, почему эти отвалившиеся плитки были убраны или выброшены, а не
установлены на место. Кончиками пальцев я ощупал каждую кромку выемки,
оставшейся от выпавшей плитки.
Кто-то должен был заниматься этим, как и прохудившимся куполом,
который я видел... или который приснился мне... Опять!.. Прикосновение к
плитке вызвало новые ассоциации!
Плитка под пальцами шевельнулась, я остановился, ожидая, что она
упадет. Но нет, изразец не упал. И все же я был уверен, что почувствовал



движение, - было ли оно от этой плитки или от предыдущей?
Предыдущей! Но она оставалась на месте. И вдруг целая секция плиток
начала медленно выдвигаться ко мне. Она оказалась дверью, за которой
скрывалась маленькая комната, голая, освещенная одной флюоресцентной
лампочкой. В ней стояли несколько простых стульев из пластика и один
специальный со спинкой, доходящей мне до плеча, вырезанный из глыбы
марсианского камня.
Мгновенно, как стартовавшая ракета, память вернулась назад, и я,
пораженный, остановился на пороге, пытаясь собрать воедино все возникшие
внезапно факты. Не помню, как долго я оставался прикованным к месту.
В комнате был человек. Центаврианин со знаками отличия майора. При
моем неожиданном вторжении он повернул свое лицо, и пока я был в
оцепенении, он схватил оружие, лежавшее на каменном стуле.
Нервно-парализующий хлыст.
- Войдите, инженер Мэлин, - проскрежетал он. - Закройте дверь за
собой!
Я продолжал стоять неподвижно. Майор крикнул:
- Шевелитесь, вы, дурак! Вы лучше всех знаете, как я могу
использовать эту штуку!
И, когда я по-прежнему не шелохнулся, он включил хлыст.


10
Дверь была полуоткрыта. В любой момент кто-нибудь мог пройти по
туннелю, например кто-нибудь из детей, которым надоело осматривать Старый
Храм, и они воспользовались удобным случаем, чтобы удрать пораньше.
Наверное, благодаря этому обстоятельству майор поставил регулятор хлыста в
среднее положение, а не на максимум, при котором можно свалить с ног быка,
не говоря уже о человеке. В среднем положении боль была достаточной, чтобы
заставить меня подчиниться и закрыть дверь; к тому же времени такая
процедура заняла бы меньше, чем если бы он сразу вывел меня из сознания: я
свалился бы по ту сторону порога, и ему пришлось бы затаскивать меня в
комнату, прежде чем закрыть дверь.
Я мог читать мысли майора так же легко, как напечатанную страницу. По
его открытому от неожиданности рту, изумленному выражению лица,
сменившемуся нерешительностью, я ясно представлял, что творилось в его
голове. Направив на меня хлыст, он ждал, что я сложусь вдвое, подобно
человеку, получившему жестокий удар в солнечное сплетение.
Вместо этого он сам получил удар в шею, не очень сильный удар, но
этим ударом и карлик мог лишить великана возможности двигаться - как раз
по адамову яблоку. Малорослый центаврианин, привыкший иметь дело с такими
же "карликами" (ростом шесть футов или около того), недооценил длину рук
марсианина. Подобно всем людям, осмотрительным при низкой гравитации, он к
тому же старался не делать быстрых движений из страха взлететь.
Удар был только частью моего рывка - я еще ухитрился отобрать у
майора хлыст.
Когда я открыл дверь и узнал комнату, ко мне вихрем вернулась память.
Я вспомнил прошедшие события, которые Тодер старался скрыть от меня.
Я понял, что потерял вчерашний день благодаря стараниям Тодера - именно он
передал меня в руки человека, устроившего невыносимые пытки.
Барьеры забвения, обусловленные простым прохождением времени,
разлетелись на осколки, так же как и искусственно созданные за прошедший
день. Все части учения Тодера, для которых я никогда не находил
применения, внезапно составили единое целое и помогли мне найти выход из
этой случайной ловушки. Раньше я постигал учение Тодера через детские
упражнения, теперь же я приобрел взрослый опыт его применения. Казалось, я
слышал голос учителя, говоривший, что боль и страдания являются сильным
подкрепляющим и стимулирующим фактором.
Поэтому я застраховался болью.
Представьте маленькую бусинку на шнурке. Глянув на нее, можно
подумать, что между отверстиями, высверленными в верхней и нижней частях,
существует прямая линия. В действительности же канал изгибался дугой.
Ослабишь шнурок, бусинка быстро скользнет вниз, натянешь - и бусинка
остановится.
Сначала я остановил ее, дав себе время проанализировать новую
информацию. Я услышал низкий растягивающий слова голос:
- И... инн... жее... нн... ее... ерр... Ммээ... элл... лл... иинн...
Инженер Мэлин... Звуки растягивались, словно эластичная резина.
Это, вероятно, был майор Хоуск, который разыскивал меня. Его
присутствие здесь подразумевало, что он находился среди моих мучителей в
предпоследнюю ночь. Неужели он был тем, кто так жестоко применял
нейрохлыст? Мне следовало бить противника его же оружием. Путь определился
сам.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Василенко Иван - Волшебные очки
Василенко Иван
Волшебные очки


Прозоров Александр - Проклятие
Прозоров Александр
Проклятие


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека