Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

3. ЕВА
Он увидел восьмиугольный зал с полуовальными арками сводов; окон не
было; свет лился откуда-то сверху; стены, пол и свод были облицованы
мрамором цвета персика. Посреди зала возвышался черного мрамора балдахин,
опиравшийся на витые колонны в тяжеловесном, но очаровательном стиле
времен Елизаветы; под ним помещалась ванна-бассейн такого же черного
мрамора; в ней била медленно наполнявшая ее тонкая струя душистой теплой
воды. Черный мрамор ванны, оттеняя белизну тела, сообщает ему
ослепительный блеск.
Журчанье этой струи и услыхал Гуинплен. Отверстие в ванне, сделанное на
известном уровне, не давало воде переливаться через край. Над ванной
поднимался еле заметный пар, мельчайшею росою оседая на мраморе. Тонкая
струйка воды была похожа на гибкий стальной прут, колеблющийся от
малейшего дуновения.
Мебели почти не было; только около самой ванны стояла кушетка с
подушками, достаточно длинная для того, чтобы в ногах лежащей на ней
женщины могли поместиться ее собачка или ее любовник; поэтому такие
кушетки и носят название can-al-pie [собачка в ногах (исп.)], которое мы
превратили в "канапе".
Судя по серебряным ножкам и серебряной раме, это был испанский шезлонг.
Обивка и подушки были из белого атласа.
По другую сторону ванны стоял у стены высокий туалет из литого серебра
со всеми необходимыми принадлежностями; посередине его возвышалось что-то
вроде окна, состоявшего из восьми небольших венецианских зеркал,
соединенных между собой серебряным переплетом.
В стене, ближайшей к кушетке, было вырублено квадратное отверстие,
похожее на слуховое окно и закрывавшееся серебряной дверцей. Эта дверца
ходила на петлях, как ставень. На ней сверкала покрытая золотом и чернью
королевская корона. Над дверцей висел вделанный в стену колокольчик из
позолоченного серебра, а может быть и из золота.
Напротив арки, через которую вошел Гуинплен, круглился в конце зала
проем такой же арки, занавешенный от потолка до полу серебристой тканью.
Тонкая, как паутина, ткань была совершенно прозрачна. Сквозь нее было
видно все.
В центре этой паутины, в том самом месте, где обычно помещается паук,
Гуинплен увидел нечто поразительное - нагую женщину.
Собственно говоря, она не была совсем нагой. Женщина была одета. Одета
с головы до пят. На ней была очень длинная рубашка вроде тех одеяний, в
которых изображают ангелов, но настолько тонкая, что казалась мокрой.
Такая полуобнаженность более соблазнительна и более опасна, нежели
откровенная нагота. Из истории нам известно, что принцессы и знатные дамы
принимали участие в процессиях кающихся, проходивших между двумя рядами
монахов; в одной из таких процессий герцогиня Монпансье, под предлогом
самоуничижения, показалась всему Парижу в одной кружевной рубашке. Правда,
герцогиня шла босая и со свечой в руках.
Серебристая ткань, прозрачная как стекло, служила занавесью. Она была
прикреплена только вверху, и ее можно было приподнять. Она отделяла
мраморный зал-ванную от смежной с нею спальни. Эта очень небольшая комната
представляла собой нечто вроде зеркального грота. Зеркала, вплотную
подогнанные одно к другому, были соединены между собой золотым багетом и,
образуя многогранник, отражали кровать, стоявшую в центре. Кровать, так же
как туалет и кушетка, была из серебра; на ней лежала женщина. Она спала.
Она спала, запрокинув голову, одной ногой отбросив одеяло, словно
ведьма, над которой распростер свои крылья сладостный сон.
Обшитая кружевом подушка упала на ковер.
Между наготой женщины и взором Гуинплена были только две преграды, две
прозрачных ткани; рубашка и занавес из серебристого газа. Комната, похожая
скорее на альков, освещалась слабым светом, проникавшим из ванной. Свет,
казалось, обладал большей стыдливостью, чем эта женщина.
Кровать была без колонн, без балдахина, без полога, так что женщина,
открывая глаза, могла видеть в окружавших ее зеркалах тысячекратное
отражение своей наготы.
Простыни были сбиты, словно в тревожном сне. Их красивые складки
свидетельствовали о тонкости ткани. Это было то время, когда некая
королева, стараясь представить себе адские мученья, воображала их в виде
постели с грубыми простынями.
Обычай спать голым перешел из Италии, он существовал еще до римлян. Sub
clara nuda lucerna [нагая при ярком светильнике (лат.)], - говорит
Гораций.
В ногах кровати был брошен халат из какого-то необычайного шелка,
несомненно китайского, так как в складках его виднелась большая, вышитая
золотом ящерица.
Позади кровати, в глубине алькова, находилась, по всей вероятности,
дверь, скрытая довольно большим зеркалом, с изображенными на нем павлинами



и лебедями. В этой полутемной комнате все сияло. Промежутки между стеклом
и золотым багетом были залиты тем блестящим сплавом, который в Венеции
называется "стеклянной желчью".
К изголовью кровати был прикреплен серебряный пюпитр с вращающейся
доской и неподвижными подсвечниками; на нем лежала раскрытая книга; на
страницах ее, над текстом, стояло начертанное красными буквами заглавие:
"Alcoranus Mahumedis" ["Коран Магомета" (лат.)].
Гуинплен не заметил ни одной из этих подробностей: он видел только
женщину.
Он остолбенел и в то же время был взволнован до глубины души.
Противоречие невероятное, но в жизни оно бывает.
Он узнал эту женщину.
Глаза ее были закрыты, лицо обращено к нему.
Перед ним быта герцогиня.
Да, это она, загадочное существо, таившее в себе всю прелесть
неизвестного, она, являвшаяся ему столько раз в постыдных снах, она,
написавшая ему такое странное письмо, единственная в мире женщина, про
которую он мог сказать: "Она меня видела и хочет быть моею!" Он отогнал от
себя эти сны, он сжег письмо. Он изгнал ее из своих мыслей, из своей
памяти, он больше не думал о ней, он забыл ее...
И вот она снова перед ним. И еще более грозная, чем прежде! Нагая
женщина - это женщина во всеоружии.
Он затаил дыхание. Ослепительное облако подхватило его и увлекло с
собой. Он смотрел. Перед ним была эта женщина. Возможно ли?
В театре - герцогиня. Здесь - нереида, наяда, фея. И всюду она -
призрак.
Он хотел бежать и почувствовал, что не может двинуться с места. Взгляды
его стали цепями, приковывавшими его к видению.
Кто она? Непотребная женщина? Девственница? И то и другое. Улыбка
таившейся в ней Мессалины сочеталась с настороженностью Дианы. В ее
блистательной красоте было что-то неприступное. Ничто не могло сравниться
чистотою с целомудренно строгими формами ее тела. Снег, на который никогда
не ступала нога человека, можно узнать с первого взгляда. Эта женщина
сияла священной белизной вершины Юнгфрау. От ее невозмутимого чела, от
рассыпавшихся золотистых волос, от опущенных ресниц, от еле заметных
голубоватых жилок, от округлостей ее груди, достойной резца ваятеля, от
бедер и колен, розовевших сквозь прозрачную рубашку, веяло величием спящей
богини. Ее бесстыдство растворялось в сиянии. Она лежала нагая так
спокойно, точно имела право на этот олимпийский цинизм; в ней
чувствовалась самоуверенность богини, которая, погружаясь в морскую волну,
может сказать океану: "Отец!". Великолепная, недосягаемая, она предлагала
себя всем взглядам, всем желаниям, всем безумиям, всем мечтам, горделиво
покоясь на этом ложе, подобно Венере на лоне пенных вод.
Она заснула с вечера и безмятежно спала до сих пор; доверчивость, с
которой она отдалась сумраку, не исчезла и при свете дня.
Гуинплен трепетал. Он смотрел на нее восхищенный. Болезненное, алчное
восхищение пагубно. Ему стало страшно.
Неожиданностям, которыми судьба дарит человека, не бывает конца.
Гуинплену казалось, что он дошел до предела, и вдруг все начиналось снова.
Что означали все эти непрерывно поражавшие его молнии и этот последний,
страшный удар - внезапно представшая ему спящая богиня? Что означали эти
последовательно открывавшиеся ему просветы небес, откуда, наконец,
снизошла его желанная и грозная мечта? Что означала эта угодливость
неведомого искусителя, осуществлявшего одну за другой его смутные грезы,
неясные стремления, облекавшего плотью даже его дурные помыслы, мучительно
опьянявшего его похожей на фантазию действительностью? Не соединились ли
против него, жалкого человека, все силы тьмы? К чему должны были привести
его все эти улыбки зловещей судьбы? Кто это задался целью вскружить ему
голову? Эта женщина? Почему она здесь? Зачем? Непонятно. Зачем он здесь?
Зачем она здесь? Уж не сделали ли его пэром Англии ради этой герцогини?
Кто толкал их друг к другу? Кто тут был одурачен? Кто был жертвой? Чьим
доверием злоупотребляли? Быть может, обманывали бога? Все эти мысли
проносились в голове Гуинплена, словно окутанные черными облаками. А это
волшебное, зловещее жилище, этот странный дворец, откуда не было выхода,
как из тюрьмы, - быть может, и он принимал участие в заговоре? Все
окружающее словно засасывало его. Какие-то темные силы связывали все его
движения. Его воля, все больше и больше слабея, покидала его,
рассеивалась. За что ухватиться? Он был растерян и околдован. Ему
казалось, что он окончательно сходит с ума. Объятый смертельным ужасом, он
стремительно падал в зияющую бездну.
Женщина спала.
Его волнение все возрастало. Для него это была уже не леди, не
герцогиня, не знатная дама; это была женщина.
Дурные наклонности заложены в нас в скрытом состоянии. В нашем
организме неведомо для нас существует уже готовая почва для пороков. От


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 [ 104 ] 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Ко времени моих слез
Головачев Василий
Ко времени моих слез


Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Зыков Виталий - Владыка Сардуора
Зыков Виталий
Владыка Сардуора


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека