Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

тоненьких ножках. В дальнем углу Кудлатый откопал плуг и обрадовался ему,
как родному. А борону еще раньше обнаружили в куче старого кирпича. В
школе нашлись только отдельные ножки столов и стульев да остатки классных
досок - явление вполне естественное, ибо каждая зима имеет свой конец и у
всякого хозяина могут на весну остаться небольшие запасы топлива.
Все нужно было покупать, делать, строить. Прежде всякого другого
действия необходимо было построить уборные. В методике педагогического
процесса об уборных ничего не говорится, и, вероятно, потому в Куряже таак
легкомысленно обходились без этого полезного жизненного института.
Куряжский монастырь был построен на горе, довольно круто обрывавшейся
во все стороны. Только на южном обрыве не было стены, и здесь, через
заболоченный монастырский пруд, открывался вид на соломенные крыши села
Подворки. Вид был вво всех отношениях сносный, приличный украинский вид,
от которого защемило бы сердце у любого лирика, воспитанного на созвучиях:
маты, хаты, дивчата, с прибавлением небольшой дозы ставка#11 и вышневого
садка. Наслаждаясь таким хорошим видом, куряжане платили подворчанам
черной неблагодарностью, подставляя их взорам только шеренги сидящих над
обрывом туземцев, увлеченных последним претворением миллионов,
ассигнованных по сметам соцвоса, в продукт, из которого уже ничего больше
нельзя сделать.
Мои хлопцы очень старадали в области затронутой проблемы. Миша
Овчаренко достигал максиума серьезности и убедительности, когда жаловался:
- Шо ж это, в самом деле? Как же нам? В Харьков ездить, чи как? Так на
чем ездить?
Поэтому уже в конце нашего совещания в дверях пионерской комнаты стояло
два подворских плотника, и старший из них, солдатскогго вида человек в
хаковой фуражке, с готовностью поддерживал мои предначертания:
- Конешно, как же это можно? Раз человек кушает, он же не может так...
А насчет досок - тут на Рыжове склад. Вы не стесняйтесь, меня здесь все
знают, давайте назначенную сумму, сделаем такую постройку - и у монахов
такой не было. Если, конечно, дешево желаете, шелевка пойдет или,
допустим, лапша, - легкое будет строение, а в случае вашего желания
советую полтора дюйма или двухдюймовку взять, тогда выйдет вроде как лучше
и для здоровья удобнее: ветер тебе не задует, и зимой затышек, и летом
жара не потрескает.
Кажется, первый раз в жизни я испытвал настоящее умиление, взирая на
этого прекрасного человека, строителя и организатора зимы и лета, ветров и
"затышка". И фамилия у него была приятная - Боровой. Я дал ему стопрку
кредиток и еще раз порадовался, слушая, как он сочно внушал своему
помощнику, сдобному румяному парню:
- Так я пойду, Ваня, за лесом пойду, а ты начинай. Сбегай за лопаткой и
мою забери. Пока се да то, а людям сделаем строение... А кто-нибудь нам
покажет, где и как...
Киргизов и Кудлатый, улыбаясь, отправились показывать, а Боровой
запеленал деньги в некую тряпочку и еще раз морально поддержал меня:
- Сделаем, товарищ заведующий, будьте в надежде!
Я был в надежде. На душе стало удобнее, мы стряхнули с себя
неповротливую, дохлую, подготовительную стадию и приступили к
педагогической работе в Куряже.
Вторым вопросом, который мы удовлетворительно разрешили на этот вечер,
был вопрос, тоже относящийся к бытию: тарелки и ложки. В сводчатой
трапезной, на стенах которой выглядывали из-под штукатурки черные
серьезные глаза святителей и богородиц и кое-где торчали их
благословляющие персты, были столы и скамьи, но никакой посуды куряжане не
знали. Волохов после получасовых хлопот и дипломатических представлений в
конюшне усадил на старенькую линейку Евгеньева и отправил его в город с
поручением купить четыреста пар тарелок и столько же деревянных ложек.
На выезде из ворот линейка Евгеньева была встречена восторженными
кликами, обьятиями и рукопожатиями целой толпы. Хлопцы нюхом почувствовали
приток знакомого радостного ветра и выскочили к воротам#12. Выскочил и я и
моментально попал в лапы Карабанова, который с недавних пор усвоил
прривычку показывать на моей грудной клетке свою силу.
Седьмой сводный отряд под командой Задорова прибыл в полном составе, и
в моем сознании толпа таинственных куряжан вдруг обратилась в мелкую
пустячную задачку, которой отказал бы в уважении даже Ложкин.
Это большое удовольствие - в трудную, неразборчивую минуту встретить
всех рабфаковцев: и основательного тяжелого Буруна, и Семена Карабанова,
на горячей черной страсти которого так приятно было различить тонкий
орнамент, накладываемый наукой, и Антона Братченко, у которого и теперь
широкая душа умела вместиться в узких рамках ветеринарного дела, и
радостно-благородного Матвея Белухина, и серьезного Осадчего, пропитанного
сталью, и Вершнева - интеллигента и искателя истины, и черноокую умницу
Марусю Левченко, и Настю Ночевную, и "сына иркутского губернатора"
Георгиевского, и Шнайдера, и Крайника, и Голоса, и наконец, моего любимца
и крестника, командира седьмого сводного Александра Задорова. Старшие в



седьмом сводном отряде уже заканчивали рабфак, и у нас не было сомнений,
что и в вузе дела пойдут хорошо. Впрочем, для нас они были больше
колонистами, чем студентами, и сейчас нам было некогда долго заниматься
счетом их учебных успехов. После первых приветствий мы снова засели в
пионерской комнате. Карабанов залез за стол, поплотнее уселся на стуле и
сказал:
- Мы знаем, Антон Семенович, тут дело ясное: або славы добуты, або дома
не буты! Ось мы и приехали!
Мы рассказали рабфаковцам о нашем первом сегодняшнем дне. Рабфаковцы
нахмурились, беспокойно оглянулись, заскрипели стульями. Задоров задумчиво
посмотрел в окно и прищурился:
- Да нет... силой сейчас нельзя: много очень!
Бурун повел пудовыми плечами и улыбнулся:
- Понимаешь, Сашка, не много! Много-то наплевать! Не много, а... черт
его знает, взять не за что. Много, ты говоришь, а где они? Где? За кого ты
ухватишься? Надо их как-нибудь... той... в кучу собрать. А как ты их
соберешь?
Вошла Гуляева, послушала наши разговоры, улыбкой ответила на
подозрительный взгляд Карабанова и сказала:
- Всех ни за что не соберете! Ни за что!..
- А ось побачим! - рассердился Семен. - Как это "ни за что"? Соберем!
Пускай не двести восемьдесят, так сто восемьдесят придут. Там будет видно.
Чего тут сидеть?
Выработали такой план действий. Сейчас дать обед. Куряжане как следует
проголодались, все в спальнях ожидают обеда. Черт с ними, пускай лопают! А
во время обеда всем пойти по спальням и агитнуть. Надо им сказать,
сволочам: приходите на собрание, люди вы или что? Приходите! Для вас же,
гады, интересно, у вас новая жизнь начинается, а вы, как мокрицы,
разлазитесь. А если кто будет налазить, заедаться с ним не надо. А лучше
так сказать: ты здесь герой, возле кастрюли с борщом, - приходи на
собрание и говори, что хочешь. Вот и все. А после обеда позвонить на
собрание.
У дверей кухни сидело несколько десятков куряжан, ожидавших раздачи
обеда. Мишка Овчаренко стоял в дверях и поучал того самого рыжего, который
вчера интересовался моей фамилией.
- Если кто не работает, так ему никакой пищи не полагается, а ты мне
толкуешь: полагается! Ничего тебе не полагается. Понимаешь, друг? Ты это
должен хорошенько понять, если ты человек с умом. Я, может, тебе и выдам,
так это будет, милый мой, по моему доброму
желанию. Потому что ты не заработал, понимаешь, дружок? Каждый человек
должен заработать, а ты, милый мой, дармоед, и тебе ничего не полагается.
Могу подать милостыню, и все.
Рыжий смотрел на Мишку глазом обиженного зверя. Другой глаз не смотрел,
и вообще со вчерашнего дня на физиономии рыжего произошли большие
изменения: некоторые детали этого лица значительно увеличились в обьеме и
приобрели синеватый оттенок, верхняя губа и правая щека измазаны были
кровью. Все это давало мне право обратиться к Мишке Овчаренко с серьезным
вопросом:
- Это что такое? Кто его разукрасил?
Но Мишка солидно улыбнулся и усомнился в правильной постановке вопроса:
- С какой стати вы меня спрашиваете, Антон Семенович? Не моя это морда,
а этого самого Ховраха. А я свое дело делаю, про свое дело могут вам дать
подробный доклад, как нашему заведующему. Волохов сказал: стой у дверей, и
никаких хождений на кухню! Я стал и стою. Или я за ним гонялся, или я
ходил к нему в спальню, или приставал к нему? Пускай сам Ховрах и скажет:
они лазят здесь без дела, может, он на что-нибудь напоролся сдуру?
Ховрах вдруг захныкал, замотал на Мишку головой и высказал свою точку
зрения:
- Хорошо! Голодом морить будете, хорошо, ты имеешь право бить по морде?
Ты меня не знаешь? Хорошо, ты меня узнаешь!..
В то время еще не были разработаны положения об агрессоре#13, и я
принужден был задуматься. Подобные неясные случаи встречались и в истории
и разрешались всегда с большим трудом.
Я вспомнил слова Наполеона после убийства принца Ангиенского: :Это
могло быть преступлением, но это не было ошибкой".
Я осторожно повел среднюю линию:
- Какое же ты имел право бить его?
Продолжаяя улыбаться, Миша протянул мне финку:
- Видите: это финка. Где я ее взял? Я, может, украл ее у Ховраха? Здесь
разговоры были большие. Волохов сказал: на кухню - никого! Я с этого места
не сходил, а он с финкой пришел и говорит: пусти! Я, конечно, не пускаю,
Антон Семенович, а он обратно: пусти и лезет. Ну, я его толкнул.
Полегоньку так, вежливо толкнул, а он, дурак такой, размахивает и
размахивает финкой. Он не может того сообразить, какой есть порядок. Все
равно, как остолоп...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 [ 102 ] 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Березин Федор - Война 2010: Украинский фронт
Березин Федор
Война 2010: Украинский фронт


Шилова Юлия - Девушка из службы «907»
Шилова Юлия
Девушка из службы «907»


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека