Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

перегородки его гул властно лез в уши.
Экраны астротелевизора не показывали ничего - полный мрак, словно
все светила Вселенной давно погасли. И вдруг стрелка микроскопическими
рывками стала подползать к индексу "С". Теперь-то я знал, что каждый
такой бесконечно малый рывок к скорости света давался ценой огромного
расхода энергии, равного биллионам киловатт на тонну массы корабля.
Вот стрелка точно зацепилась за левый край красной черты. Ну!.. И
академик и я привстали в креслах, хотя самое разумное, что мы сейчас
должны сделать, - это распластаться в них, приняв на всякий случай
защитное положение. Было совершенно неясно, можно ли в таких условиях
надеяться на наши чудесные антигравитационные костюмы.
- Свершилось - воскликнул Самойлов. Он улыбался и довольно потирал
руки. - Об этой минуте мечтали сотни лет все физики-теоретики Земли.
Как жаль, что с нами нет сейчас Эйнштейна!
Пока как будто не происходило ничего особенного: наши массы не
возросли до бесконечно большой величины, с пространством тоже все было
в порядке. Я посмотрел на Самойлова, он - на меня. Казалось, ученый
был разочарован. Я украдкой прикусил кончик языка - больно. Нащупал
пульс: он бился, может быть, немного учащеннее, чем обычно, но это
легко объяснялось волнением.
Часы!.. Что с ними?! - вскрикнул вдруг Самойлов.
С универсальными часами, отсчитывающими темп времени для астролета
и для Земли, явно творилось что-то несуразное: если верить им, то на
Земле истекало тысячелетие, а в астролете - всего лишь минута. Затем
стрелка часов падала к началу отсчета, и время на Земле шло назад. Я
встряхивал головой, проверяя, не сплю ли я?
Все приборы точно сошли с ума. Стрелка акцелерографа вдруг
завертелась с такой быстротой, что совершенно пропала из глаз и нельзя
было понять, в каком направлении она вращается. В овале искателя
траектории бешено метался силуэтик ракеты. Мелодия до-мажор гравиметра
перешла в какое-то дикое хрипение. Электронный регулятор приемника
равновесия сыпал сплошной пулеметной дробью, прерывающейся щелкающим
треском. В одно мгновение стройная симфония астронавигационных
приборов сменилась душераздирающей какофонией. Я выключил телефоны
шлема, боясь оглохнуть.
Вдруг по корпусу корабля прошла гигантская волна мучительной
вибрации. Все вокруг нас - стены, предметы обихода, столы, диваны,
части оборудования - сразу зазвучало, заглушив искаженную мелодию
приборов. Астролет болтало.
- Что творится?! - прокричал я прямо в лицо Самойлову.
Не отвечая, он включил механизм, сдвигающий массивные щиты с
иллюминаторов. Я отшатнулся, пораженный фантастическим зрелищем:
вместо прежнего непроглядного мрака в астролет хлынули целые океаны
ослепительного света. Небесная сфера пылала тысячами радужных полос,
спиралей, шаров. Из глубин пространства прямо на нас, точно к единому
центру, мчались мириады пылающих лохматых солнц и бешено вращающихся
Галактик. Вся Вселенная, казалось, сжалась в небольшую сферу, или
конус, по внутренней поверхности которого мы стремительно описывали
спирали. На мгновение даже показалось, что я завертелся в "чертовом
колесе" под куполом какого-то фантастического цирка, где огни люстр,
разноцветные одежды зрителей, блеск стекол биноклей, ярко-желтый песок
арены с брошенным на него впопыхах алым клоунским плащом сменялись с
быстротой молний; и казалось, что весь этот калейдоскопический хаос
красок ринулся, чтобы смять, раздавить меня.
Внезапно я почувствовал, что слабею, и безвольно опустил голову. В
отяжелевшей голове бились беспорядочные мысли.
"Мы существуем, или нас уже нет?.." - хотел я спросить Самойлова,
но вместо слов вырвалось лишь невнятное бормотание. Последнее, что я
успел заметить, была рука академика, слабо шарившая близ аварийной
кнопки, включающей тормозные двигатели.
...Очнулся я уже на койке в салоне. Было тихо. Во рту ощущалась
приятная горечь препарата "ВГ". Самойлова в салоне не было. Жив ли он?
Я окликнул его.
- Ну что, дружок, - отозвался он из лаборатории. - Очнулся? Знаешь
ли ты, что произошло? - оживленно заговорил он, входя в салон, как
будто ничего не произошло. - При приближении к гравитонной скорости (я
отметил этот новый для меня термин) начался распад материи на
гравитоны - именно то, что происходит все время в двигателе ракеты. Я
пытался проверить эти новые данные математически. Считай, что мы
открыли новую страницу в науке.
- И как подвижники науки, едва не пожертвовали для этого жизнью, -
слабо усмехнулся я.
- Стоило! Стоило, брат! Наука требует жертв! Не правда ли? - и он
снова удовлетворенно потер руки.
- Но кто сообщил бы об этом открытии людям? - напомнил я ему.


- Ах, да... ты прав.
Самойлов вдруг сделался серьезным.
Лишь теперь я отчетливо вспомнил все, что видел, теряя сознание, и
сильно встревожился за академика.
- Вы очень бледны. Вам плохо? - спросил я.
- Пустяки! А как ты себя чувствуешь?
Я попытался встать и не смог. Это было скорее не мышечная
слабость, а безотчетная апатия, неумение сосредоточить волевое усилие
на механическом движении мышц. Я сказал об этом Самойлову. Он кивнул
головой:
Этого следовало ожидать. Нервная ткань наиболее восприимчива к
малейшим изменениям. Распад ничтожной доли ее - и вот...
Он замолчал, присел в кресло и потер ладонью лицо.
- А вы?.. Как же вы? - снова спросил я.
- Очевидно, у меня больше нервной массы, устойчивее мозг. Да ты не
расстраивайся, - ободряюще улыбнулся академик. - Вероятно, твой
организм быстрее подвергается внешним изменениям, но он так же быстро
сможет восстановиться, а вот мой старый организм трудно вывести из
строя, но зато и восстановить нелегко.
- Вам нужно прилечь, - потребовал я.
- Я еще могу продержаться, - возразил он тоном, не допускающим
возражений. - Поправляйся скорее. - И нетвердой походкой тяжело прошел
в Централь управления.
После ухода Самойлова я попытался подняться. Но это было нелегко.
Я сосредоточил свое внимание на том, что мне необходимо опустить на
пол правую ногу, затем левую. Чтобы опустить на пол обе ноги,
потребовалось нечеловеческое усилие. Прошло немало времени, пока я
смог сесть. Наконец, собрав последние силы, я поднялся и, цепляясь за
стены, двинулся за Самойловым.
В штурманской рубке все было по-прежнему. Успокоительно мерцал
овал искателя. Стрелка указателя скорости стояла левее красной черты.
Акцелерограф показывал отрицательное ускорение, то есть замедление
движения. Наш сумасшедший полет был приостановлен аварийным роботом.
Повинуясь руке академика, нажавшей кнопку, робот привел в действие
тормозную систему. Сейчас "Урания" летела по инерции. Лишь после того,
как УЭМК уточнил программу торможения, я заметил, что Самойлов едва
держится на ногах.
- Давай ляжем в анабиозные ванны, - вяло произнес он. Его усталые
глаза лихорадочно блестели сквозь стекла сильных очков. - Пока
скорость "Урании" упадет до заданной величины, надо хорошенько
отдохнуть.

* * *

Я с трудом открыл глаза. Слабо мерцал голубой огонек сигнальной
лампочки реле. Циферблат показывал, что прошло восемнадцать суток
местного времени. Анабиозная жидкость, булькая, уходила в резервуар
консервации. Тело сладко ныло, возвращаясь к обычному ритму жизни.
Сознание заработало четко и ясно. Я быстро совершил процедуру
пробуждения и пошел в рубку. Еле слышно пели силовые поля квантового
преобразователя. Убедившись, что астронавигационные приборы работают
нормально, я погрузился в изучение траекторий на экране ориентировки.
Ощущение какой-то неправильности в их расположении слегка обеспокоило
меня.
Вдруг за моей спиной неслышно появился Самойлов; он тоже успел
пробудиться и был озабочен. Вероятно, он также почувствовал что-то
неладное.
- Встал уже? - улыбнулся он и тут же перешел на деловой тон. -
Что-то неладно у нас с траекторией. - Он беспокойно посмотрел на
экраны обзора, где ярко сияли чужие звезды, потом озадаченно вгляделся
в карту Галактики под силуэтом ракеты-искателя. - Нужно определить
наше местоположение.
Прибор звучал как-то глухо, а носик ракеты показывал в... никуда.
Мы переглянулись. У академика вытянулось лицо.
- Как, по-вашему, - испуганно спросил я, - где мы можем сейчас
находиться?
- А я тебя хотел спросить. Где угодно, даже в соседней Вселенной!
- Не шутите...
- К сожалению, я не шучу. Перейдя порог скорости света, мы,
вероятно, сбили всю вычисленную заранее траекторию движения к центру
Галактики. Как можно скорей надо определиться в пространстве и снова
задать программу электронному вычислителю.
Битый час мы напряженно сверялись с проектированной картой


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Василенко Иван - Весна
Василенко Иван
Весна


Круз Андрей - Новая жизнь
Круз Андрей
Новая жизнь


Самойлова Елена - Ключи наследия
Самойлова Елена
Ключи наследия


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека