Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

плечо и винтом протиснулся к перилам.
В бок упирался локоть охранника, кто-то мерно дышал в затылок. Перила
давили на живот, но я не обращал на это внимания. Я понимал, что
присутствую в качестве зрителя, возможно, весьма нежелательного. Недаром
так настаивал Юрайда, чтобы я как можно скорее уносил отсюда ноги. С
первого взгляда я понял, что происходит нечто из ряда вон выходящее.
Довелось мне бывать на выпускных торжествах, а как же: клятвы в
верности родным стенам, убеленные главы почтеннейших метров, высокий слог
и прочувствованная речь с небольшой слезой в голосе. И чистые лица
выпускников, озаренные светом великих надежд, и маленькая девчушка с
огромным бантом, декламирующая "Напутственную оду" Горация Обергера, и
т.д...
Непохоже, чтобы здесь собирались читать "Напутственную оду" или
произносить торжественную речь, бантов я тоже не приметил. На сцене стоял
узкий столик, вроде журнального, за ним сидели трое - воспитатель,
кажется, заместитель директора, а по бокам двое юнцов, затянутых в плотно
облегающие костюмы из зеленой кожи. Перед ними лежали две коробки. Но не
это поразило меня, а сам зал - ни одного кресла или стула, а только те
самые рулоны, что разгружали сегодня утром. Они были все размотаны и
пересекали белыми дорожками весь зал под разными углами, пола под ними не
было видно. Несколько рулонов торчком приставлены к стенам, еще больше их
было свалено в беспорядке в центре зала. На них сидели воспитанники,
десять подростков.
Это и есть выпускники, догадался я. В зале больше никого не было, вся
школа толпилась на галерее. Хотя зал большой, хватило бы всем места.
Может, у них такой ритуал?
"Это кто справа?" - свистящим шепотом прошелестел воспитанник. "Ты что?
- ответили из-за моей спины. - Это же Везунчик Куонг!"
Воспитатель, не вставая, взял со стола лист бумаги и начал громко
зачитывать фамилии воспитанников. Они по очереди подходили к сцене,
воспитатель брал попеременно из двух коробок белые прямоугольники с
лентой. Подошедший жал руку воспитателю, вешал прямоугольник на шею и
спускался в зал под сдержанный гул галереи, везунчик и второй хлопали его
по плечу.
"Повезло Селину, - завистливо сказал кто-то, - к Дергачу попал. У него
не поскучаешь".
Селин действительно был в числе выпускников, вид у него, насколько я
мог разглядеть, был весьма горделивый. Белый прямоугольник он закинул на
спину и привалился небрежно к рулонам. Пита среди них не было, хотя он в
школе четвертый год.
Школа сейчас пуста, ее можно обшарить всю, от спален до морга. Я
поразился собственному спокойствию, будто и не трясся полчаса назад в
темном коридоре подвального этажа.
Закончив вручение прямоугольников, воспитатель поднялся из-за стола,
помахал рукой выпускникам и ушел со сцены за кулисы.
Везунчик и... как его... Дергач спрыгнули в зал и подошли к
воспитанникам. Селин подобрался, вытянул из-за спины прямоугольник и зажал
его двумя руками, остальные тоже взялись за них.
На галерее стало тихо. Везунчик достал откуда-то белый шар величиной с
крупный апельсин и подбросил его вверх.
Яркая зеленая вспышка ослепила меня! Когда перед глазами перестали
плавать желтые и зеленые пятна, я чуть не закричал: внизу никого не было!
Исчезли воспитанники, исчезли Везунчик и Дергач, начисто пропали рулоны,
ни кусочка не осталось.
"Куда они делись?" - возникла первая мысль. Очевидно, я повторил ее
вслух, потому что говорливый воспитанник с удивлением ответил:
- Как куда? Выпуск ведь, теперь до следу... ох!
Его взяли за шиворот и втянули в поток выходящих с галереи.
Волна безразличия захлестнула меня... По краешку сознания проходили
лишь мыслишки о гипнозе, о ритуале, о раздвигающихся полах, почему-то
вспомнилось, как бабушка водила меня в балаган, где показывали
исчезновение слона. Мелкие догадки возникали по инерции, роль ничего не
понимающего простака надоела, а ввязываться в высокоученый спор с
директором бессмысленно. Они ведут свою игру, крупную, очень крупную игру
без правил. Кто плюет на курию, тот может себе позволить играть без
правил. Что ж, сказал я себе, если с тобой играют без правил, самое умное
- выходить из игры. И как можно скорее!
На галерее опустело, я вышел за последними и пошел к лифту. Школа
наполнилась возбужденными голосами, шумом, смехом, топотом, словно и не
было этих нескольких дней напряженной тишины и чинного порядка. Выпуск. Но
почему осенью?
Я вернулся к себе в комнату. Никаких следов борьбы. Значит, не здесь. Я
взял портфель и вышел, хлопнув дверью.
К директору заходить не стал, говорить не о чем. А если я увидел лишнее
и это ему не понравится, то он во имя своей правоты и меня уложит рядом с



теми. Уложит, искренне сожалея. Но цель слишком велика, чтобы спотыкаться
об меня. Еще неизвестно, подумал я, как повернется с курией. Может,
оставить здесь адрес, чтоб присмотрели за сыном, если по дороге случайно
собьет грузовик или в центре города машину вместе со мной превратят в
дуршлаг. Курия, знаете ли...
Выйдя во двор, я лицом к лицу столкнулся с директором.
Он несколько раз крепко встряхнул мою руку, пожелал доброго пути и
заявил, что проводит до ворот. Я не стал возражать.
Мы шли молча. Скользкие листья расползались под ногами, ветер гнал с
деревьев водяную пыль, пахло кислой гнилью.
У ворот он остановился.
- Кто вам читал историю социальных учений? - спросил он.
- Не помню, - ответил я, пожимая плечами.
Опять пустые разговоры!
Теперь можно было улыбнуться, помахать ручкой и расстаться друзьями.
Ворота были распахнуты, рельс лежал у стены, дырка от него заполнена
водой. Они отогнали мою машину к краю, чтобы грузовику было удобно
разворачиваться.
Директор подобрал с земли веточку и сосредоточенно ломал ее на куски. Я
не торопился. Куда спешить - в столице придут и спросят, куда я дел
старину Бидо, а когда я отвечу: разве я сторож вашему "аббату", меня тут
же прихлопнут.
Юрайда доломал ветку и ссыпал кусочки себе в карман. Спросить его, что
ли, о выпуске? Не стоит, опять соврет.
- Ложь о Валленроде смутила не один слабый ум, - прервал молчание
директор, испытующе глядя на меня, - и соблазн действительно велик. Лучше
быть шестерней, чем песчинкой в зубьях. Еще ни одна песчинка не ломала
машину...
Не понимая, что он имеет в виду, я ничего не ответил.
- Конрад Валленрод, магистр Тевтонского ордена, жестокий истребитель
еретиков и неистовый захватчик, легендами был превращен в народного
мстителя, пробравшегося на командный пост, не брезгуя никакими средствами,
для того чтобы в решающий момент подставить силы ордена под сокрушительный
удар. Как это утешительно звучит для тех, кто продается врагу, надеясь
впоследствии послужить правому делу. И как это ласкает слух тех, кто,
служа богу, вдруг узнает, что прислуживает дьяволу! Кто строит поединок на
обмане, чаще всего бывает обманут сам.
Интересно, для чего он мне это рассказывает? То ли вербует в свои ряды,
то ли намекает, что к трупам в холодильнике не имеет отношения, а если и
имеет, то вынужденно, протестуя в душе. Но откуда он знает, что я видел
морг? И рискнет выпустить после этого? "Ловушка! - обожгла мысль. - Он
меня проверяет!"
- Нет ли у вас сигарет? - неожиданно спросил он.
Я протянул так и не начатую пачку "Престижа". Он распечатал ее, вытянул
три штуки, завернул их в носовой платок, а затем извлек из кармана
пластиковый пакет и запаковал в него платок с сигаретами. Минуту или две
мы молча смотрели друг на друга, в его глазах был вопрос, чего-то он от
меня ожидал. Но мне было уже наплевать на все тайны и трупы, скорее бы
домой или на песок.
Директор Юрайда кивнул, повернулся и медленно пошел к школе. Его плащ
несколько раз мелькнул за деревьями и исчез.
Я подошел к обрыву. Каменистая осыпь терялась в дымке, внизу. На
противоположной стороне желтели пятна кустов. Там, за холмами, начинается
спуск в Долину.
- Красиво, не правда ли?
- Великолепно! - согласился я и только тогда обернулся.
Неслышно возникший Пупер протягивал мне папку.
- Вы забыли акты проверки.
- Ах, да, - равнодушно сказал я, - спасибо.
- Надеюсь... - улыбаясь начал он, но тут же осекся.
Его взгляд уперся в мою ладонь. Я продолжал держать пачку сигарет,
забыв о них. Под лопаткой засосало, я понял, как изголодался по затяжке.
Пупер с явным беспокойством разглядывал именно голубую пачку "Престижа".
- Если не ошибаюсь, - сказал он, уставив на нее палец, - она у вас была
полной! В школе вы не выкурили ни одной.
- А вам что за дело, любезный?
Наглый охранник что-то пробормотал и завертел головой, всматриваясь под
ноги. Потом вскинул на меня глаза, потянул носом и перевел взгляд туда,
где минуту назад скрылся директор. Ничего не сказав, он быстро пошел к
воротам.
Слова, факты и предметы еще не сложились для меня в законченную
картину, но я тем не менее делал свое дело автоматически: догнал Пупера,
сбил с ног и, сорвав с себя галстук, прикрутил охранника локтями назад к
прутьям ворот. Когда он опомнился от неожиданного нападения, я уже достал
ампулу с сывороткой и сорвал с иглы колпачок. От укола в плечо он дернулся


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Искра и ветер
Пехов Алексей
Искра и ветер


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


Василенко Иван - Общество трезвости
Василенко Иван
Общество трезвости


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека