Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Чинкуэда, Змея Шэн, по-своему понимают законы воинской доблести, и
святость места уж наверняка не остановит их; и еще Я-Чэн понимал, что не
могу, не должен идти сам на северные холмы, и не имею права останавливать
Куш-тэнгри.
Я-Чэн только вспомнил слова Неправильного Шамана, когда мы прозревали
неизменную гибель Джамухи.
"Наверное, я умру до того..."
- Меня зовут Чэн, - сказал Чэн, глядя в черные глаза Неправильного
Шамана. - Чэн Анкор.
- Спасибо, - невпопад ответил Куш-тэнгри.
И крикнул послу, тряхнув серебряной гривой:
- Эй, Джангар!.. Пошли, что ли?!
Джангар шагнул было вперед, но Асахиро придержал его за плечо.
- Ты помнишь меня, тысячник Джангар? - спросил Асахиро.
- Да, - кивнул Джангар, стряхивая его руку (что оказалось не так-то
просто). - Я помню тебя, бывший раб, пасынок хурулов.
- Это хорошо, что ты помнишь меня... И запомни, что я скажу тебе
сейчас: если с шаманом что-нибудь случится... я убью тебя, даже если для
этого мне придется пройти насквозь через твой тумен.
Джангар радостно оскалился.
- Тебе не придется трудиться, бывший раб. В бою я обычно нахожусь
впереди своей тысячи.
Сверху на них взирал Желтый Мо.
Полагаю, он был доволен.

Весь оставшийся день я не находил себе места.
Вот оно, пришло, наступило, постучалось в дверь, звякнуло о клинок -
и все-таки, в глубине души, я надеялся, надеялся слепо, глупо, наивно,
прячась в ножны от неизбежного, надеялся, что все как-то обойдется само
собой, и боялся признаться в этом самому себе.
Не обошлось.
И учить некого - ушел Куш-тэнгри, и скучает заново осиротевшая Чыда,
а я поминутно гляжу на северные холмы, постепенно тонущие в вечерней мгле.
Ждем.
И я остужаю рукоять о руку аль-Мутанабби.
В подготовке нашего лагеря к обороне мы не участвовали. И правильно
делали - Но-дачи и Асахиро мигом взяли власть в свои руки (смешно -
Но-дачи - и "в свои руки"...), и весьма скоро каждый нашел свое место и
знал, что ему делать в случае...
Что делать?
Ах, выбор небогат... У деревни Сунь-Цзя два десятка с небольшим
Придатков и чуть большее количество Блистающих остановили двенадцать дюжин
детей Ориджа, и то все наши люди оказались раненными, а пятеро батинитов
навсегда окунулись в Сокровенную Тайну. Сейчас же нас, кабирцев, на
четверть меньше, чем тогда, с нами две-три дюжины шулмусов (хорошо,
пожалуй, что Кулай с частью своих пропал - глядишь, выживут...);
ориджитские и маалейские дети, женщины и старики не в счет; - а против нас
на северных холмах воет отборная стая Джамухи, тысяча воинов-людей, и
вдвое-втрое Диких Лезвий.
Кто мы? Дрова для Масудова пожара?
Просто праздник истины Батин...
Прорицание будущего, провиденье шаманское - глупости все это!.. Ведь
не дойти Мне-Чэну до Джамухи, не дотянуться... сметут, растопчут...
Странное чувство возникло у меня. Чем больше я убеждал сам себя в
неизбежности гибели, в бессмысленности всех наших действий, чем больше я
понимал нелепость своего появления в Шулме в облике Пресветлого Меча - тем
сильнее накатывалась откуда-то из глубины души, из того горна, что внутри
нас, отчаянная радость единственного выпада, когда отступать некуда, и
раздумывать некогда, и жить незачем, кроме как для этого выпада, а потом -
гори оно все в Нюринге, это "потом"! - и гордость Масуда, и мудрость
Мунира, и смысл бытия, и сафьян новых ножен, и ремесло, и искусство, и
волчий вой на холмах!..
Я говорил себе о надвигающемся конце - и видел внутренним взглядом,
как стальная чешуйчатая рука, сжатая в кулак над этим миром, медленно
начинает раскрываться, подобно цветку на заре, и движутся неживые пальцы,
которым не положено двигаться, которым не дано двигаться - но приходит
день, когда мы все безнадежно глупеем, шуты мироздания, и в этот день нам
все положено и все дано!..
...Вечер стал переходить в ночь, и холмы окончательно пропали из
виду.
По всему лагерю горели костры.
А Куш-тэнгри так и не вернулся.
Я спросил у подвернувшейся Кунды Вонг, почему не тронулось с места
временное стойбище женщин, детей и стариков, что было за юго-западными



холмами.
- Зачем? - удивилась Кунда. - Кому они нужны? Тургаудам? В случае
чего их и потом можно будет вырезать... после нас.
Я накричал на Кунду, обозвав ее глупой саблей, и с удивлением
заметил, что ей стало легче. Вскоре я услышал, как Кунда в свою очередь
кричит на кого-то, обзывая его глупым мечом и обвиняя в малодушии.
Я невесело улыбнулся, прилег на колени к Чэну, ткнувшись гардой в
Обломка - и мы стали ждать.


28
Всю ночь в нашем лагере происходила некая перестановка - не слишком
шумная, но достаточно заметная. Ею по-прежнему руководили Но-дачи с
Асахиро, и мы не вмешивались, хотя прекрасно понимали, что в случае штурма
любые приготовления лишь ненадолго отдалят трагический финал. Думаю, что
тот же Но понимал это не хуже меня - только что-то делать, наверное, было
все же лучше, чем просто сидеть и ждать, как мы с Чэном.
...Постепенно Я-Чэн начал проваливаться в туманное забытье - полусон,
полубодрствование, похожее на провидческий транс. Мы уходили в какой-то
свой внутренний мир, медленно соскальзывая туда сквозь редеющую завесу
багрового тумана, и туман светлел, рассеивался, и проступавший сквозь него
мир был прекрасен - в нем не было ни Шулмы, ни Кабира, ни Джамухи с
Чинкуэдой; в мире этом не было и нас с Чэном - и над землей занималась
заря...
...Заря. Вернувшись в негостеприимную реальность, мы огляделись
вокруг. В предутренней дымке смутно темнели очертания окружавших нас
перевернутых повозок, за которыми расположились шулмусы ("Наши шулмусы", -
невесело подумал Я-Чэн), и у многих была та вещь, которая звалась луком, а
на боку висели большие ножны со стрелами.
Ножны назывались "колчанами".
Подготовились, значит... о Творец, если бы нас было хоть раз в пять
больше!..
Светало довольно быстро - вот уже из зябкой пелены родились пологие
склоны ближних холмов; туман отступал, почти как во сне, но не уходил до
конца, и лишь вокруг священного водоема тумана, на удивление, не было
вообще...
Я вновь глянул на северные холмы - и увидел, как их вершины внезапно
ощетинились колышущейся гривой конного строя.
- Сейчас начнется, - очень спокойно и как-то бесцветно сказали в один
голос Но-дачи и Асахиро.
И шулмусы за повозками зашевелились, доставая из колчанов стрелы и
накладывая их на тетиву.
Грива на холмах выросла, уплотнилась, вздыбилась - и замерла.
Они почему-то медлили. Вокруг посветлело, туман уже практически
рассеялся, и в конном строю на вершинах холмов стало заметно некоторое
замешательство. Местами пряди этой живой гривы перепутались, переплелись,
несколько крохотных всадников отделились от строя и поскакали влево и
назад, скрывшись из виду.
"Кончали бы скорее..." - отстраненно подумал я.
Скорее не получалось. Тем более, что у северо-западных и
северо-восточных холмов тоже стала прорастать грива. Только грива эта была
гораздо более неровной, нечесаной и всклокоченной.
Зато она была гуще. Куда гуще первоначальной!
Туда-сюда замельтешили гонцы-муравьи.
- А вон наши, - неожиданно заметил один из шулмусов.
Чэн шагнул к говорившему и увидел, что это - молодой маалей.
- Кто - ваши?
- Ну, бывшие наши, - поправился шулмус. - Дети Маала. Да вон же
бунчук наш! - и он указал рукой в сторону одного из холмов.
Шулмус явно не жаловался на зрение - различить на таком расстоянии,
кто есть кто...
- Ясное дело, - продолжил остроглазый, - в ставку приехали, а
гурхана-то и нет. Где гурхан - спроси у ветра. Назад повернули - так и
обоза нет! А степь-то слухами полнится... Куда скакать? К священному
водоему. Вот и прискакали...
- Небось ваши маалеи не умнее других, - перебил его шулмус постарше,
из ориджитов. - Вон сколько понаехало... слева локры в лисьих малахаях,
справа не разобрать кто, но похоже на хурулов...
"Маалеи, - подумал я. - Те, которых ограбили Гвениль с Махайрой. Ну
что ж, долго думать, на чьей они стороне, не приходится. Да и не одни они.
Теперь и боя не будет. Просто затопчут нас - и дело с концом."
Однако шулмусы почему-то заметно повеселели и ожили. Я еще мог с
трудом понять маалеев, но ориджиты?!. А Диким Лезвиям, похоже, было все


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 [ 108 ] 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Земляной Андрей - Шагнуть за горизонт
Земляной Андрей
Шагнуть за горизонт


Курылев Олег - Руна смерти
Курылев Олег
Руна смерти


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека