Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Я усмехнулась про себя материнской нежности, которую столь изобильно
расточала дебелая старая дама с Семи Холмов{403}; улыбнулась, когда
подумала, сколь я не склонна, а быть может, и неспособна достойно ее
воспринять. Потом я взглянула на титульный лист и обнаружила на нем имя отца
Силаса. И тут же мелкими четкими буковками знакомой рукой было начертано "От
П.К.Д.Э. - Л... и". И заметив эти буковки, я расхохоталась. Все разом
переменилось. Я точно заново родилась на свет.
Вдруг развеялись мрачные тучи; загадка Сфинкса решилась сама собою; в
сопоставлении двух имен - отца Силаса и Поля Эманюеля таился ответ на все
вопросы. Кающийся грешник побывал у своего наставника; ему ничего не дали
скрыть; заставили открыть душу без малейшей утайки; вырвали у него дословный
пересказ нашей последней беседы; он поведал о братском договоре, о приемной
сестре. Как могла церковь скрепить подобный договор, подобное родство!
Братский союз с заблудшей? Я так и слышала голос отца Силаса, отменяющего
неправый союз, остерегающего своего духовного сына от опасностей, какие
сулила ему такая связь; разумеется, он пустил в ход всевозможные средства,
уговаривал, молил, нет, заклинал памятью всего, что было у мосье Эманюеля
дорогого и святого, восстать против ереси, проникшей в мою плоть и кровь.
Кажется, предположения не из приятных; однако приятней того, что
представлялось раньше моему воображению. Лучше уж призрак этого строгого
баламута, чем внезапная перемена в чувствах самого мосье Поля.
Теперь, когда столько времени прошло, я уже не могу с уверенностью
сказать, созрели ли эти умозаключения тотчас или еще ждали подтверждения.
Оно не замедлило явиться.
В тот вечер не было яркого заката; запад и восток слились в одну серую
тучу; даль не сияла голубой дымкой, не светилась розовыми отблесками; липкий
туман поднялся с болот и окутал Виллет. Нынче лейка могла спокойно отдыхать
подле колодца; весь вечер сыпался дождичек, и теперь еще скучно, упорно
лило. В такую погоду вряд ли кому придет охота слоняться под мокрыми
деревьями по мокрой траве; поэтому тявканье Сильвии в саду - приветственное
тявканье - меня удивило. Разумеется, она бегала одна; но такой радостный,
бодрый лай она издавала обычно, лишь с кем-нибудь здороваясь.
Сквозь стеклянную дверь и berceau мне далеко открывалась allee
defendue: туда-то, ярким пятном мелькая в седом дожде, и устремилась
Сильвия. Она бегала взад-вперед, повизгивала, прыгала и вспугивала птиц на
кустах; пять минут я смотрела на нее, за ее приветствиями ничего не
последовало; я вернулась к своим книгам; Сильвия вдруг умолкла. Снова я
подняла глаза. Она стояла совсем близко, изо всех сил махала пушистым белым
хвостиком и пристально следила за неутомимой лопатой. Мосье Эманюель,
склоняясь долу, рыл мокрую землю под капающим кустом, так истово, будто
зарабатывал хлеб насущный в буквальном смысле слова в поте лица своего.
За этим я угадала совершенное смятение. Так он в самый холодный зимний
день вскапывал бы снеговой наст под влиянием душевного расстройства,
волнения или печального недовольства самим собою. Он мог копать часами, сжав
зубы, наморща лоб, не поднимая головы и даже взгляда.
Сильвия следила за работой, пока ей не надоело. Потом она снова
принялась скакать, бегать, обнюхивать все кругом; вот она обнаружила меня в
классе. Тотчас она принялась лаять под окном, призывая меня разделить то ли
ее удовольствие, то ли труды хозяина; она видела, как мы с мосье Полем
прогуливались по этой аллее, и, верно, считала, что мой долг - выйти сейчас
к нему, несмотря на сырость.
Она заливалась таким громким, пронзительным лаем, что мосье Поль
наконец принужден был поднять глаза и обнаружить, к кому относились ее
убеждения. Он засвистел, подзывая ее к себе; она только громче залаяла. Она
настаивала на том, чтобы стеклянную дверь отворили. Наскучив ее
назойливостью, он отбросил, наконец, лопату, подошел и распахнул дверь.
Сильвия опрометью кинулась в комнату, вскочила ко мне на колени, в одно
мгновение облизала мне нос, глаза и щеки, а пушистый хвостик так и колотил
по столу, разбрасывая мои книги и бумаги.
Мосье Эманюель подошел, чтобы унять ее и устранить беспорядок. Собрав
книги, он схватил Сильвию, сунул к себе за пазуху, и она тотчас затихла у
него под сюртучком, высунув оттуда только мордочку. Она была крошечная, и
физиономия у нее была прехорошенькая, шелковые, длинные уши и прелестные
карие глаза - красивейшая сучка на свете. Всякий раз, как я ее видела, я
вспоминала Полину де Бассомпьер; да простит мне читатель это сравнение, но
ей богу же, оно не натянуто.
Мосье Поль гладил ее и трепал по шерстке; она привыкла к ласкам;
красота ее и резвость нрава во всех вызывали нежность.
Он ласкал собачку, а глаза его так и рыскали по моим бумагам и книгам;
от они остановились на религиозном трактате. Губы мосье Поля шевельнулись;
на языке у него, конечно, вертелся вопрос, но он промолчал. Что такое? Уж не
дал ли он обещание никогда более ко мне не обращаться? Ежели так, он,
видимо, счел что сей обет "похвальнее нарушить, чем блюсти"{405}, ибо молчал
он недолго.
- Вы покуда не прочитали эту книжку, я полагаю? - спросил он. - Она не



заинтересовала вас?
Я отвечала, что ее прочла.
Он, кажется, выжидал, чтобы я сама, без его расспросов, высказала свое
суждение. Но без расспросов мне не хотелось вообще ничего говорить. Пусть на
уступки и компромиссы идет верный ученик отца Силаса, я же к ним не
расположена. Он возвел на меня ласковый взгляд: в синих глазах его была
нежность, искательность и даже немного душевной боли; они отражали разные,
несколько противоречивые чувства - укоризну и муки совести. Верно, ему
хотелось бы и во мне заметить душевное волнение. Я решилась его не
показывать. Через минуту, конечно, смущение бы меня одолело, но я вовремя
спохватилась, взяла в руки гусиные перья и принялась их чинить.
Я так и знала, что это занятие мое тотчас придаст его мыслям иное
направление. Ему не нравилось, как я чиню перья; ножик у меня вечно был
тупой, руки неловки; перья ломались и портились. Сейчас я порезала палец -
отчасти нарочно. Мне хотелось, чтобы мосье Поль пришел в себя, в обычное
свое расположение духа, чтобы он снова мог меня распекать.
- Maladroit!* - наконец-то закричал он. - Эдак она все руки себе
искромсает.
______________
* Неуклюжая! (фр.)
Он спустил Сильвию на пол и определил ее караулить феску, отнял у меня
ножик и перья и сам принялся их чинить, вострить, обтачивать с точностью и
проворством машины.
- Понравилась ли мне книга? - был его вопрос.
Я подавила зевок и отвечала, что сама не знаю.
- Но тронула ли она меня?
- Пожалуй, скорее нагнала сон.
Он помолчал немного, а потом началось:
- Напрасно я избрала с ним эдакий тон. При всех моих недостатках - а
ему не хотелось бы их разом перечислять - господь и природа подарили мне
"trop de sensibilite et de sympathie"*, чтобы меня не тронуло убеждение
столь доходчивое.
______________
* Слишком много чувствительности и понимания (фр.).
- Будто бы! - отвечала я, поспешно поднимаясь с места. - Нет, оно
нисколько, ни на йоту не тронуло меня.
И в подтверждение своих слов я вынула из кармашка носовой платок,
совершенно сухой и аккуратно заглаженный. Далее последовало внушение, скорее
едкое, чем вежливое. Я слушала во все уши. После двух дней нелепого молчания
воркотня мосье Поля в обычном его тоне казалась мне слаще музыки. Я слушала
его, теша себя и Сильвию шоколадными конфетами из бомбоньерки, никогда не
иссякавшими благодаря заботам мосье Поля. Он с удовольствием заметил, что
хоть какие-то его дары оценены по заслугам. Он поглядел, как лакомимся мы с
собачкой, и отложил ножик, коснулся моей руки пучком отточенных перьев и
сказал:
- Dites donc petite soeur*, скажите откровенно, что передумали вы обо
мне за последние два дня?
______________
* Скажите же, сестренка (фр.).
Но тут я сделала вид, будто не замечаю вопроса; глаза мои наполнились
слезами. Я прилежно гладила Сильвию. Мосье Поль наклонился ко мне через
стол.
- Я себя называл вашим братом, - сказал он. - А я и сам не знаю, кто я
вам - брат, друг... нет, не знаю. Я думаю о вас, я желаю вам добра, но сам
же себя останавливаю: как бы вы не испугались. Лучшие друзья мои чуют
опасность и предостерегают меня.
- Что ж, слушайтесь ваших друзей. Остерегайтесь.
- А все ваша религия, ваша странная, самонадеянная, неуязвимая вера,
это она защищает вас проклятым, непробиваемым панцирем. Вы добры, отец Силас
считает вас доброй и вас любит, но вся беда в ужасном вашем, гордом,
суровом, истом протестантстве. Порой я так и вижу его в вашем взгляде; от
иного вашего жеста, от иной нотки в вашем голосе у меня мурашки бегут по
коже. Вы сдержанны, и все же... вот хоть сейчас - как отозвались вы об этом
трактате. Господи! Я думаю, сатана от души хохотал.
- Ну да, трактат мне не понравился, что же из этого?
- Не понравился? Но ведь в нем сама вера, любовь, милосердие! Я
надеялся, что он вас тронет; я надеялся, что мягкость его хоть кого убедит.
Я с молитвой положил его вам на бюро. Нет, верно, я настоящий грешник:
небеса не откликнулись на горячие моления моего сердца. Вы насмеялись над
моим скромным подношением. Oh, cela me fait mal!*
______________
* О, мне больно! (фр.)


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 [ 103 ] 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Пепел
Березин Федор
Пепел


Сертаков Виталий - Демон против Халифата
Сертаков Виталий
Демон против Халифата


Афанасьев Роман - Там, где радуга встречается с землей
Афанасьев Роман
Там, где радуга встречается с землей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека