Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Свой том к глазам, рассматривал с любовным
Вниманием заглавие, -- такое,
Что дух захватывало! -- ртом бескровным
Дул на него, качая головою;
И после пальцем удалял с трудом
Заглавие, вычерчивал другое,
Вставал и снова тихо вдоль покоя
Расхаживал, снимал за томом том,
Смывал заглавие, чертил другое.
При этом зрелище мне стало жутко.
Все это было слишком не на шутку
Рассудку недоступно, и решил я
Вернуться к чтению; но те уроки,
Что раскрывали мне миры познанья
Лишь миг назад, уже не находил я;
Прозрачный, ясный строй письмен, уму
Сиявший только что, ушел во тьму,
Перемешались тайнописи строки,
И под конец мне глянуло в глаза
Пустой страницы бледное мерцанье.
И вдруг неслышная легла рука
Мне на плечо: увидев старика,
Я выпрямился. На моих глазах
Мой том он в руки взял -- невнятный страх
Смутил меня! -- и перст его прошел
По переплету, знаки смыв прилежно.
Затем другие знаки, что расчислили
Весь ход миров и заново осмыслили,
Пером старинным он вписал неспешно.
Затем, ни слова не сказав, ушел.
СЛУЖЕНИЕ
Когда-то, в дни первоначальной веры,
Своим владыкам поручал народ
Блюсти в кругу пастушеских забот
Высокий строй непогрешимой меры
В ладу с иною мерой: той, что око
Угадывает, вникнув вход светил,
Ведомых в знании числа и срока
Разумным равновесьем скрытых сил.
Но древнее преемство благостыни
Пресеклось, меры позабыт закон,
И человек надолго отлучен
От мирового лада, от святыни.
Но мысль о ней светила и в разлуке,
И нам поручено: Завета смысл
В игру созвучий и в сцепленья числ
Замкнуть и передать в иные руки.
Как знать, быть может, свет на нас сойдет,
И повернется череда столетий,
И солнцу в правоте воздать почет
Сумеют примирившиеся дети.
МЫЛЬНЫЕ ПУЗЫРИ
Как много дум, расчетов и сомнений
Понадобится, и года пройдут,
Пока старик из зыбких озарений
В свой поздний срок соткет свой поздний труд.
А юноша торопится меж тем
Мир изумить и спину гнет прилежно
Над построением философем --
Неслыханных и широты безбрежной.
Дитя в игру уходит с головой:
Притихши, бережно в тростинку дует,


И вот пузырь, как бы псалом святой,
Играет, славословит и ликует.
Итак творятся в смене дней и лет
Из той же древней пены на мгновенье
Все те же сны, и нет у них значенья:
Но в них себя узнает ив ответ
Приветнее заблещет вечный свет.
* ТРИ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ *
ЗАКЛИНАТЕЛЬ ДОЖДЯ
Это случилось не одну тысячу лет назад, когда у власти
были женщины: в роду и семействе матери и бабке воздавали почет
и слушались беспрекословно, рождение девочки считалось намного
желаннее, чем рождение мальчика.
Жила в одном селении праматерь рода, ей было уже далеко за
сто лет, но все боялись ее и чтили как королеву, хотя она уже
давно, сколько помнили люди, лишь изредка чуть шевельнет
пальцем или молвит словечко. День за днем сидела она у входа в
свою хижину, в кругу прислуживающих ей сородичей, и женщины
селения посещали ее, чтобы выразить ей свое почитание,
поделиться своими заботами, показать своих детей и испросить
для них благословения; приходили беременные и просили ее
коснуться их чрева и дать имя ожидаемому дитяти. Родоначальница
иногда возлагала на женщину руки, иногда согласно или
несогласно кивала головой или же оставались вовсе безучастной.
Говорила она редко, она только присутствовала; она
присутствовала -- сидела и правила, сидела и прямо держала
голову с тонкими прядями изжелта-седых волос вокруг
пергаментного лица, с зоркими глазами орлицы; сидела и
принимала поклонение, дары, мольбы, вести, донесения, жалобы;
сидела и была всем ведома как мать семерых дочерей, как бабки и
прабабка множества внуков и правнуков; она сидела и скрывала в
изборожденных резкими морщинами чертах и за смуглым лбом
мудрость, предания, право, уклад и честь селения.
Стоял весенний вечер, облачный и хмурый. Перед глиняной
хижиной родоначальницы сидела не она сама, а ее дочь, почти
такая же седая и внушительная, как мать, да, пожалуй, и
немногим ее моложе. Она отдыхала, сидя на пороге, на плоском
камне, по случаю холодной погоды накрытом шкурой, а поодаль
уселись полукругом, кто на песке, кто на траве, женщины с
ребятишками и несколько подростков: они сходились сюда каждый
вечер, если не было дождя или мороза, потому что хотели
послушать, как дочь родоначальницы рассказывает сказки или
напевает изречения. Прежде это делала сама родоначальница, но
теперь она слишком одряхлела и чуждалась людей, и на ее месте
сидела и рассказывала дочь, и как все сказки и речения она
унаследовала от матери, так она унаследовала от нее и голос, и
облик, и тихое достоинство осанки, жестов и речи, а слушатели
помоложе знали ее гораздо лучше, нежели ее мать, и уже почти не
помнили, что она на месте другой сидела и рассказывала сказки и
предания рода. Из ее уст струился по вечерам поток мудрости,
сокровище рода было сокрыто под ее сединами, за ее старым лбом,
исчерченным тонкими морщинками, жила память и духовность
селения. Если кто и сподобился знания и заучил изречения или
сказки, он заимствовал все это у нее. Кроме нее и самой
прародительницы, в роду был еще только один мудрый муж, но он,
однако, сторонился людей, и был этот таинственный, крайне
молчаливый человек заклинателем грозы и дождя.
Среди слушателей примостился мальчик, его звали Слуга, и
рядом с ним -- маленькая девочка по имени Ада. Слуга подружился
с девочкой, он часто сопровождал ее и охранял. Конечно, то не
была любовь, о любви он пока еще ничего не знал, ибо сам был
ребенком, девочка привлекала его тем, что была дочерью
заклинателя дождя. После родоначальницы и ее дочери мальчик
превыше всего почитал заклинателя дождя. Но ведь то были
женщины, перед ними можно было преклоняться, трепетать, но
нельзя было даже мысленно, даже втайне лелеять желание им
уподобиться. Между тем заклинатель погоды был человеком не
слишком общительным, и мальчику трудно было к нему
приблизиться; приходилось искать окольных путей, и одним из
таких окольных путей была для Слуги забота о дочери
заклинателя. Он при любой возможности заходил за девочкой в их


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 [ 105 ] 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях
Шилова Юлия
Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях


Сапковский Анджей - Башня шутов
Сапковский Анджей
Башня шутов


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - гауграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - гауграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека