Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Объяснялись сии подаяния именно как подаяния, но не Лазарю, вестимо, а братьям
Христа и самому Христу - от почтеннейшей публики, потрясенной чудом
Воскресения, в частности, и словом Божьим вообще. Иешуа знал о том, покривился
поначалу - мол, какие подаяния, что за унизительное объяснение! - но быстро
смирился: как хотите, так и объясняйте. Не до пустых бытовых споров ему было:
он читал.
Он читал с утра до вечера, практически ежедневно, он гонял тексты по
крохотному дисплею по многу раз, перечитывая их, передумывая, перемучивая. Он
вдруг отрывался от компа и ложился на пол, на спину, подолгу лежал, тупо, на
взгляд Петра, глядя в низкий серый потолок. Что там у него в голове творилось -
один Бог ведал, а Петру это было невдомек. Ученик не только не пускал учителя в
процесс электронного обучения, но и вопросов никаких не задавал. Все больше
молчал. Разговоры ограничивались чисто бытовыми делами: еда, путь в Вифанию,
погода, виды на урожай.
Скука!
Чтобы побеседовать на тему нового воплощения Иешуа после Вознесения,
воплощения в апостола Павла, например, - о том и речи не возникало. Иешуа сразу
и довольно резко прекращал всякие попытки Петра заговорить о деле, отмахивался:
потом, позже, не мешай, я думаю, придет час - обо всем поговорим.
А дни между тем на месте не стояли. Двадцать первый пошел со дня
Воскресения. Все ближе час платить по счетам. И не поможет еще не написанное
Матфеем: "И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим". Это
Матфей - к Господу, а у Петра начальник - Дэнис. Он к прощениям не склонен, он
такого слова даже не знает... Петр начинал дергаться, ждал вестей из Службы, но
И ее - как отрезало. Дэнис сказал, даже не помышляя о каком-то прощении: жди
Исполнителя. Так и вправду дождаться его можно! Исполнители, слышал Петр,
появляются без предупреждения и исполняют свою миссию, не задавая наводящих
вопросов. Вознесся и исчез. Точка.
Впрочем, Петр хорошо запомнил сказанное Дэнисом в момент вынужденной
откровенности: о стукачах рядом с Петром, о каких-то электронных средствах
информации, - понять бы, где они, что они, - и стерегся даже мысленно
проговориться о собственных планах, не имеющих ничего общего с задачей,
категорично определенной Дэнисом. Ну и, конечно же, его страшно мучила
неизвестность, обитающая рядом и носящая имя Иешуа. Что он вынашивает, - пардон
за гинекологическую метафоричность! - оплодотворяясь от походного информатория,
наскоро, но весьма полноценно сляпанного ему Петром? Кафедра мировой истории
Кембриджа, кафедра истории религии Принстона, бескрайняя Британская
энциклопедия, академическая энциклопедия истории науки и техники древнего
издательства Мак-Миллан, плюс изысканные где-то в Сети англо-латинский и
латано-английский словари, плюс несколько отличных курсов английского,
французского, русского, плюс еще какая-то мелочевка в товарном количестве...
Да, материал достаточно узок тематически --история того, история сего, - но
Иешуа захотел общую картину, растянутую на два тысячелетия. И получил очень
общую, но дающую умному человеку полное представление о жизни будущей паствы
Христовой... К слову, Иешуа весьма прилично уже говорил по-английски, хотя и со
странным жестким акцентом, чуть хуже по-французски; он позволил себе несколько
раз пообщаться с Петром на этих языках и таким элегантным образом сообщить
учителю, что новые педагогические старания того, как обычно, не пропали втуне.
До родного Петру русского Иешуа пока не добрался. Петр седьмым или
двадцать седьмым чувством ощущал, что какое-то свое решение он, Мастер, вот-вот
поймает. Он пока не подозревал даже, каким оно будет, просто ждал его, зная,
что оно - рядом, и понимал, что оно может стать для него и Иешуа оптимальным.
Для него и Иешуа... Да вот только Иешуа, уверен был Петр, не искал решения для
обоих, он вообще ничего не искал - он всасывал информацию, как упырь или
пылесос - кому что ближе! - и итогом должен будет явиться абсолютно однозначный
вывод. Неоспоримый. И семьдесят против тридцати, что вывод сей не совпадет с
вымучиваемым в подсознании решением Петра.
Какая же дерьмовая штука - жизнь впотьмах! Дэнис назвал Иешуа
сверхчеловеком. А ведь термин этот из лексикона неполноценных и
закомплексованных. Бог создавал людей по своему образу и полагал, что создания
окажутся подобными Этому образу. Вряд ли он вообразил себе homo sapiensa с
заблокированным на девяносто процентов мозгом. Как-то это не по-божески. Скорее
это замысел такой: дать понять человеку, что он, в принципе, может в десять раз
больше, и по-садистски терпеливо ждать, пока оное созданье Божье постепенно
научится хотя бы по малому процентику разблокировать "прибор". То есть,
возвращаясь к формулировке Книги Бытия, "образ" этого самого homo в общих
чертах получился, а уж полное "подобие" ему - в руках человеческих. Но не
слишком ли понадеялся Бог на человека? Шесть с лихом тысяч лет развития
интеллекта (если считать за истину, что люди созданы Богом за четыре
тысячелетия до Рождества Христова) - и почти никакого заметного прогресса. Не в
смысле науки и техники, не в смысле знаний, но в смысле владения указанным
"прибором", читай - мозгом. И тут - на тебе! - матрица! Случайное - вслепую,
как понял Петр! - открытие, радикально приближающее человека к тому идеалу,
который задуман Создателем изначально.
Может, кстати, Адам с Евой и были смонтированы со стопроцентной мощностью,



то есть созданы абсолютно подобно избранному образу, но пагубная страсть дамы к
сладким яблокам заставила Создателя прогневаться и не только изгнать перволюдей
из рая, то есть с испытательного стенда, но и изменить параметры эксперимента?
Может быть и так. Но зря! Да, на стенде стопроцентная мощность испытуемых была
бы легко изучена, описана, уложена в фундаментальную теорию. Но ведь именно вне
стенда - в "поле" - мощность нужна особенно. Для чистоты эксперимента. Зачем
было вводить такие жесткие ограничения?..
Но в чьей власти понять Божий замысел?..
Вдруг как раз в том и заключается суть эксперимента: создать идеал и
ограничить его. И ждать. До-о-лго ждать! Если для Иешуа тысяча лет равняется
вчерашнему дню, то для Создателя время вообще не фактор. Бесконечная
протяженность "воды над твердью" предполагает и бесконечность времени в ней или
у нее. В таком случае куда любопытнее погодить, пока лягушка, как в старой
сказке, попавшая в горшок с молоком, сумеет терпеливо и отчаянно взбить из него
масло и выбраться самостоятельно, нежели достать бедолагу из горшка и выпустить
на травку.
Любопытнее - да. Но гуманнее ли?
Замечание - к слову. Когда-то отец именно так учил Петра плавать: выходил
в море на катере, стопорил движок и выкидывал сына за борт. Петр теперь отлично
плавает.
А еще любопытнее (про гуманность помолчим...) дождаться, пока лягушка
изобретет матрицу, и заставить впаять ее не самой лягушке или ее
соплеменнице-соболотнице, а другой - той, что жила за две тысячи лет до
судьбоносного изобретения. Вообще чистый эксперимент! Никто - ни сном ни духом!
Ни испытуемый, ни изобретатель.
Впрочем, испытуемый (который, повторим, ни сном ни духом об испытании не
подозревает) чувствует себя адекватно. Эксперимент идет без задержки, если так
и задумано.
Но впереди ожидается новый фактор - в виде Исполнителя...
Ах, что за сволочная, препоганая штука - жизнь впотьмах! Это Петр о себе
думал. Хотя и у него имелась гуманная перспектива: коррекция памяти, долгая и
счастливая работа на родимую Службу Времени и - никаких заповедников.
А дни шли, и ничего не менялось. За месяц срок перевалил, оставалось
десять дней до финала, и тут вдруг - словно что-то почуяв - Иешуа очнулся от
своих информационных путешествий и соблаговолил спросить Петра:
- Ну, что ты там надумал про апостола Павла?
Не понравился Петру вопрос. Не по сути, с сутью все в порядке было, но -
по тону, по холодному равнодушию, звучавшему в голосе Иешуа. А ведь речь шла не
о текстах обоими читаных-перечитаных посланий апостола, а о судьбе, что могла
бы стать судьбою самого Иешуа. Казалось, что ученик либо смирился с оной
планидой, безразлично ему - кем становиться "в другой жизни", либо вопрос задан
для отвода глаз, а на самом деле злая матрица наварила за прошедший месяц
что-то иное, тайное и хитрое, о .чем Иешуа и не собирался докладывать Петру.
Это не нравилось.
Но к самому Петру ожидаемое вот-вот новое неиграное всеспа-сительное
решение так и не шло, где-то, видать, притормозило, отвлеклось, заблудилось -
ни письма, ни весточки. Почему бы ему в таком случае не обсудить им же самим
однажды придуманную версию?
- Ты что-то решил? - осторожно поинтересовался он у Иешуа.
- Может быть, - беспечно отвечал тот, все ему явно было до лампочки,
словно свален с плеч некий неподъемный груз и не хочется ни думать, ни говорить
"об умном", а вот о предложенном варианте дальнейшего бытия - почему бы и нет?
- Жизнь Павла - или Савла - любопытна, хотя и суетна. Но как ты представляешь
себе, Кифа, я стану фарисеем и членом Санхедрина? Ведь Савл - известная
личность. И по отцу, хотя тот живет далеко, в Тарсе Ки-ликийском, и сам по себе
известен в Иершалаиме. Он уже существует, Кифа. Как я смогу заменить его?
- Кто тебе сказал, что он существует? Я проверял: нет ни при Храме, ни в
Санхедрине человека с именем Савл, который родом из Тарса и носит римское
гражданство.
- Сейчас нет, знаю. Но знаю и другое: он там появится вот-вот. Живой и
здоровый. Я не хочу и не могу посягать на его жизнь.
- Откуда ты знаешь, что появится? - спросил Петр и тут же услышал усмешку
Иешуа:
- Знаю, Кифа, поверь мне... Ты удивительно легко переделываешь историю
христианства, ты удивительно легко кроишь книгу, которую вы назвали Новым
Заветом, и, видимо, тебе почудилось, будто ты и впрямь всесилен. Но даже я о
себе так и помыслить не могу...
- А ты слишком буквально понимаешь историю, - обозлился Петр. Еще не столь
уж давно трясшийся над каждым несоответствием реальности Канону, он стал
радикальным в своих решениях: так надо - значит, так и будет. - Даже никакую не
историю, а всего лишь книгу, - да, собравшую десятки, сотни прекрасных притч,
да, талантливо соединившую реальность с вымыслом. Но руку даю на отсечение:
вымысла в ней больше, потому что точный вымысел всегда и везде ярче и
убедительней унылой реальности. Разве не ты учил нас не искать в притче сюжет,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 [ 102 ] 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города
Шилова Юлия
Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Трубников Александр - Рыцарь Святого Гроба
Трубников Александр
Рыцарь Святого Гроба


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека