Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Сенатор! Предположим, существует хотя бы ничтожная доля процента
вероятности того, что я прав. Неужели от нее можно так просто отмахнуться?
Ведь она означает все: человечество, саму нашу планету. Неужели ради них
не стоит бороться?
- Вы хотите, чтобы я бросился в бой во имя благородной цели?
Заманчиво, ничего не скажешь. Отдать жизнь свою за други своя - это
красиво. Кто из порядочных политиков порой не видел в мечтах, как он
всходит на костер под ангельское пение. Но, доктор Ламонт, решиться на
такой шаг можно только веря, что борьба все-таки не совсем безнадежна.
Надо верить, что твое дело может победить, пусть шансы и невелики. Если я
поддержу вас, я ничего не добьюсь. Чего стоит ваше ничем не подкрепленное
слово против того, что дает перекачка? Могу ли я потребовать, чтобы люди
отказались от удобств и благосостояния, которые обеспечил им Насос, потому
лишь, что один-единственный человек кричит "волк!", причем остальные
ученые не соглашаются с ним, а высокочтимый Хэллем называет его безмозглым
идиотом? Нет, сэр, во имя заведомой неудачи я на костер не пойду.
- Ну, так помогите мне получить доказательства, - умоляюще сказал
Ламонт. - Вам ведь не обязательно делать это открыто. Если вы боитесь...
- Я не боюсь, - перебил Бэрт резко. - Я трезво смотрю на вещи, и
только. Доктор Ламонт, ваши полчаса давно истекли.
Ламонт посмотрел на сенатора с отчаянием, но лицо Бэрта было теперь
холодным и замкнутым. Ламонт повернулся и вышел.
Сенатор Бэрт не стал приглашать следующего посетителя. Минуты шли, а
он все теребил галстук и хмуро смотрел на закрытую дверь. А что, если этот
одержимый прав? Что, если он вопреки очевидности все-таки прав?
Да, конечно, было бы очень приятно подставить ножку Хэллему, ткнуть
его лицом в грязь и подержать так... Но этого не произойдет. Хэллем
неуязвим. У него с Хэллемом была только одна стычка, со времени которой
прошло десять лет. Он тогда был прав, абсолютно прав, а Хэллем молол
чепуху, и дальнейшее развитие событий показало это достаточно ясно. И тем
не менее Бэрт был тогда публично отшлепан и в результате чуть было не
проиграл на выборах.
Бэрт кивнул, словно отвечая на свои мысли. Ради благой цели можно
рискнуть местом сенатора, но не вторичным унижением. Он позвонил,
приглашая следующего посетителя, и поднялся ему навстречу со спокойной
приветливой улыбкой.


8
Если бы Ламонт еще верил, что его научная карьера все-таки не совсем
кончена, он, возможно, не решился бы на свой следующий шаг. Джошуа Чен был
сомнительной фигурой, и всякий, кто прибегал к его помощи, сильно
компрометировал себя в глазах властей предержащих. Чен был
бунтарем-одиночкой, который, однако, заставлял прислушиваться к себе:
во-первых, потому, что вкладывал в каждую свою кампанию неистовую энергию,
а во-вторых, потому что сумел превратить свою организацию в силу, с
которой нельзя было не считаться, - политический талант, которому
завидовало немало видных общественных деятелей.
Быстрота, с какой Электронный Насос вытеснил прежние энергетические
источники, в определенной степени объяснялась именно его усилиями.
Достоинства Электронного Насоса были ясны и очевидны (что может быть яснее
абсолютной дешевизны и очевиднее отсутствия какого бы то ни было
загрязнения окружающей среды?), и все-таки, если бы не Джошуа Чен, те, кто
предпочитал атомную энергию просто в силу ее привычности, могли бы дольше
сопротивляться такому новшеству.
Да, когда Чен начинал бить в свои барабаны, к нему прислушивались.
И вот он сидит перед Ламонтом - круглолицый, с широкими скулами,
унаследованными от деда-китайца.
Чен спросил:
- Я хотел бы знать совершенно точно - вы выступаете только от своего
имени?
- Да, - напряженно ответил Ламонт. - Хэллем меня не поддерживает.
Честно говоря, Хэллем утверждает, что я сумасшедший. А вам, чтобы начать
действовать, нужно одобрение Хэллема?
- Я ни в чьем одобрении не нуждаюсь, - ответил Чен с вполне понятным
высокомерием. Он задумался, а затем спросил:
- Так вы говорите, что в техническом отношении паралюди нас
опередили?
Ламонт стал теперь осторожнее и старательно избегал слова "развитие".
"Опередили в техническом отношении" звучало не так вызывающе, а означало
практически то же самое.
- Это следует хотя бы из того, - ответил он, - что они способны
пересылать вещество из одной вселенной в другую, а мы этого еще не умеем.


- В таком случае, если Насос опасен, зачем они установили его у себя?
И почему продолжают им пользоваться?
Ламонт стал осторожнее не только в выборе слов. Он мог бы, например,
ответить, что Чен не первый задает ему этот вопрос. Но он ничем не выдал
досадливого нетерпения, которое могло бы показаться обидным, и ответил
спокойно:
- Вероятно, вначале они, так же как и мы, видели в Насосе только
безопасный источник энергии. Но у меня есть основания считать, что теперь
он внушает им такую же тревогу, как и мне.
- Но ведь это опять-таки только ваше мнение. Никаких реальных
свидетельств, подкрепляющих его, нет.
- Да, пока я таких свидетельств представить еще не могу.
- А одного вашего слова мало.
- Но можем ли мы пойти на риск...
- Мало, профессор, мало! А доказательств у вас нет. Я заслужил свою
репутацию не стрельбой куда попало. Нет, я каждый раз поражал цель, потому
что твердо знал, что я делаю и зачем.
- Но когда я получу доказательства...
- Тогда я вас поддержу. Если ваши доказательства меня убедят, то,
поверьте, ни Хэллем и никакие правительственные организации ничего не
смогут сделать: общественное мнение возьмет верх. Итак, раздобудьте
доказательства и приходите ко мне снова.
- К тому времени будет уже поздно. Чен пожал плечами.
- Возможно. Но куда более вероятно другое: вы убедитесь, что
ошибались и никаких доказательств попросту не существует.
- Нет, я не ошибаюсь, - Ламонт перевел дыхание и заговорил
доверительно. - Мистер Чен! В нашей вселенной, возможно, существуют
триллионы триллионов обитаемых планет, среди которых, конечно, можно
насчитать миллиарды с высокоразвитой жизнью и технической культурой. Такое
же положение скорее всего существует и в паравселенной. Отсюда неизбежно
следует, что в прошлом обеих вселенных многие планеты и парапланеты
вступали в обоюдный контакт и начинали перекачку. Наверное, существуют
десятки, если не сотни Насосов в тех точках, где эти вселенные
соприкасаются.
- Это уже чистейшие домыслы. Но если и так, то что отсюда следует?
- А то, что в десятках, если не в сотнях, случаев смешение физических
законов локально достигло критической точки и солнце данной планеты
взрывалось. Возможно, возникал цепной эффект: энергия сверхновой в
совокупности с изменениями физических законов вызывала взрывы соседних
звезд, а это в свою очередь приводило к дальнейшим взрывам. И со временем
происходил взрыв центральной линзы галактики или одной из ее ветвей.
- Но лишь в вашем воображении, ведь так?
- Почему же? В нашей вселенной существуют сотни квазаров - крохотных
тел, по размерам равных лишь нескольким солнечным системам, но излучающих
свет, которого хватило бы на сто обычных больших галактик.
- Вы хотите сказать, что квазары возникают в результате перекачки?
- Это вполне вероятно. Ведь открыли их полтора века назад, но
астрономы до сих пор не могут объяснить, каков источник их энергии. Во
вселенной нет ничего, что хотя бы отдаленно подходило для такой роли.
Разве не логично предположить...
- А паравселенная? В ней тоже полно квазаров?
- Думаю, что нет. Там другие условия. Паратеория не оставляет
сомнений, что слияние ядер происходит там заметно легче, а потому в
среднем их звезды должны быть намного меньше наших. Выделение энергии,
равной энергии нашего Солнца, там требует значительно меньшего запаса
легко сливающихся ядер водорода. Звезда такой величины, как наше Солнце,
взорвалась бы там мгновенно. С проникновением наших законов в
паравселенную слияние ядер водорода в ней слегка затрудняется, и
паразвезды начинают понемногу остывать.
- Ну, это не так страшно, - заметил Чен. - С помощью перекачки они
могут получать всю необходимую им дополнительную энергию. По вашим
предположениям получается, что у них все обстоит отлично.
- Только на первый взгляд, - сказал Ламонт, вдруг осознав, что до сих
пор он вообще как-то не задумывался о ситуации в паравселенной. - Если у
нас произойдет взрыв, перекачка прекратится. Они не смогут продолжать ее
без нас. Другими словами, они останутся с остывающей звездой, но без
энергии, получаемой от перекачки. В сущности, их положение даже хуже:
мы-то исчезнем в мгновенной вспышке, а они будут обречены на длительную
агонию.
- У вас поразительное воображение, профессор, - сказал Чен, - но для
меня этого мало. Я не представляю себе, как можно отказаться от перекачки,
противопоставив ей лишь силу вашего воображения. Да отдаете ли вы себе
отчет в том, что такое Насос для человечества? Это ведь не только гарантия
даровой чистой и неиссякаемой энергии. Взгляните на дело шире. Насос
освобождает человечество от каждодневной борьбы за существование. Впервые


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Контровский Владимир - Последний оргазм эльфийского короля
Контровский Владимир
Последний оргазм эльфийского короля


Панов Вадим - Половинки
Панов Вадим
Половинки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека