Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Скажу больше. Я верю - есть люди, которые так рождены и взращены, так
проходят весь свой путь от мягкой колыбели до мирной, поздней кончины, что
никакое чрезмерное страдание не вторгается в их судьбу, никакие бури не
сбивают с дороги. И часто это не себялюбивые, кичливые создания, но любимцы
природы, гармонические и прекрасные мужчины и женщины, наделенные
великодушием, живые свидетели милости господней.
Но не буду более томить читателя и поведаю радостную правду. Грэм
Бреттон и Полина де Бассомпьер поженились, и доктор Бреттон оказался одним
из таких свидетелей. Время не омрачило его, недостатки его стерлись,
расцвели достоинства, ум его отточился, стала глубже душа, осадок отстоялся,
и еще ярче заблистало драгоценное вино. Столь же прекрасна была судьба
нежной его жены. Она всегда пользовалась горячей любовью мужа и стала
краеугольным камнем в прочном здании его счастья.
Мирно текли их дни, но благополучие не очерствило их сердец, они
помогали другим великодушно и разумно. Конечно, и они узнали огорчения,
разочарования и тяготы, но умели их одолевать. Не раз приходилось им
смотреть в лицо той, которая так пугает смертного, покуда он дышит. Да, они
заплатили свою дань курносой. Достигнув полноты лет, ушел от них мосье де
Бассомпьер. Дожив до старости, покинула их и Луиза Бреттон. Однажды раздался
под их кровом и плач Рахили по детям. Но другие дети, здоровые и цветущие,
восполнили утрату. Доктор Бреттон вновь узнавал себя в сыне, унаследовавшем
его нрав и наружность; были у него и стройные дочери, тоже в него. Детей он
воспитывал бережно, но строго, и они выросли достойным потомством.
Словом, я не преувеличиваю, когда утверждаю, что на жизнь Грэма с
Полиной пало высшее благоволение, и, подобно любимому сыну Иакова, господь
благословил их "благословениями небесными свыше, благословениями бездны,
лежащей долу". Так это было, и бог видел, что это "хорошо весьма".

Глава XXXVIII
"ТУЧА"
Но не для всех так бывает. Что ж! Да будет воля его, которая, впрочем,
и осуществляется всегда независимо от того, склоняемся ли мы перед нею в
смиренной покорности. Сами законы творения ей способствуют; силы, видимые и
невидимые, заняты ее исполнением. Знак будущей жизни нам дается. Кровью и
огнем, когда надобно, начертан бывает этот знак. В крови и огне мы его
постигаем. Кровью и огнем окрашивается наш опыт. Страдалец, не лишайся
чувств от ужаса при виде огня и крови. Усталый путник, препояшь свои чресла;
гляди вверх, ступай вперед. Паломники и скорбящие, идите рядом и дружно.
Темный пролег для многих путь посреди житейской пустыни; да будет поступь
наша тверда, да будет наш крест нашим знаменем. Посох наш - обетования того,
чье "слово право и дела верны", упованье наше - промысл того, кто
"благоволением, как щитом, венчает нас", обитель наша - на лоне его, чья
"милость до небес и истина до облаков"; и высшая наша награда - царствие
небесное, вечное и бесконечное. Претерпим же все, что нам отпущено; снесем
все тяготы, как честные солдаты; пройдем до конца наш путь, и да не иссякает
в нас вера, ибо нам уготована участь славнейшая, нежели участь победителей:
"Но не ты ли издревле господь бог мой, Святый мой? Мы не умрем".
В четверг утром мы все собрались в классе, ожидая урока литературы. Час
пробил; мы ждали учителя.
Ученицы старшего класса сидели совсем тихо; перебеленные сочинения,
приготовленные к уроку, аккуратно перевязанные ленточками, ждали, когда же
их соберет быстрая рука профессора. Стоял июль, утро было ясное, стеклянную
дверь приотворили, и в нее врывался свежий ветерок, а увивавший ее плющ
колыхался, заглядывал в комнату и словно нашептывал новости.
Мосье Эманюель не отличался точностью; мы не удивлялись, что он
запаздывает, но каково же было наше удивление, когда дверь распахнулась и
вместо стремительного мосье Поля на пороге показалась степенная мадам Бек.
Она подошла к столу мосье Поля, остановилась, поплотней закуталась в
свою яркую шаль и произнесла твердым, тихим голосом, не спуская с нас
пронзительного взгляда:
- Сегодня урока литературы не будет.
Она помолчала минуты две и лишь затем продолжила:
- Возможно, у вас целую неделю не будет уроков. Мне она понадобится,
чтобы найти достойную замену мосье Эманюелю. А пока надо постараться
заполнять освободившееся время полезными занятиями. Ваш профессор, мои
милые, намеревается, если удастся, сам как следует с вами проститься.
Покамест у него нет досуга для этой церемонии. Он готовится к долгому
путешествию. Внезапный и неотступный долг призывает его в дальний путь. Он
решился надолго покинуть Европу. Возможно, сам он еще расскажет вам обо всем
подробнее. Сегодня, мои милые, вместо обычного урока мосье Эманюеля вы
займетесь английским чтением с мисс Люси.
Она величаво склонила голову, поправила на плечах шаль и выплыла из



класса.
Все притихли; потом по комнате прокатился рокот; кое-кто, кажется,
плакал.
Время шло. Шум, шепот, всхлипывания делались все громче. Дисциплина
разлаживалась, начинался беспорядок, девицы словно почувствовали, что надзор
ослаблен и они остались без присмотра. Привычка и чувство долга заставили
меня быстро собраться с силами, подняться как ни в чем не бывало, заговорить
обычным голосом, потребовать и наконец добиться тишины. Мы долго и тщательно
разбирали английский текст. Все утро я их этим занимала. Помню, рыдающие
ученицы вызвали во мне досаду. В самом деле, чувствительность их немногого
стоила - просто истерика. Я это не обинуясь им объявила. Я их чуть не
подняла на смех. Я была сурова. По правде же, меня мучили их слезы, их
рыдания; я не могла их вынести. Одна глуповатая, унылая ученица продолжала
всхлипывать, когда все другие уже умолкли; безжалостная необходимость
заставила меня и помогла мне так с ней обойтись, что ей пришлось проглотить
слезы.
Девочка эта вправе была бы меня возненавидеть, но после урока, когда
все стали расходиться, я задержала ее, подозвала и - чего никогда не
случалось со мною прежде - прижала к своей груди и поцеловала в щеку. Но,
поддавшись этому невольному порыву, потом я тотчас вытолкала ее за дверь,
потому что, не выдержав моей ласки, она залилась совсем уже в три ручья.
Весь день я трудилась не покладая рук, а ночью вовсе не стала бы
ложиться, если б можно было жечь свечу до утра. Ночь, однако, прошла
мучительно и плохо подготовила меня к предстоявшему на другой день испытанию
- необходимости выслушивать сплетни. Новость обсуждали все кому не лень.
Лишь сперва все от удивления попридержали языки; эта сдержанность скоро
прошла; языки развязались; у учительниц, учениц, даже у служанок не сходило
с уст имя "Эманюель". Как, служить в школе с самого начала и вдруг уйти! Все
находили это странным.
Говорили о нем так много, так долго, так часто, что из всей этой груды
слов в конце концов кое-что выяснялось. На третий день, кажется, я от
кого-то узнала, что он едет через неделю; потом услышала, что он собирается
в Вест-Индию. Я заглядывала в глаза мадам Бек, отыскивая в них подтверждения
либо опровержения этих сведений, но не выудила из нее ничего, кроме обычных
пошлостей.
Она сообщила, что этот уход для нее большая потеря. Она просто не
знает, кем заменить мосье Поля. Она так привыкла к своему родственнику, он
стал ее правой рукой; как ей без него обойтись? Она старалась удержать его,
но мосье Поль заявил, что его призывает долг.
Все это она объявляла во всеуслышание, в классах, за обедом, громко
обращаясь к Зели Сен-Пьер.
"Какой долг его призывает?" - хотелось мне у нее спросить. Иногда,
когда она спокойно проплывала мимо меня в классе, мне хотелось броситься к
ней, схватить ее за полу и сказать: "Постойте-ка. Объясните-ка что к чему.
Почему долг призывает его в изгнание?" Но мадам обращалась всегда к
кому-нибудь еще, а на меня даже не глядела, словно и не предполагала во мне
интереса к отъезду мосье Поля.
Неделя шла к концу. Больше нам не говорили о предполагавшемся прощании
с мосье Полем; никто не спрашивал, придет он или нет; никто не выражал
опасений, как бы он не уехал, не повидавшись с нами, не сказав нам ни слова;
говорили о нем по-прежнему беспрестанно, но никого, кажется, не мучил такой
неотвязный вопрос. Мадам-то сама, разумеется, его видела и могла
наговориться с ним вдоволь. И что ей за дело, явится он в школу или нет?
Неделя миновала. Нам сообщили назначенный день отъезда и сказали, что
едет он "на остров Бас-Тер в Гваделупе": призывают его туда не собственные
интересы, но интересы друга; разумеется, так я и думала.
"Бас-Тер в Гваделупе"... Я тогда плохо спала, но лишь только меня
одолевала дремота, я тотчас просыпалась, будто кто произнес слова "Бас-Тер"
и "Гваделупа" над самой моей подушкой, а то вдруг они мерещились мне,
начертанные огненными буквами во тьме.
Я не могла с этим сладить, да и как сладишь с чувствами? Мосье Эманюель
был в последнее время так добр ко мне; он час от часу делался все добрее и
лучше. Прошел уже месяц с тех пор, как мы уладили наши богословские
разногласия, и с тех пор мы с ним ни разу не повздорили. Мир этот не явился
холодным плодом отдаления; напротив, мы сблизились; он стал чаще ко мне
приходить, он говорил со мной больше, чем прежде; он оставался подле меня
часами, спокойный, довольный, непринужденный, мягкий. О чем только мы не
переговорили. Он расспрашивал меня о моих планах, и я ими поделилась; мысль
моя о собственной школе пришлась ему по душе; он заставлял меня снова и
снова развивать ее перед ним в подробностях, хоть самое идею называл мечтою
Альфашара{427}. Все несогласия кончились, крепло и росло понимание; мы оба
ощущали родство и надежду; привязанность, уважение и пробудившееся доверие
все вернее связывали нас.
Как спокойно проходили мои уроки! Куда подевались насмешки над моим
умом и вечные угрозы публичного экзамена! Как безвозвратно ревнивые


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 [ 108 ] 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Первый поход
Посняков Андрей
Первый поход


Шилова Юлия - Чувство вины, или Без тебя холодно
Шилова Юлия
Чувство вины, или Без тебя холодно


Корнев Павел - Немного огня
Корнев Павел
Немного огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека