Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Он не обижал ее?
- Никогда - я бы знал. Не мог он ее обидеть.
- Зачем она это сделала, Ли?
- Не знаю.
- Взаправду не знаешь или не хочешь сказать?
- Взаправду не знаю.
Кейл так долго молчал, что пальцы у Ли вздрогнули и сами собой сжали
запястья. Он овладел собой, лишь когда подросток заговорил снова. В голосе
его теперь слышалась мольба.
- Ли, ты ее хорошо знал. Какая она?
Ли вздохнул с облегчением, руки у него разжались.
- Тебя интересует мое личное мнение? Я могу ошибаться.
- Ну и пусть!
- Видишь ли, мой мальчик, я много думал об этом и все же не понял ее до
конца. Она остается для меня загадкой. Что-то отличает ее от других, так мне
кажется. Чего-то недостает ей - может быть, доброты, может, совестливости.
Человека понимаешь только тогда, когда чувствуешь его в себе. А я ее совсем
не чувствую. Вот начинаю думать о ней и весь будто немею. Так и не разгадал,
чего она хотела, к чему стремилась. Она полна какой-то злобы, но откуда она,
эта злоба, и против чего - не пойму. И злоба какая-то особенная, нездоровая.
Бывает, человек сердится, а у нее одно бессердечие. Не знаю, правильно ли я
делаю, что говорю такие вещи.
- Я должен знать.
- Зачем? Тебе стало от этого легче?
- Нет, тяжелее. Но я должен все знать.
- Верно, - вздохнул Ли. Вкусивший правды должен знать ее до конца. Но я
сказал все, что знаю сам. Больше мне добавить нечего.
- Тогда расскажи мне об отце.
- Это гораздо проще...- начал было Ли. - Как ты думаешь, нас никто не
слышит? Давай говорить тише.
- Ну, рассказывай же!
- У твоего отца непомерно развиты те самые качества, которых нет у его
жены. Он так добр и так совестлив, что его достоинства оборачиваются против
него самого, понимаешь? Ему трудно жить.
- Что он делал, когда она уехала?
- Ничего не делал. Он умер. Нет, он ходил, дышал, спал. Но внутри у
него все омертвело. И только совсем недавно ожил.
Какое-то новое, незнакомое выражение появилось на лице Кейла. Глаза у
него расширились, а резко очерченные и обычно стиснутые губы слегка
разжались и как бы подобрели. И тут в первый раз, к своему изумлению. Ли
разглядел в его облике черты Арона, хотя тот был светлый, а этот смуглый.
Плечи Кейла подрагивали, как под тяжелой ношей.
- Что с тобой, Кейл? - спросил Ли.
- Я люблю его, - выдавил тот.
- Я тоже, - сказал Ли. - Если бы не любил, я не смог бы так долго жить
с вами. Твой отец непрактичен, и житейской хватки у него нет, но он
замечательный человек. Может, самый замечательный из всех, кого я знал.
Кейл вдруг встал.
- Спокойной ночи. Ли.
- Погоди, погоди! Ты кому-нибудь говорил?..
- Нет.
- И Арону тоже?.. Ой, что я спрашиваю, конечно, не говорил.
- А если он сам узнает?
- Тогда поддержи его, помоги. Подожди, не уходи! Другой раз, может, не
придется вот так, по душам. Или сам не захочешь - тебе будет неприятно, что
я посвящен в твой секрет... Скажи откровенно - ты на нее озлобился?
- Я ее ненавижу.
- Я потому спросил, - произнес Ли, - что твой отец не озлобился. Он
только сильно печалился.
Кейл медленно пошел к двери, глубоко сунув руки в карманы, потом резко
обернулся.
- Ты вот сказал: когда понимаешь человека по-настоящему. Я знаю, почему
она уехала, и поэтому ненавижу ее. Я все знаю, потому что... потому что это
есть во мне самом.- Голос Кейла дрогнул, он опустил голову.
Ли вскочил с кресла.
- Замолчи! - воскликнул он.- Замолчи немедленно, слышишь? Попробуй
сказать хоть слово. Может, в тебе это тоже есть - ну и что? Это в каждом
человеке сидит. Но в тебе есть и другое, понимаешь, - другое! Ну-ка,
посмотри мне в глаза!
Кейл поднял голову и убито сказал:
- Что ты от меня хочешь. Ли?
- Я хочу, чтобы ты понял: в тебе есть и другое, доброе. Иначе ты не
стал бы мучиться, задаваться вопросами. Легче легкого свалить все на
наследственность, на родителей. Ну, а сам-то ты что - пустое место? Смотри у
меня! Нечего убирать глаза! Запомни хорошенько: все, что человек делает, это



он сам делает, а не его отец или мать.
- И ты в это веришь, Ли?
- Да, верю! И тебе советую. Иначе я из тебя душу вытрясу.
Когда Кейл ушел, Ли опустился в кресло. "Куда же подевалась моя
хваленая восточная невозмутимость",- уныло подумал он.

4
Открытие, сделанное Кейлом, отнюдь не явилось для него новостью - оно
скорее подтвердило его горькие подозрения. Он давно догадывался, что над
матерью нависгет темное облако тайны, но что скрывается за ним - он не
видел. К случившемуся он отнесся двойственно. С одной стороны, ему было даже
приятно сознавать свою силу и, узнав, что же в действительности произошло,
он по-новому оценивал слышанное и виденное, мог до конца понять туманные
намеки и даже восстановить и упорядочить события прошлого. Однако это
сознание не заживляло рану, нанесенную правдой о матери.
Весь его организм перестраивался, сотрясаясь под капризными
переменчивыми ветрами возмужания. Сегодня он был прилежен, исполнен благих
намерений, чист душой и телом, назавтра поддавался порочным порывам, а
послезавтра сгорал от стыда и очищался пламенем покаяния.
Открытие обострило чувства Кейла. Он казался себе каким-то особенным:
ни у кого нет такой семейной тайны. Ли он не вполне поверил и тем более не
представлял себе, что его сверстники тоже переживают похожие сомнения.
Представление в заведении Кейт занозой засело у него в душе.
Воспоминание о нем то распаляло его воображение и созревающую плоть, то
отталкивало, вызывало отвращение.
Кейл начал ближе присматриваться к отцу и увидел в нем такую неизбывную
горечь и печаль, какой, возможно, сам Адам и не испытывал. В нем зарождалась
страстная любовь к нему и желание уберечь его и вознаградить за перенесенные
страдания. От повышенной чувствительности эти страдания казались ему
совершенно непереносимыми. Однажды он ненароком сунулся в ванную комнату,
где мылся отец, увидел у него уродливый шрам от пулевого ранения и с
удивлением услышал собственный голос: - Папа, откуда у тебя этот шрам?
Адамова рука сама собой поднялась к плечу, словно прикрывая
обезображенное место.
- Это старая рана, сынок. Еще с той кампании против индейцев. Я
как-нибудь расскажу тебе.
Кейл пристально смотрел на отца и, казалось, видел, как тот отчаянно
ворошит памятью прошлое и придумывает неправду. Ему было неприятно - не сама
неправда, а то, что отец вынужден говорить ее. Сам Кейл тоже иногда врал -
когда хотел получить какую-нибудь выгоду. Но врать, потому что у тебя нет
другого выхода, - такого злейшему врагу не пожелаешь. Ему хотелось крикнуть:
"Папа, не нужно ничего придумывать! Я ведь все знаю и понимаю!", но он не
крикнул, а сказал вместо этого:
- Обязательно расскажи.
Арона тоже подхватил бурливый поток внутренние перемен, но порывы его
были гораздо умереннее и гов плоти спокойнее. Его желания устремились в
русло религии. Он решил стать духовным лицом. Он не пропускал ни одной
службы в Епископальной церкви, по праздникам помогал украшать ее цветами и
зелеными ветками и целые часы проводил в обществе курчавого священника - его
преподобия мистера Рольфа. Уроки житейской мудрости, почерпнутые Ароном из
общения с молодым, неискушенным в мирских делах человеком, развили у него
способность к скоропалительным выводам, какая встречается только у очень
наивных людей.
В Епископальной церкви Арона привели к первому причастию, и он начал
петь в воскресном хоре. Абра последовала его примеру. Не то чтобы она
придавала особенное значение этим церемониям, но женский ее ум подсказывал,
что они необходимы.
Вполне естественно, что вскорости новообращенный Арон занялся спасением
брата. Поначалу он просто молился за Кейла, но в конце концов приступил с
беседами. Он упрекал его в безбожии и настаивал на том, чтобы он поправился.
Будь Арон похитрее, Кейл, может быть, и поддался бы его увещеваниям.
Однако тот вознес себя на недосягаемую высоту в смысле непорочности, так что
по сравнению с ним все остальные просто грязли в грехах. После нескольких
нотаций Кейл решил, что брат слишком много о себе понимает, и назвал его
зазнайкой. Оба вздохнули с облегчением, когда Арон пообещал ему адские муки
на веки вечные и отстал от него.
Набожность Арона неизбежно распространилась на половое чувство. Он
доказывал Абре необходимость воздержания и твердо готовился дать обет
безбрачия. Женское чутье подсказывало Абре, что надо соглашаться с ним, так
как в глубине души она догадывалась, что скоро он переменится. Сама она
знала одно-единственное состояние - девичество и мечтала выйти замуж за
Арона и нарожать ему детей, однако пока помалкивала. Ей было незнакомо
чувство ревности, но она ощущала в себе инстинктивную и, пожалуй,
оправданную неприязнь к преподобному мистеру Рольфу.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 [ 109 ] 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Мороз Александра - Пророчица
Мороз Александра
Пророчица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека