Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Эй, мужчина, - тем же угрюмым тоном сказал не бритый, видимо, дядя Шарифы, - не приставай к ней больше, не надо. Понял?
Никифор медленно повернул к нему голову, окинул взглядом, так же медленно отвернулся и зашагал к воротам церкви.
- Эй, тебе говорят... - небритый не закончил.
Горло его оказалось зажатым рукой Никифора, рука вывернута за спину, тело повисло в воздухе, глаза выпучились.
- Запомни! - с тихим бешенством сказал Хмель, удерживая чеченца на весу. - Это мой город! Это моя земля! Я никому не мешаю на ней жить, но и никому не позволю диктовать, что мне делать!
Чеченец захрипел, задергался.
Никифор отпустил его, разжал пальцы. Ненависть, ударившая в голову, начала испаряться, таять, исчезать, оставляя горечь и опустошение. Захотелось тряхнуть головой и проснуться. Никифор бросил взгляд на лица старика и юноши, брата Шарифы, смотревших на него без единого слова и жеста, побрел в церковь.
Небритый чеченец, массируя горло, прохрипел ему в спину:
- Скажи спасибо, что я без кинжала!..
Никифор споткнулся, замер. Кровь отлила от щек. Одно мгновение казалось, что он бросится на парня и убьет его. Однако огромным усилием воли капитан сдержался, повернул голову к небритому и сказал свистящим шепотом:
- Скажи спасибо, что ты дядя Шарифы!..
В церкви Никифор постепенно отошел, окончательно успокоился, постоял у иконостаса, глядя на горящие свечи, и вышел. Чеченцев уже не было возле церкви. Но горечь от столкновения с ними осталась, хотя винить себя в принципе было не за что. Не он первым начал выяснение отношений.
До обеда Никифор ездил по автосалонам столицы, выбирая себе машину, - средства уже позволяли купить иномарку, - и остановился на немецком "Хорьхе" полуспортивного типа, способном развивать скорость до двухсот сорока километров в час. Договорившись с менеджером салона, что он подъедет вечером и заплатит, капитан поехал домой, размышляя, готовить обед самому или пообедать в кафе. Победила вторая идея: возиться на кухне Никифору не хотелось. Однако стоило ему появиться в квартире, как зазвонил телефон.
- Где тебя носит, капитан? - раздался в трубке голос полковника Гвоздецкого. - Срочно лети на базу!
- Я не обедал... - заикнулся Никифор.
- Потом поешь, я тебя отпущу.
- А в чем дело? Мы куда-то убываем?
- Вероятно, завтра. Все объяснения на базе.
Телефон замолчал.
Никифор подержал трубку в руке, испытывая облегчение от того, что вечер у него как будто останется свободным (надежда на встречу с Шарифой все-таки оставалась, несмотря на инцидент с ее дядей), быстро переоделся и выбежал во двор, где его ждала старенькая "десятка". К штабному домику базы в Раменском он подъехал в половине третьего.
Группа была в сборе, отсутствовал только сам Гвоздецкий.
- Что тут происходит? - поинтересовался Хмель, здороваясь со всеми. - Новое задание?
- А ты думал, тебя тут ждет приятное известие? - хмыкнул Лёнчик. - Пора заняться своим делом, а то у меня, к примеру, деньги кончились. - Он повернулся к Ярославу. - Давай дальше.
- Ну, вот, он и рассказывает... - начал белобрысый Ярослав.
- Если анекдот, давай сначала, - потребовал Никифор,
- Не возражаете, мужики? - оглядел всех Ярослав. В общем, дело было так. Один крутой хлопец жалуется другому: "Я встретил трех баб и все три нравятся. Посоветуй, на какой жениться". Второй отвечает: "Ты дай каждой по пять тысяч баксов и посмотри, что они будут с ними делать. Потом и выберешь". Встречаются через месяц. Крутой рассказывает: "Первая пошла в салон красоты, прическу сделала, накупила красивых шмоток для себя и сказала: "Все будут завидовать, что у тебя такая красивая жена". Вторая, наоборот, накупила мне всякого барахла и заявила: "Я буду ухаживать за тобой, любить, и все будут завидовать, какая у тебя заботливая жена". А третья вложила эти пять штук в дело, через неделю принесла десять и говорит: "Я буду твоей правой рукой в бизнесе, мы вместе будем делать деньги, и все будут завидовать, какая у тебя умная жена". "Отлично! - похвалил приятель крутого хлопца. - Все бабы просто клад! И какую же ты выбрал?" "Как это - какую? Конечно ту, у которой сиськи больше!"
В комнате раздался смех. Улыбнулся и Никифор:
- Старый анекдот. Расскажи лучше что-нибудь новенькое.
Ярослав с готовностью открыл рот, но в это время в помещение вошли Гвоздецкий и тихий молодой человек с полузажившими синяками и царапинами на лице, с седой прядью в волосах.
- Отставить ржать! - приказал полковник. - Знакомьтесь: Федор Маркин. Два дня назад ему удалось сбежать от похитителей, а до этого парень просидел взаперти, на одной воде, две недели. Дальше он сам расскажет.
Гость смущенно улыбнулся, переминаясь с ноги на ногу.
- Да, в общем-то, чего рассказывать... я коммерсант, торгую компьютерами... поехал в Ярославль по делам фирмы, там меня и прихватили...
- Давай, давай, не стесняйся, здесь все свои, - ободряюще кивнул Гвоздецкий.
- Прямо среди бела дня подъехала серая "Лада" двенадцатой модели, выскочили трое мордоворотов, схватили меня, затолкали в машину... очнулся я уже где-то в подвале, при кованный наручниками к трубе отопления. Там, кроме меня, еще один мужик сидел, но потом дней через пять его увели, а на его место посадили девочку лет семи-восьми. Акулиной звать... Смелая такая девчонка, ни разу не заплакала, только сжималась, как зверек, когда эти приходили. Спали мы там же, прямо на полу, ватники только кинули. В туалет выводили раз в день, точнее, по ночам, наверх выводили. Я потом понял, что подвал расположен то ли под какой-то котельной, то ли под нефтебазой. Воняло там жутко - мазутом, бензином, углем, еще чем-то... Бить стали на третий день. Один бандит, здоровый, как бык, в кожаных перчатках без пальцев, больше всех старался. Потом паяльник принес, говорит, если не заплачу сто тысяч, живым не выйду... - Маркин облизнул губы, темнея, помолчал. - Мне повезло, в подвале розетки не оказалось, не то они бы меня паяльником... А так руку только повредили - били по суставам ножкой от стула...
Никифор мельком глянул на лица слушателей и отметил общее для всех выражение угрюмой сосредоточенности и угрозы. Бойцам ЧКК не надо было долго рассказывать о методах ведения допросов бандитами, они уже настроились на работу и готовы были действовать.
- Убежал я случайно, когда меня после очередной порции пыток выволокли наверх... охранники отвлеклись, к ним какая-то девица приехала.,. сам не знаю, как мне удалось выбраться оттуда, на автопилоте шел...
- Повезло, - пробормотал Лёнчик.
- Завтра едем в Ярославль, - сказал Гвоздецкий. - Федор знает город, остановимся у его приятельницы. Аналитики по его рассказу восстановили предположительное местонахождение схрона банды. А пока довожу до вашего сведения интересную сводку по некоторым городам, располагающимся в радиусе ста - ста пятидесяти километров от Ярославля: Ростову, Вологде, Костроме, Череповцу, Рыбинску. В Ярославле - ни одного похищения за два месяца. В то же время в Вологде - два, похитили мальчика девяти лет и девочку Акулину Тарасову. Кстати, Федор, возможно, сидел в подвале именно с ней. В Ростове - два похищения, и тоже - дети, мальчик и девочка. В Костроме, Череповце и Рыбинске - по одному. Украдены только дети, словно по спецзаказу, а нити ведут в Ярославль, а не на Кавказ, как пытаются представить дело сами похитители. Причем что любопытно: накануне похищений в школах и детсадах, где были украденные дети, появлялись фотографы популярного журнала "Кроха".
- Наводчики, - скривил губы Лёнчик.
- Совершенно справедливо. Одного такого "фотографа" наши охотники отыскали, он оказался сотрудником Ярославского отделения ФАС. Через него и выйдем на банду. Все понятно?
- Почему они похищают только детей? - спросил Борис.
- Не только детей, вон Федора они тоже захватили, но тенденция все же наблюдается, ты прав. С другой стороны, это не нашего ума дело, анализируют ситуацию и делают выводы пусть те, кому положено. Наша задача ликвидация подонков. Теперь я умолкаю, а Федор расскажет вам о Ярославле.
Сбежавший от торговцев людьми парень с прядью седых волос на виске (досталось ему, бедному!) начал лекцию, сопровождая свой рассказ указанием описываемых мест на карте Ярославской губернии, которую расстелил на столе полковник. Через час лекция закончилась, Гвоздецкий провел небольшой инструктаж - что брать с собой, что нет, и "чекисты" оказались свободными.
- Ты куда? - спросил Лёнчик Никифора, когда они вышли из домика штаба части.
- Домой, - подумав, ответил Хмель, уже переключив мысли на встречу с Шарифой и гадая, придет она или не придет. - Могу подвезти.
- Буду премного благодарен. - Старший лейтенант сел в кабину "десятки". - Я сегодня безлошадный.
- А где твой "Опель"?
- В ремонте, вчера крыло помял, заезжая в гараж.
- Пить меньше надо. - Никифор знал о пристрастии старлея к алкоголю. - Когда-нибудь не только крыло, но и голову помнешь.
- Тьфу на тебя, Петрович! - беззлобно сплюнул Лёнчик. - До такой степени я напиваться не собираюсь. Знаешь разницу меж дураком и умным? Умный пьет до тех пор, пока ему не станет хорошо, дурак - пока не станет плохо.
Никифор хмыкнул, дал газ, выезжая за ворота базы.
- Ты хочешь сказать, что ты из первых?
- А то! - гордо сказал старший лейтенант.
Никифор покачал головой, но спорить не стал. Лёнчик по натуре своей был прямолинеен как оглобля, но товарищей не подводил.
***
Без десяти минут семь он подошел к универсаму в Большом Афанасьевском переулке, не особенно надеясь на то, что Шарифа придет на свидание. Букет красных гвоздик жег ему руку, Никифор давно никому не дарил цветы и теперь чувствовал себя неловко.
Прошло десять минут, пятнадцать, двадцать, поток прохожих несколько поредел, но женщины все не было, и когда Хмель, разочарованный в глубине души, собирался уходить, из переулка вышла она.
Никифор замер, не веря глазам: женщина была красива так, что захватывало дух. Одета она была в белый, в ромашку, сарафан, открывающий загорелые стройные ноги, белые туфли на высоких каблуках еще больше удлиняли их, и мужчины в толпе пешеходов оглядывались на нее не зря. Никифор привык видеть ее в платке, теперь же Шарифа сделала себе пышную прическу, изменившую пропорции головы, отчего лицо чеченки стало тоньше и красивей.
- Я не сильно опоздала? - спросила она смущенно, подходя к Никифору с легкой краской на щеках.
Капитан молча протянул ей цветы, не сводя с нее красноречивого взгляда, потом спохватился.
- Честно говоря, я не надеялся... ваш дядя был...
- Я знаю. Он боится за меня и ревнует. Он и к мужу относился не очень хорошо. А на вас он рассердился сильно. Сказал, что если увидит вас со мной...
- Ноги повыдергивает? - улыбнулся Никифор.
- Примерно так.
- Ничего, у меня среди друзей есть врачи, вставят обратно.
Шарифа с интересом посмотрела на твердое спокойно-угрюмое лицо Хмеля, погладила шрам на его щеке и отдернула руку.
- Вы сильный человек, Никифор, но прошу вас, не ссорьтесь с дядей. В общем-то, он хороший человек и любит меня. Обещаете?
- Обещаю, - через силу сказал Никифор.
- Тогда все в порядке. Куда пойдем?
- Куда хотите.
- Но ведь вы говорили, что знаете все местные злачные места.
- Я так не говорил, - растерялся Никифор.
Шарифа рассмеялась.
- Пойдемте погуляем, вечер очень хороший, потом покажете мне ваш любимый ресторан.
- Весь к вашим услугам.



Женщина без всякого кокетства и стеснения взяла его под руку, и это ее прикосновение было так приятно, что все заранее приготовленные слова вылетели у Никифора из головы. Они не торопясь двинулись к Арбату, прислушиваясь к гулу города, Никифор все никак не мог начать разговор, в голову лезли какие-то нестройные мысли о родственниках женщины, о своем отношении к ним, и Шарифа, заметив его колебания, искоса посмотрела на капитана и улыбнулась.
- Вы язык проглотили, Никифор? Может быть, расскажете, кто вы и чем занимаетесь? Судя по шраму... от гвоздя и по тому, как вы расправились с теми бритоголовыми парнями, вы, наверное, работаете в ОМОНе?
- В спецназе, - сказал Никифор, почти не кривя душой. - А вы случайно не манекенщица?
Шарифа снова засмеялась - словно хрустальные шарики заскакали по серебру, и Никифор почувствовал облегчение и радость. Несмотря на красоту, которую в народе принято называть южной, женщина вела себя просто и естественно, что окрыляло и улучшало настроение, позволяя также вести себя непринужденно.
- Нет, я не манекенщица, хотя мне предлагали работать в Доме моды у Виторгана. Я всего лишь клерк, бумажно-компьютерная крыса в автосалоне на Беговой.
- Вот уж никогда бы не догадался, - искренне сказал Никифор. - А я как раз собрался покупать машину. У вас немецкие авто продаются?
- Разумеется, два типа "Фольксвагенов" и "Хорьх".
- Мне нужен именно последний "Хорьх".
- Приходите, мы продадим вам машину на льготных условиях, даже сигнализацию бесплатно установим.
- Спасибо, теперь уж точно к вам приду. Как говорит мой приятель: моя благодарность не будет иметь границ в пределах разумного.
Шарифа засмеялась.
- Не надо никакой благодарности, мы со всеми клиентами работаем вежливо и обходительно. Приходите и убедитесь.
Они вышли на Арбат, медленно зашагали по знаменитой улочке, заполненной гуляющими.
- Я бы что-нибудь перекусила, - сказала Шарифа. - Может быть, купим пару пирожков?
- Тогда уж лучше сразу идем в ресторан, - запротестовал Никифор. - Можно поехать в "Три пескаря" на Зубовском бульваре, там как раз мой приятель Кеша и работает, а можно посидеть в "Тропикане" на Новом Арбате, тут недалеко.
- Ни разу в нем не была, хотя часто хожу мимо. Пойдем в "Тропикану". Но если там дорого, лучше поискать что-нибудь попроще.
- Моих средств хватит на два ресторана, - улыбнулся Никифор.
- Неужели спецназовцам так хорошо платят?
- Не всем, только избранным, умеющим рисковать по делу.
- И часто вам приходится рисковать?
- Иногда, - подумав, ответил Никифор.
- А что значит - рисковать по делу?
- Просто надо точно рассчитывать меру риска. Не помню, кто из юмористов сказал: смелый убежит, но не уступит. Вот так действуем и мы, только на полном серьезе.
- Очень интересно! Расскажите что-нибудь из своей практики.
- Давайте лучше о чем-нибудь другом, - взмолился Никифор. - Героями нас назвать трудно, а развеивать романтический ореол спецназа не хочется. Хотя дуболомов среди нас больше, чем нужно.
- Хорошо, не буду вас расстраивать своими вопросами, ответьте на последний: вам приходилось стрелять в людей во время ваших операций?
- И я стрелял, и в меня стреляли, - пожал плечами Никифор, начиная тяготиться темой беседы и размышляя, случайный разговор завела Шарифа или нет. - Работа такая.
- Неужели вас ни разу не ранили? Если не считать шрама.
Никифор нахмурился, не зная, отвечать серьезно или пошутить. Выбрал последнее:
- У меня семь ножевых ран.
- Да что вы говорите?! - удивилась она. - Вам так часто приходится сталкиваться с вооруженными бандитами?
- Нет, - не выдержал и засмеялся капитан, - просто я картошку часто чищу.
Засмеялась и Шарифа.
- Ты меня разыграл?
- Потому что не люблю разговаривать о работе.
- Секрет?
- Не секрет, но... в общем, давай не будем.
- Ну и не надо. Поговорим лучше о том, чем ты занимаешься на досуге.
- Нет уж, теперь твоя очередь.
- Хорошо, скажу, хотя особенно и рассказывать не о чем. Я работаю по шесть дней в неделю и свободного времени остается мало...
Они не заметили, как перешли на "ты", И так, болтая, дошагали до ресторана. Швейцар - могучий молодец в униформе с позолоченными галунами - посмотрел на Шарифу и без слов распахнул перед ней дверь. На Хмеля он даже не взглянул.
Ресторан-бар "Тропикана" открылся на Новом Арбате семнадцать лет назад, еще в тысяча девятьсот девяносто четвертом году. Один раз за это время он горел, один раз подвергся нападению хулиганствующих молодчиков, но восстанавливался и радовал глаз посетителя изысканным "тропическим" интерьером, слух - музыкой, а вкус - деликатесами с Полинезийских островов и экзотическими коктейлями. Никифору нравилась кухня ресторана, блюда которой готовил шеф-повар с Филиппин, и капитан частенько сиживал здесь один или в компании с бывшими однокашниками.
Зал ресторана был почти полон, однако молодой паре отыскалось место у стены под чучелом акулы. Никифор усадил с любопытством озиравшуюся даму, сел сам, заказал шампанское и ориджинел-коктейль из двух сортов рома, сока лимона, апельсинового и ананасового сока, кокосового молока и колотого льда.
- Попробуй, - предложил он Шарифе, - очень вкусно. За знакомство? - поднял свой бокал с шампанским Никифор.
- За встречу, - подняла свой женщина.
Они отпили по глотку холодного пузырящегося напитка, поглядывая друг на друга.
- Я иногда бываю здесь с друзьями, - сказал Никифор. - Один мой приятель любит про износить разные смешные тосты, но мне больше нравится один: выпьем за наших жен и наших подруг, и чтобы они никогда не встретились.
Шарифа засмеялась.
- Значит, у вас есть и жены, и подруги?
- Я не женат, - развел руками Никифор. - А он был женат дважды. Такая вот судьба.
- Ты был женат?
- Нет, - покачал головой Никифор, - не сложилось. - Девушка, которую я любил, вышла замуж за другого.
- Сочувствую. По любви?
- Не знаю. Он иностранец, бизнесмен, приезжал к нам с делегацией. Теперь она живет в Швеции, имеет виллу, загородный дом с бассейном, две машины.
- Хорошо устроилась. Возможно, тебе повезло, что она вышла за него.
- Иногда я тоже так думаю.
- Господа, прошу внимания, - раздался голос администратора ресторана с небольшой эстрады. - Сегодня у нас в гостях супергруппа из Тувы "Хуун-Хуур-Ту", известная не только в России, но и в Америке, Европе, Азии. Убежден, такого вы еще не слышали.
На эстраду вышли четыре мудреца с лицами, словно вылепленными из грубой глины, в халатах и остроконечных шапках, расшитых золотом, в туфлях с загнутыми носами. В руках они несли инструменты, лишь отдаленно напоминающие музыкальные, однако Никифор не раз по делам службы выезжал на Алтай, бороздил южные степи окраин России, слушал пение местных ансамблей и знал названия инструментов.
- Вон тот, с длинной ручкой, - сказал он заинтересованной Шарифе, - называется доншпуур, у соседа - бызаанчи, тот, что со струнами из конских волос, - тунгур, дощечка со струной - игил. Кстати, погремушки у них сделаны из сушеных бычьих яиц.
- Спасибо, что просветил, - фыркнула женщина.
Мудрецы невозмутимо устроились на сцене, посмотрели друг на друга и затянули гортанно-горловой речитатив, вызвав оживление в зале. "Хуун-Хуур-Ту" был ансамблем горлового пения и действительно славился удивительным искусством, образованием своим на рубеже веков создав прецедент в мире world music. Слушать певцов и музыкантов было странно: пение завораживало, проникало в подсознание и рождало необычные ощущения и видения. Участники ансамбля свистели соловьем и шипели змеей, булькали горлом, издавали зубами струнный звон, выводили по две, а то и по три мелодические линии зараз, и слушатели замерли, впитывая эти голоса природы, витая в тех мирах, где живут только горние ветры и духи...
Концерт длился всего час с минутами, но подействовал на всех посетителей "Тропиканы" так, что гости ресторана притихли и долго сидели в оцепенении, пока не прошел эффект воздействия. Лишь потом в зале зазвучала другая музыка и начался обычный ресторанный шум.
В половине двенадцатого Шарифа посмотрела на часы и грустно вздохнула.
- Здесь действительно очень хорошо, давно я так не отдыхала, но мне пора идти.
- Какие могут быть возражения.
Никифор подозвал официанта, рассчитался, и они вышли из ресторана в теплую августовскую ночь, окунаясь в не утихавший гул огромного города. Никифор хотел предложить спутнице по гулять по набережной, а потом пригласить ее домой к себе на кофе, но не успел. Свернув в Серебряный переулок, они наткнулись на трех мужчин, в одном из которых капитан узнал небритого дядю Шарифы. Его спутниками были мрачного вида бородач явно "кавказской" национальности и долговязый малый с русым чубчиком, одетый в спортивный костюм.
- Я же тебя предупреждал, - сказал небритый негромко, сверкнув глазами, - не лезь к моей племяннице. - Он посмотрел на Шарифу. - Иди домой, потом поговорим.
- Не пойду, - с вызовом ответила чеченка. - Это мой выбор, и я свободная женщина!
- Иди, я сказал!
- Послушайте, уважаемые... - начал Никифор.
- А тебя не спрашивают, - ткнул пальцем ему в грудь чеченец. - Она уже один раз сделала ошибку, выйдя замуж за русского, второй раз я этого не допущу.
Никифор посмотрел на Шарифу и увидел дрожащие в ее глазах слезы. Она не хотела подчиняться каким-то варварским законам своего народа и боялась этого, несмотря на гордый и неприступный вид. Это заставило капитана пойти на нестандартный шаг.
- Шари, подожди меня у той арки, - сказал он. - Я поговорю с твоим дядей.
-Нет!
- Не бойся, все будет хорошо, обещаю.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Ледокол
Суворов Виктор
Ледокол


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Шилова Юлия - Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!
Шилова Юлия
Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека