Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Все-таки ты его избил, вот... до крови... Твои кулаки?
Миша посмотрел на свои кулаки и смутился:
- Кулаки, конечно, мои, куда я их дену? Только я с места не сходил. Как
сказал Волохов, так я и стоял на месте. А он, конечно, размахивал тут, как
остолоп...
- А ты не размахивал?
- А кто мне может запретить размахивать? Если я стою на посту, могу я
как-нибудь ногу переставить, или, скажем, мне рука не нужна на этой
стороне, могу я на другую сторону как-нибудь повернуть? А он наперся, кто
ему виноват? Ты, Ховрах, должен разбираться, где ты ходишь! Скажем, идет
поезд... Видишь ты, что поезд идет, стань в сторонку и
смотри. А если ты будешь на пути с финкой своей, так, конечно, поезду
некогда сворачивать, от тебя останется лужа, и все. Или, если машина
работает, ты должен осторожно походить, ты же не маленький!
Миша все это пояснял Ховраху голосом добрым, даже немного разнеженным,
убедительно и толково жестикулируя правой рукой, показывая, как может идти
поезд и где в это время должен стоять Ховрах. Ховрах слушал его
молчаливо-пристально, кровь на его щеках начинала уже присыхать под
майскими лучами солнца. группа рабфаковцев серьезно слушала речи Миши
Овчаренко, отдавая должное Мишиной трудной позиции и скромной мудрости его
положений.
За время нашего разговора прибавилось куряжан. По их лицам я видел, как
они очарованы строгими силлогизмами Миши, которые в их глазах тем более
были уместны, что принадлежали победителю. Я с удовольствием заметил, что
умею кое-что прочитать на лицах моих новых воспитанников. Меня в
особенности заинтересовали еле уловимые знаки злорадства, которые, как
знаки истертой телеграммы, начинали мелькать в слоях грязи и размазанных
борщей. Только на мордочке Вани Зпйченко, стоявшего впереди своей
компании, злая радость была написана открыто большими, яркими буквами, как
на праздничном лозунге. Ваня заложил руки за пояс штанишек, расставил
босые ноги и с отсрым, смеющимся вниманием рассматривал лицо Ховраха.
Вдруг он затоптался на месте и даже не сказал, а пропел, откидывая назад
мальчишескую стройную талию:
- Ховрах! Выходит, тебе не нравится, когда дают по морде? Не нравится,
правда?
- Молчи ты, козявка, - хмуро, без выражения сказал Ховрах.
- Ха!.. Не нравится! - Ваня показал на Ховраха пальцем. - Набили морду,
и все!
Ховрах бросился к Зайченко, но Карабанов успел положить руку на его
плечо, и плечо Ховраха осело далеко книзу, перекашивая всю его городскую,
в пиджаке, фигуру. Ваня, впрочем, не испугался. Он только ближе подвинулся
к Мише Овчаренко. Ховрах оглянулся на Семена, перекосил рот, вырвался.
Семен добродушно улыбнулся. Неприятные светлые глаза Ховраха заходили по
кругу и снова натолкнулись на прежний, внимательный и веселый глаз Вани.
Очевидно, Ховрах запутался: неудача, и одиночество, и только что засохшая
на щеке кровь, и только что произнесенные сентенции Миши, и улыбка
Карабанова требовали некоторого времени на анализ, и поэтому тем труднее
было для него оторваться от ненавистного ничтожества Вани и потушить свой,
такой привычно непобедимый, такой уничтожающий наглый упор. Но Ваня
встретил этот упор всесильной миной сарказма:
- Какой ты ужасно страшный!.. Я сегодня спать не буду!.. Перепугался и
все! И все!
И горьковцы и куряжане громко засмеялись. Ховрах зашипел:
- Сволочь! - и приготовился к какому-то, особенного пошиба, блатному
прыжку.
Я сказал:
- Ховрах!
- Ну, что? - спросил он через плечо.
- Подойди ко мне!
Он не спешил выполнить мое приказание, рассматривая мои сапоги и по
обыкновению роясь в карманах. К железному холодку моей воли я прибавил
немного углерода:
- Подойди ближе, тебе говорю!
Вокруг нас все затихли, и только Петька Маликов испуганно шепнул:
- Ого!
Ховрах двинулся ко мне, надувая губы и стараясь смутить меня
пристальным взглядом. В двух шагах он остановился и зашатал ногою, как
вчера.
- Стань смирно!
- Как это смирно еще? - пробурчал Ховрах, однако вытянулся и руки
вытащил из карманов, но правую кокетливо положил на бедро, расставив
впереди пальцы.
Карабанов снял эту руку с бедра:
- Детка, если сказано "смирно", так гопака танцевать не будешь. Голову
выше!


Ховрах сдвинул брови, но я видел, что он уже готов. Я сказал:
- Ты теперь горьковец. Ты должен уважать товарищей. Насильничать над
младшими ты больше не будешь, правда?
Ховрах деловито захлопал веками и улыбнулся каким-то миниатюрным
хвостиком нижней губы. В моем вопросе было больше угрозы, чем нежности, и
я видел, что Ховрах на этом обстоятельстве уже поставил аккуратное
нотабене.
Он коротко ответил:
- Можно.
- Не можно, а есть, черт возьми! - зазвенел мажорный тенор Белухина.
Матвей без церемонии за плечи повернул Ховраха, хлопнул с двух сторон
по его опущенным рукам, точно и ловко вскинул руку в салюте и отчеканил:
- Есть не насильничать над младшими! Повтори!
Ховрах растянул рот:
- Да чего вы, хлопцы, на меня взьелись? Что я такое изделал? Ничего
такого не изделал. Это он меня в рыло двинул - факт! Так я ж ничего...
Куряжане, захваченные до краев всем происходящим, придвинулись ближе.
Карабанов обнял Ховраха за плечи и произнес горячо:
- Друг! Дорогой мой, ты же умный человек! Мишка стоит на посту, он
защищает не свои интересы, а общие. Вот пойдем на дубки, я тебе
растолкую...
Окруженные венчиком любителей этическим проблем, они удаляются на
дубки.
Волохов дал приказ выдавать обед. Давно торчащая за спиной Мишки усатая
голова повара в белом колпаке дружески закивала Волохову и скрылась. Ваня
Зайченко усиленно задергал всю свою компанию за рукава и зашептал с силой:
- Понимаете, белую шапку одел! Как это надо понимать? Тимка! Ты
сообрази!
Тимка краснея, опустил глаза и сказал:
- Это его собственный колпак, я знаю!
В пять часов состоялось общее собрание. Либо агитация рабфаковцев
помогла, либо от чего другого, но куряжане собрались в клуб довольно
полно. А когда Волохов поставил в дверях Мишу Овчаренко и Осадчий с
Шелапутиным стали переписывать присуствующих, начиная необходимый в
педагогическом деле учет обьектов воспитания, в двери заломились
запоздавшие и спрашивали с тревогой:
- А кто не записался, дадут ужин?
Бывший церковный зал насилу вместил эту массу человеческой руды. С
алтарного возвышения я всматривался в груду беспризорщины, поражался и ее
обьемом, и мизерной выразительностью. В редких точках толпы выделялись
интересные живые лица, слышались человеческие слова и открытый детский
смех. Девочки жались к задней печке, и среди них царило испуганное
молчание. В черновато-грязном море клифтов, всклокоченных причесок и
ржавых запахов мертвыми круглыми пятнами стояли лица, безучастные,
первобытные, с открытыми ртами, с шероховатыми взглядами, с мускулами,
сделанными из пакли.
Я коротко рассказал о колонии Горького, о ее жизни и работе. Коротко
описал наши задачи: чистота, работа, учеба, новая жизнь, новое
человеческое счастье. Они ведь живут в счастливой стране, где нет панов и
капиталистов, где человек может на свободе расти и развиваться в радостном
труде. Я скоро устал, не поддержанный живым вниманием слушателей. Было
похоже, как если бы я обращался к шкафам, бочкам, ящикам. Я обьявил, что
воспитанники должны организоваться по отрядам, в каждом отряде двадцать
человек, просил назвать четырнадцать фамилий для назначения командирами.
Они молчали. Я просил задавать вопросы, они тоже молчали. На возвышение
вышел Кудлатый и сказал:
- Собственно говоря, как вам не стыдно? Вы хлеб лопаете, и картошку
лопаете, и борщ, а кто это обязан для вас делать? Кто обязан? А я вам
завтра если не дам обедать? Как тогда?
И на этот вопрос никто ничего не ответил. Вообще "народ безмолствовал".
Кудлатый рассердился:
- Тогда я предлагаю с завтрашнего дня работать по шесть часов - надо же
сеять, черт бы вас побрал! Будете работать?
Кто-то один крикнул из далекого угла:
- Будем!
Вся толпа не спеша оглянулась на голос и снова выпрямила линии тусклых
физиономий.
Я глянул на Задорова. Он засмеялся в ответ на мое смущение и положил
руку на мое плечо:
- Ничего, Антон Семенович, это пройдет!

4. "Все хорошо"


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 [ 103 ] 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Ф.М. (том1)
Акунин Борис
Ф.М. (том1)


Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Флинт Эрик - Щит судьбы
Флинт Эрик
Щит судьбы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека