Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

равно, с кем драться, несмотря на мудрые заповеди Пресветлого Меча и
пророка Ковыряги - лишь бы драться! Тем более, что сам Пресветлый с
Ближними и пророком был с ними.
Наши сомнения частично рассеяла подошедшая Фариза.
- Священный водоем, - рассмеялась она в ответ на наше недоумение, -
единственная святыня Шулмы. Здесь никогда не проливалась кровь. И если для
тургаудов нет ничего превыше приказа гурхана - первого в воинской доблести
- то для остальных это будет осквернением святыни - на чьей бы стороне они
ни были. Не думаю, что Восьмирукий осмелится штурмовать нас на глазах у
своих подданных...
Холмы кишели людьми и лошадьми, метались юркие гонцы, и с каждым
мгновением правота Фаризы становилась все более очевидной. Я понял, что
судьба, расщедрившись, дарит Мне-Чэну давно припасенный подарок.
Поединок.
Поединок Асмохат-та и Джамухи Восьмирукого; поединок Чинкуэды, Змеи
Шэн, и Мэйланьского Единорога.
Решайся, Пресветлый Меч!
Если мы при всех вызовем их на бой - мерило воинской доблести - они
не смогут отказаться. На этом держится их власть. И публично потерять лицо
они не осмелятся...
Так почему Я-Чэн медлю? Почему не выхожу за круг повозок и не бросаю
вызов? Почему?!
Потому что я знаю, чем это закончится. Я видел это. Я не хочу
убивать. Не хочу убивать! Не хочу!.. И поэтому медлю, оттягиваю, как могу,
тот миг, после которого уже не будет пути назад - и мои соратники с
недоумением косятся в мою сторону. "Иди же! - говорят их глаза и клинки. -
Иди и убей! Ты же можешь! Разруби одним ударом безумный узел этого утра!
Победителей не судят! Убей!.."
И пока я медлю, строй тургаудов опять смыкается, взлохмаченная грива
союзников и подданных Джамухи редеет, оттягиваясь назад, за пределы
видимости... но делает это очень медленно и неохотно. Ну да, с одной
стороны - гурхан и его приказ, а с другой - даже гурхан не должен бы
запрещать приходить сюда, дабы поклониться... Конечно, не должен - но
очевидцы очень мешают горячему Джамухе, и он тоже понимает, что
победителей не судят!..
Еще бы он не понимал - ведь это одна из главных заповедей истины
Батин!
Время, время! Оно уходит, но еще не ушло совсем - время бросить
вызов, время убить - и время даровать жизнь многим, поверившим мне; время
открыть дорогу великому будущему...
Ах, как красиво все это звучит!
Оно уходит, наше время, уходит, не спросясь, вместе с удаляющимися
всадниками... оно уже почти вышло, наше время, но именно "почти" - потому
что всадники перестают удаляться, они останавливаются, и вместе с ними
останавливается время, оно зависает на невидимой нити, нить эта все
растягивается и растягивается, грозя лопнуть... а потом нить резко
сокращается, и всадники поворачивают обратно, к нам, и время снова
начинает нестись вскачь...
Но, кажется, тоже в обратную сторону.

Потому что Я-Чэн слышу топот, но по непонятным причинам он звучит
позади меня - приближающийся топот конских копыт, чьи-то радостные крики,
бряцание сбруи...
Чэн-Я оборачиваюсь - и вижу, как от южных холмов к нам во весь опор
несутся четверо конных, а Асахиро с Фальгримом и Кобланом уже растаскивают
сдвинутые повозки, расчищая им дорогу.
Между тем Чэн-Я узнаю приближающихся всадников. Это молодой
Кулай-нойон, а за ним - Тохтар-кулу с двумя ориджитами. А я еще радовался,
что они не вернулись - дескать, глядишь, живы останутся!
А они успели... успели в гости к смерти!
- Клянусь Нюрингой! - бормочет несуеверный Обломок, и я ошалело вижу,
как южные холмы, словно боясь отстать от своих собратьев, тоже прорастают
гривой. Конных шулмусов если и меньше, чем союзников Джамухи, то
ненамного, и мне просто не хватает воображения, что бы предположить - кто
они, откуда, и кого будут убивать в случае чего!?
...Кулай спрыгивает с лошади и почтительно припадает на одно колено,
приветствуя Асмохат-та, а его редкий для Шулмы прямой меч склоняет передо
мной рукоять.
- Кто там за вами? - спрашиваю Я-Чэн. - Погоня?!
Прямой меч звенит радостно-возбужденно и неразборчиво, как все Дикие
Лезвия в преддверии свалки, так что я полностью перехожу на восприятие
Чэна, слушая Кулая.
- Это восточные хариманы, о Асмохат-та, и лаахоры, и ызджуты, и
белобаранные бехтары, и...


- Все? - пытается прервать его Чэн. - А...
- Нет, не все! Еще племена предгорий - гурхэзы и джавнаки, но они
отстали...
- Кто это? - ревет ничего не понявший Чэн. - Кто это, Кулай?!
- Это вольные племена, о Асмохат-та, отказавшиеся ломать прут
верности перед Восьмируким! Они пришли, поддавшись моим уговорам, чтобы
увидеть Тебя - и увидели собаку-гурхана, готовящегося напасть на священный
водоем! Гнев раздул их печень, и нойоны вольных племен поносят
Джамуху-костогрыза и собираются отстаивать святыню! Тем более, что не все
люди Восьмирукого пойдут за святотатцем...
Что Я-Чэн мог ему сказать? Поблагодарить? За то, что из-за его
расторопности тысячи шулмусов лягут сегодня в здешнюю гостеприимную
степь?! Ведь Кулай же хотел, как лучше! Он действительно хотел, как
лучше!..
- О Пресветлый! - свистнул просиявший Кулаев меч, и на этот раз я
понял его без труда. - Веди нас в бой!
- Когда все закончится, - бросил я Обломку, - и если мы будем еще
живы, награди этот достойный меч именем! Таким, какое он заслужил!
Обломок что-то невнятно буркнул в ответ, и я понял, что имя мечу
достанется еще то...
...Вольные племена спешили взять водоем в полукольцо, отрезав его от
туменов Джамухи; делали они это умело и деловито, а Я-Чэн смотрел на них и
понимал всю верность их расчета. Любое восстание против Восьмирукого было
если не обречено, то весьма сомнительно - гурхан мог вызвать непокорного
нойона в круг, и тот не имел права отказаться, если хотел сохранить лицо!
А исход такого поединка был ясен заранее, без всяких шаманских
предсказаний...
Воинская доблесть - единственный закон и ценность Шулмы!
Зато сейчас! Осквернение святыни! - и плевать вольнолюбивым нойонам
на ложность или подлинность Асмохат-та с его Пресветлым Мечом! Ведь когда
в опасности священный водоем - что должен делать всякий честный шулмус?
Вот-вот, именно это... Тем более, что если тургауды Восьмирукого и
послушаются приказа гурхана, то многие недавние сторонники Джамухи не
пойдут сегодня вслед за ним - а, может, и в спину при случае ударят...
Шаманы, небось, потом спасибо скажут и любой грех замолят!
"Кстати, о шаманах, - подумал Чэн, - вон, кажется, и они...
Двенадцать - нет, тринадцать человек в до боли знакомых халатах с
побрякушками и со взглядом, который невозможно спутать ни с чьим другим...
смирные лошаденки, спокойная осанка - и ни одного Дикого Лезвия!"
Да. Это были служители Ур-калахая Безликого.
Но вспыхнувшая было во мне надежда, что шаманам удастся предотвратить
кровопролитие, быстро угасла. Потому что трое шаманов остались у водоема,
а остальные равнодушно погнали лошадей вверх по склону. К тургаудам они
даже не стали приближаться, а сразу повернули левее и правее - и
растворились в гуще людей.
Что-то должно было произойти - сейчас или никогда.
И гурхан решил - сейчас.
Передний край тургаудского строя начал быстро выравниваться - куда
быстрее, чем в прошлые разы - и я понял, что время вышло.
Совсем.
Сейчас конная лавина, визжа и размахивая Дикими Лезвиями, ринется
вниз, и все возможные доводы и миролюбивые размышления исчезнут в звоне,
грохоте и потоках крови.
Никакие шаманы не смогут остановить озверевших бойцов.
Не смогут.
Не успеют.
Или - не захотят.
Перевернутые повозки остались у нас за спиной - святые воды не будут
осквернены - но вокруг них трупов и сломанных клинков будет более чем
достаточно.
И Я-Чэн шагнул вперед.
Мы шли между расступающимися воинами и Дикими Лезвиями, как меч идет
сквозь расступающуюся под его напором плоть; мы шли молча, приближаясь к
северным холмам, не торопясь, и было слышно, как под ногами Чэна
похрустывает песок и сухая трава.
Когда мы отошли от линии защитников священного водоема на полтора
копейных броска - Чэн остановился.
Молча.
И это был вызов.
Стало еще тише - что всего миг назад казалось невозможным. Тишина
сыпалась, как песок, тишина налипала на замерших людей, тишина висла на
Диких Лезвиях, тишина давила, сгущалась...
А потом перед строем тургаудов возникла одинокая серая фигура и
начала спускаться вниз.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 [ 109 ] 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Доброволец
Володихин Дмитрий
Доброволец


Громыко Ольга - Год крысы. Видунья
Громыко Ольга
Год крысы. Видунья


Круз Андрей - Я еду домой!
Круз Андрей
Я еду домой!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека