Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

плечи и удержали его силой. Надвигалось что-то неумолимое. Он,
человек-зверь, попал в берлогу женщины-зверя. Она продолжала:
- Представь себе, Анна, дура этакая, - ну, знаешь, королева, - вызвала
меня в Виндзор, сама не зная зачем. А когда я приехала, она заперлась со
своим идиотом канцлером. Но как ты умудрился пробраться ко мне? Прекрасно!
Вот что значит быть настоящим мужчиной. Для него не существует преград.
Его зовут, и он приходит. Ты расспрашивал обо мне? Ты, вероятно, узнал,
что я герцогиня Джозиана. Кто проводил тебя сюда? Должно быть, мой грум.
Смышленый мальчишка. Я дам ему сто гиней. Скажи мне, как ты все это
устроил? Нет, лучше не говори. Я не хочу этого знать. Объясняя свои смелые
поступки, люди только умаляют их. Мне приятнее видеть в тебе загадочное
существо. Ты настолько безобразен, что можешь казаться чудом. Ты упал с
небес или поднялся из преисподней, прямо из пасти Эреба. Очень просто: или
раздвинулся потолок, или разверзся пол. Ты либо спустился с облаков, либо
взвился кверху в столбе серного пламени. Ты достоин того, чтобы являться
как божество. Решено, ты мой любовник!
Гуинплен растерянно слушал, чувствуя, что его покидает рассудок. Все
было кончено. Сомнений быть не могло. Эта женщина подтверждала все, о чем
говорилось в письме, полученном ночью. Он, Гуинплен, будет любовником
герцогини, обожаемым любовником! Безмерная гордость темной тысячеглавой
гидрой зашевелилась в его несчастном сердце.
Тщеславие - страшная сила, действующая внутри нас, но против нас же
самих.
Герцогиня продолжала:
- Ты здесь, значит так суждено. Больше мне ничего не надо. Чья-то воля,
неба или ада, толкает нас в объятия друг друга. Брачный союз Стикса и
Авроры! Безумный союз, попирающий все законы. В тот день, когда я впервые
увидела тебя, я подумала: "Это он. Я узнаю его. Это чудовище, о котором я
мечтала. Он будет моим". Но надо помогать судьбе. Вот почему я тебе
написала. Один вопрос, Гуинплен: ты веришь в предопределение? Я поверила с
тех пор, как прочитала у Цицерона про сон Сципиона. Ах, я и не заметила!
Ты одет как дворянин. Так и надо. Тем более что ты фигляр. Это только
лишний повод к тому, чтобы так нарядиться. Комедиант стоит лорда. Да и что
такое лорды? Те же клоуны. У тебя благородная осанка, ты прекрасно сложен.
Невероятно все-таки, что ты попал сюда. Когда ты пришел? Давно ты здесь?
Ты видел меня нагой? Не правда ли, я хороша? Я собиралась принять ванну.
Ах, я люблю тебя! Ты прочел мое письмо? Сам прочел, или тебе его прочли?
Умеешь ты читать? Ты, должно быть, совсем необразован. Я задаю тебе
вопросы, но ты не отвечай. Мне не нравится звук твоего голоса. Он слишком
нежен. Такое необыкновенное существо, как ты, должно не говорить, а
рычать. Твоя же речь - как песня. Мне это противно. Единственное, что мне
не нравится в тебе. Все остальное в тебе страшно и поэтому великолепно. В
Индии ты стал бы богом. Ты так и родился с этим страшным смехом на лице?
Нет, конечно? Тебя, должно быть, изуродовали в наказанье за что-либо?
Надеюсь, ты совершил какое-нибудь злодейство. Иди же ко мне!
Она упала на кушетку, увлекая его за собой. Сами не зная как, они
очутились рядом. Стремительный поток ее речей бешеным вихрем проносился
над Гуинпленом. Он с трудом улавливал смысл ее безумных слов. В ее глазах
сиял восторг. Она говорила бессвязно, страстно, нежным, взволнованным
голосом. Ее слова звучали как музыка, но в этой музыке Гуинплену слышалась
буря.
Она снова устремила на него пристальный взгляд.
- Рядом с тобой я чувствую себя униженной, - какое счастье! Быть
герцогиней - скука смертная! Быть особой королевской крови, - что может
быть утомительнее? Падение приносит отдых. Я так пресыщена почетом, что
нуждаюсь в презрении. Все мы немножко сумасбродны, начиная с Венеры,
Клеопатры, госпожи де Шеврез, госпожи де Лонгвиль и кончая мной. Я не буду
скрывать нашей связи, предупреждаю тебя заранее. Эта любовная интрижка
будет не очень приятна королевской фамилии Стюартов, к которой я
принадлежу. Ах, наконец-то я вздохну свободно! Я нашла выход. Я сбрасываю
с себя величие. Лишиться всех преимуществ моего положения - значит
освободить себя от всяких уз. Все порвать, бросить всему вызов, все
переделать на свой лад - это и есть настоящая жизнь. Послушай, я люблю
тебя!
Она остановилась, и на ее губах промелькнула зловещая улыбка.
- Я тебя люблю не только потому, что ты уродлив, но и потому, что ты
низок. Я люблю в тебе чудовище и скомороха. Иметь любовником человека
презренного, гонимого, смешного, омерзительного, выставляемого на
посмешище к позорному столбу, который называется театром, - в этом есть
какое-то особенное наслаждение. Это значит вкусить от плода адской бездны.
Любовник, который позорит женщину, - это восхитительно! Отведать яблока не
райского, а адского - вот что соблазняет меня. Вот чего я жажду. Я - Ева
бездны. Ты, вероятно, сам того не зная, демон. Я сберегла себя для
чудовища, которое может пригрезиться только во сне. Ты марионетка, тебя
дергает за нитку некий призрак. Ты воплощение великого адского смеха. Ты



властелин, которого я ждала. Мне нужна была любовь, на какую способна лишь
Медея или Канидия. Я так и знала, что со мной случится что-то страшное и
необыкновенное. Ты именно тот, кого я желала. Я говорю тебе много такого,
чего ты, должно быть, не понимаешь. Гуинплен, никто еще не обладал мною. Я
отдаюсь тебе безупречно чистая. Ты, конечно, не веришь мне, но если бы ты
знал, как мне это безразлично!
Ее речь была подобна извержению вулкана. Если бы пробуравить отверстие
в склоне Этны, оттуда вырвался бы такой же стремительный поток пламени.
Гуинплен пробормотал:
- Герцогиня...
Она рукой зажала ему рот.
- Молчи! Я смотрю на тебя. Гуинплен, я непорочная распутница. Я
девственная вакханка. Я не принадлежала ни одному мужчине и могла бы быть
пифией в Дельфах, могла бы обнаженной пятою попирать бронзовый треножник в
святилище, где жрецы, облокотись на кожу Пифона, топотом вопрошали
невидимое божество. У меня каменное сердце, но оно похоже на те
таинственные валуны, которые приносит море к подножию утеса Хентли-Набб, в
устье Тисы; если разбить такой камень, внутри найдешь змею. Эта змея - моя
любовь. Любовь всесильная, это она заставила тебя прийти сюда. Нас
разделяло неизмеримое пространство. Я была на Сириусе, ты на Аллиофе. Ты
преодолел это расстояние, и вот - ты здесь! Как это хорошо! Молчи! Возьми
меня!
Она остановилась. Он затрепетал. Она снова улыбнулась.
- Видишь ла, Гуинплен, мечтать - это творить. Желание - призыв. Создать
в своем воображении химеру - значит наделить ее жизнью. Страшный,
всемогущий мрак запрещает нам взывать к нему напрасно. Он исполнил мою
волю. И вот ты здесь. Решусь ли я обесчестить себя? Да. Решусь ли стать
твоей любовницей, твоей наложницей, твоей рабой, твоей вещью? Да, с
восторгом. Гуинплен, я женщина. Женщина - это глина, жаждущая обратиться в
грязь. Мне необходимо презирать себя. Это превосходная приправа к
гордости. Низость прекрасно оттеняет величие. Ничто не сочетается так
хорошо, как эти две крайности. Презирай же меня, ты, всеми презираемый!
Унижаться перед униженным - какое наслаждение? Цветок двойного бесчестья!
Я срываю его. Топчи меня ногами! Тем сильнее будет твоя любовь ко мне. Я
это знаю по себе. Тебе понятно, почему я боготворю тебя? Потому что
презираю. Ты настолько ниже меня, что я могу возвести тебя на алтарь.
Соединить твердь с преисподней - значит создать хаос, а хаос привлекает
меня. Хаос всему начало и конец. Что такое хаос? Беспредельная скверна. И
из этой скверны бог создал свет. Вылепи светило из грязи, и это буду я.
Так говорила эта страшная женщина. Халат, распахнувшийся от ее
движений, открывал ее девственный стан.
Она продолжала:
- Волчица для всех, я стану твоей собакой. Как все изумятся! Нет ничего
приятнее, чем удивлять глупцов. Ведь это совершенно понятно. Кто я?
Богиня? Но ведь Амфитрита отдалась Циклопу. Кто я? Фея? Но Ургела приняла
к себе на ложе восьмирукого Бугрикса, полумужчину-полуптицу, с перепонками
меж пальцев. Кто я? Принцесса? А у Марии Стюарт был Риччо. Три красавицы и
три урода. Я превзошла их, ибо ты уродливее их любовников. Гуинплен, мы
созданы друг для друга. Ты чудовище лицом, я чудовище душою. Оттого-то я и
люблю тебя. Пусть это моя прихоть. А что такое ураган? Ведь он - прихоть
ветров. Между нами космическое сходство. И ты и я, мы оба дети мрака: ты -
лицом, я - душой. И ты в свою очередь создаешь меня. Ты пришел, и душа моя
раскрылась. Я сама ее не знала. Она поражает меня. Я богиня, но твое
приближение пробуждает во мне гидру. Ты открываешь мне мою подлинную
природу. Ты помогаешь мне заглянуть в самое себя. Смотри, как я похожа на
тебя! Ты можешь смотреться в меня как в зеркало. Твое лицо - моя душа. Я
не подозревала, как я ужасна. Значит, и я - тоже чудовище. О Гуинплен, ты
почти рассеял мою скуку!
Она залилась странным, каким-то детским смехом, наклонилась к нему и
прошептала на ухо:
- Хочешь видеть безумную? Она перед тобой!
Ее пристальный взгляд зачаровывал Гуинплена. Взгляд - это тот же
волшебный напиток. Ее халат, распахиваясь, открывал взору Гуинплена
страшное своею красотою тело. Слепая, животная страсть охватила Гуинплена.
Страсть, в которой была смертельная мука.
Женщина говорила, и слова ее жгли его как огнем. Он чувствовал, что
сейчас случится непоправимое. Он не мог произнести - ни слова. Иногда она
умолкала и, всматриваясь в него, шептала: "О, чудовище!" В ней было что-то
хищное.
Она схватила его за руки.
- Гуинплен, - продолжала она, - я рождена для трона, ты - для
подмостков. Станем же рядом. Ах, какое счастье, что я пала так низко! Я
хочу, чтобы весь мир узнал о моем позоре. Люди стали бы еще больше
преклоняться передо мной, ибо чем сильнее их отвращение, тем больше они
пресмыкаются. Таков род людской. Злобные гады. Драконы и вместе с тем


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 [ 106 ] 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Страшные вещи Лизы Макиной
Сертаков Виталий
Страшные вещи Лизы Макиной


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека