Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

не изгоев: голодных можно накормить, рабов- освободить, и вопрос
ликвидирован вместе с задачей самого Интернационала. Его нет, и он есть
одновременно. И если он блестяще проделывает операции по изъятию золота из
могил и хранилищ государственной казны, то эта организация очень серьезная,
по структуре и незримой деятельности чем-то напоминающая существование
хранителей "сокровищ Вар-Вар". Что это за сила, способная экспортировать
революции, распоряжаться золотым запасом России?
"Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир
построим. Кто был ничем, тот станет всем..." Да, и к тому же с
Интернационалом воспрянет род людской! Это что, еще одна цивилизация
будущего? Одна, общемировая, в которой смешаются все стороны света? Еще одно
вавилонское столпотворение? Что станет, если практичный Запад слить с
лукавым и созерцательным Востоком? Все равно что скрестить ужа и ежа...
В любом случае, в каком бы виде ни существовал Интернационал, за ним
стоят люди, причем конкретные личности. А человек- это ключ даже к самой
сложной задаче. Не явился бы Авега, не открылся бы мир гоев.
Надо искать сейчас не золото, а людей, принадлежащих к Интернационалу. На
лбу у них не написано, однако точно можно сказать, что они не голодные и не
рабы. Они- сильные мира сего, может быть, пока не владеющие им, но влияющие
на его развитие. На лбу не написано, и все-таки должны быть какие-то
предметы, знаки, приметы. Авега нес с собой в котомке хлеб и соль - символы
земли и солнца. Что эти носят в своих котомках? Прокламации и воззвания? Или
деньги на закупку оружия для революции?
Доха с "княжеского" плеча грела хорошо, порой даже становилось
жарковато... Кто финансировал революцию в России? И Февральскую, и
Октябрьскую? Кто оплачивал эмиграцию, полчища профессиональных
революционеров, выпуск газет, опломбированный вагон? Конкретные банки,
принадлежащие Интернационалу? Или деньги поступали от таких, как Савва
Морозов, оплативших собственную гибель?
Странно, что об этом ничего неизвестно в нынешней реформированной
демократической России. Должен бы сработать инстинкт самозащиты, должна
включиться иммунная система, уничтожающая революционный вирус в обновленной
крови. Да и здравая логика подсказывает необходимость развенчать
Интернационал как основной носитель тяжкой болезни. В конечном итоге
революции делают не люди, а идеи и деньги, отпущенные на их реализацию. Да,
видимо, наложено табу. Тайну вклада гарантируем...
На отдельном листке Мамонт написал одно слово - "Интернационал": это была
первая версия. Он спустился вниз, осторожно пробрался на кухню и поставил
чайник на конфорку. Теперь следовало забыть все, что относилось к первой
версии, и заново осмыслить ситуацию, оперируя с иными исходными данными.
Внимание притягивало одно обстоятельство, которому не находилось более или
менее серьезного объяснения. Еще тогда, после августа девяносто первого
года, его поразило, с какой стремительностью и легкостью рухнул и обратился
в прах железобетонный колосс- компартия, давно и прочно сросшаяся со всеми
видами власти и государственным аппаратом. А следом за ним, с такой же
тотальной неизбежностью, развалился и раскатился в разные стороны СССР.
Оказавшиеся у власти в России бывшие партийные деятели, а с ними официальная
пресса уверяли народ, что колосс этот был на глиняных ногах, что все давно
прогнило, сопрело, превратилось в труху и неизвестно за счет чего держалось.
Однако параллельно, то ли по недомыслию, то ли по недосмотру, обрушился
шквал исповедальных откровений потерпевших от коммунистического режима,
которые утверждали обратное: компартия, слитая с ее карательным органом
КГБ,- стальная безжалостная машина, способная растереть в порошок всякого
инакомыслящего. Этот бульдозер не знает ни страха, ни смущения или стыда за
свои действия, движется направленно, целеустремленно и неотвратимо. А
спаявшись с государственным аппаратом, компартия была рукой дающей и
отнимающей, гладила по шерстке и против, хлопала по плечу и давала пощечину.
Можно было понять новых идеологов и журналистов: они обеспечивали
закономерность и причины смены режимов, разъясняя, умиротворяли "народные
массы", "голодных и рабов". Можно было объяснить крайность суждений
пострадавших- чтобы герою стать героем, следует возвеличить противника,
показать его мощь и жестокость. Но если даже все разделить на "шестнадцать",
явственно усматривался "командирский приказ". Не нашлось ни одного члена
Политбюро, ни одного секретаря обкома, кто бы возмутился происшедшим, вышел
на площадь, крикнул, призвал, напротив, большинство дружно начали жечь свои
партбилеты. Привыкшие к приказам, они не умели даже лукавить. И лишь
рядовые, брошенные командирами на произвол судьбы и находясь в полном
неведении, буянили и орали на площадях.
В восемьдесят девятом году была полностью заменена контрольно-ревизионная
служба Третьего спецотдела, и тогда же человек по прозвищу "Птицелов"
оказался на пенсии и под чужой фамилией, после чего Стратиг потерял контроль
над состоянием золотого запаса. По всей вероятности, именно в этот год часть
государственной казны была изъята из хранилищ. Сделать это могла только
высшая партийная элита, одновременно являющаяся высшими государственными
чиновниками. Командиры пониже рангом получали не золотом, но валютой и



родными миллионами рублей, которые в спешном порядке вкладывались в банки
либо в свое дело.
Судя по уголовным дедам Средней Азии, у партийных кощеев была
необузданная тяга к золоту и драгоценным камням. Они даже не понимали, зачем
это им нужно в коммунистической стране. Однако те, кто получил свой "пай" из
государственной казны, наоборот, великолепно знали будущее, ибо сами
спланировали его и обеспечили золотом. Только уникальная, хорошо
скоррумпированная организация могла произвести подобную операцию и только в
СССР. А потом выполнить команду на погружение...
Вторую версию можно было условно назвать "Коррупция".
Мамонт отыскал заварку, залил ее кипятком прямо в большой фаянсовой
кружке и накрыл блюдцем. В тот же миг услышал мягкий, но с менторским
оттенком голос:
- Дорогой, никогда не делай больше так. Пожалуйста. "Жена" стояла в
дверном проеме кухни, обернувшись пуховым одеялом. Застигнутый врасплох,
Мамонт развел руками:
- Интересно... Я еще ничего не сделал.
- Если ты станешь заваривать чай, как распоследний бомж, кто же поверит,
что ты - современный аристократ?
В тебе сразу признают Мамонта.
- Так,- усмехнулся он,- первый семейный скандал... А если я привык? Мне
кажется, так вкуснее!
- Отвыкай, милый. Приготовлю и подам.- Надежда принялась собирать чайные
приборы на подносе.- Из бытовых мелочей складывается манера поведения.
Незаметные, второстепенные детали накладывают отпечаток и на характер, и на
образ мышления. Поэтому важно все. Дипломатические обеды с пресловутой
сложной сервировкой и приборами делаются не ради того, чтобы показать
изысканность стола. Есть можно и руками, и с газеты... Сложность обыденных
бытовых вещей незаметно начинает диктовать и направление застольных
разговоров, и поиск компромиссных решений. Ты же станешь искать специальный
нож, чтобы взять масло, и не будешь резать им отбивную...
- Спасибо за блестящую лекцию! - засмеялся Мамонт.- Извини, я Смольного
института не закапчивал Можно, в последний раз попью чай, как бич?
- Нет, нельзя,- она хладнокровно выплеснула уже заварившийся чай.- Сейчас
приготовлю.
- Да! Жена попалась с характером!
- Что делать? Браки творятся на небесах...- ей, кажется, стало чуть
грустно - потемнели карие глаза.- Увы, я не Валькирия и не могу избирать: не
владею космической стихией. Но я- Дара! И мне подвластны стихии земные... О!
Ты еще не знаешь, какая я коварная! Женщина Дара - это змея. Вползу куда
угодно, притворюсь мертвой, зачарую-заворожу. Мой яд убивает и исцеляет.
Люблю греться за пазухой или на солнышке... потому что сама - холодная.
Притронься к моей руке.
Мамонт послушно притронулся- кожа действительно была ледяная.
- Это потому, что нет отопления в доме,- сказал он.
- Нет, Мамонт, не потому,- многозначительно сказала она и рассмеялась.-
Ну что, страшно?
- Страшно,- признался он.- С детства боюсь змей.
- Чай готов,- вдруг объявила она служебным тоном.- Я подам в кабинет.
- Давай вместе попьем здесь? - предложил Мамонт.
- Увы, не стану больше мешать. Я уползаю! Она, как профессиональная
официантка, взяла поднос на пальцы поднятой руки и понесла по лестнице на
второй этаж.
- Спасибо, Дара! - сказал он вслед.
- Нужно говорить- спасибо, дорогая,- на ходу поправила Надежда.- Завтра
займемся твоим английским. Произношение у тебя наверняка не годится для
жителя Канады.
Мамонт вспомнил Даренку из сказки "Серебряное копытце". Видимо, Бажов
слышал о женщинах Дарах либо встречал сам. Это был не простой сказочник...
Он поднялся в кабинет и, сломив свое самолюбие, признал, что чай,
приготовленный Дарой, на самом деле вкуснее, чем бичовский, "купеческий". И
еще понял, что ее появление среди ночи, лекции о правилах хорошего тона и
рассказы о змеях не случайные, что она за несколько минут отключила его от
размышлений и как бы проветрила разум. Владение тонкой психологией это такой
же талант, как живопись или музыка.
Некоторое время Мамонт пил чай и улыбался, сам не зная отчего, пока на
глаза не попали два листа с условными названиями версий. Третий был-
чистым...
Он размашисто написал - "Залог".
Неумолимый бульдозер партийного государственного управления был хорош
внутри страны, населенной "голодными и рабами". Однако становился совершенно
непригодным для тактики и стратегии геополитики. Он катастрофически терял
свое главное достоинство - уважение со стороны государств соцлагеря и страх
в капиталистических державах. Тем более из-за своей неповоротливости он увяз
в Афганистане, и это стало последней каплей. Следовало списывать его в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 [ 110 ] 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доценко Виктор - Обратись к Бешенному
Доценко Виктор
Обратись к Бешенному


Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека