Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

красной дырявой нелепой кацавейке, который расхаживал по своему громадному
барскому холлу и, потешаясь, говорил о том, что терзало мозг и сердце
Стюарта.
- А что же делать? - спросил Эд.
Писатель долго смеялся.
- Откуда я знаю, - ответил он, по-прежнему смеясь. - Я не знаю, что
надо делать. Все равно вы ничего не поделаете с безумием этого мира. Лучше
смотрите на это безумие со стороны и помните: нет на свете ничего
страшнее, как неудачники-правдолюбцы. Они всегда торопят процесс, а исход
один - кровь. Так лучше пусть это будет после нас, а?
Прилетев в Нью-Йорк, Эд бесцельно бродил по городу, путаясь в темных
коридорах улиц. Потом он зашел в клуб, где собиралась богема. Раньше он
находил здесь успокоение, ему было спокойнее, потому что люди,
собиравшиеся здесь, говорили так же, как он писал. Он тогда пил с ними
вместе и говорил, никого не слушая, а когда говорили другие, он готовился
к ответу и совсем не слушал, что они говорили.
А сейчас он сидел в углу молча и не пил, а просто пытался впервые в
жизни понять - о чем же говорят те, кого он считал своими, кого он считал
больной совестью страны. Они сейчас, как и всегда, бушевали и спорили, и
каждый из них - Эд увидел это очень рельефно будто при вспышке фотоблица -
говорил лишь для себя, о себе и про свое.
"Это же все бездари, - думал он тогда, - и к тому же лентяи. Им надо
сидеть за письменным столом, а не за ресторанным. Они импотенты, они
ничего не могут. Они могут только хулить, но чтоб создать - нет..."
Он поехал к Маффи.
- Я на лопатках, - сказал он тогда. - Пошлите меня куда-нибудь к
чертовой матери, я сделаю для вас то, что вам нужно.
- Я подумаю, - ответил Маффи очень серьезно, - спасибо за
предложение.
Назавтра он разыскал Эда, пригласил его к себе и сказал:
- В пустыне есть сказочный шейх. Как вы относитесь к сказкам? Я
надеюсь - хорошо? Так вот этот шейх проводит ряд интересных комбинаций в
своем княжестве: он занятен как личность. Он - хозяин нефти. Естественно,
им интересуется и Насер, и русские, и евреи, потому что этот шейх верен
нам: у него наши базы и наши советники. В вас, видимо, аккумулировалось
много злости. Поезжайте туда и, если шейх вам покажется таким же занятным,
каким он кажется "Стандарт ойл", - поддержите его и дайте по зубам тем,
кто хочет ему мешать.
Эд знал, что газета Маффи связана со "Стандарт ойл". После года
метаний он испытал огромное облегчение, получив задание от другого
человека. Он больше не мог жить как раньше: сердце говорило одно, мозг -
другое. Руки поэтому не работали. И он полетел на Восток.

00.57
Кемлонг вела Степанова по узенькой дорожке в горы.
- Здесь недолго, - сказала она, - совсем рядышком, на вершине.
- Фонарик можно включить?
- Не надо. Я все вижу.
- А я ничего не вижу.
- Вы идите за мной - шаг в шаг.
- Я так и иду. А где он живет?
- В хижине.
- А бомбежки?
- Он вырыл бомбоубежище. Правда, оно плохое. Оно же не в скалах...
- Почему ему не спуститься в долину? Там можно жить в скалах, это
безопасней.
- Он не может оставить дерево "табу".
Они вышли из леса. Тропинка казалась покрытой льдом: так холодный
свет луны отражался в маленьких лужицах, оставшихся после недавнего дождя.
Эта ледяная, в алюминиевых бликах тропинка вела к одинокому громадному
дереву. Ветви его были без листьев, ствол разбит молнией, но дерево
казалось могучим и грозным. Черный, четкий рельеф его впечатывался в
звездное безмолвие. Звезды здесь были очень яркие, и поэтому небо казалось
голубоватым из-за ярко-зеленого перемаргивания далеких светил.
Кемлонг подвела Степанова к маленькой хижине и негромко позвала:
- Бун Ми!
Никто не отвечал.
- Бун Ми! - повторила Кемлонг.
Снова никто не ответил.
Она поднялась по маленькой лесенке в хижину.
- Кто?! - услыхал Степанов гортанный, страшный, похожий на карканье
голос.
- Это я, - ответила Кемлонг.


- Кто?! - еще более сердито прокричал кто-то невидимый каркающим
голосом.
Кемлонг тихонько засмеялась и стала что-то шептать; Степанов не мог
разобрать слов, которые она говорила, но по интонации можно было понять, -
она шептала что-то очень ласковое и нежное: так говорят с грудными
младенцами.
- Зачем?! - прокаркал злой голос.
- Кемлонг, - позвал девушку Степанов, - мне можно туда?
- Сейчас, - ответила она и вышла из хижины. В руках у нее был большой
попугай. - Старика нет, - сказала она, - это говорит его птица.
- А где старик?
- Может быть, спустился вниз, за патронами и солью. Вчера на машине
привезли товары.
Степанов пошел к дереву "табу".
- Нельзя! - прокричал попугай.
- Не надо, - попросила Кемлонг.
- Почему? Ты веришь, что оно действительно "табу"?
- Я не знаю, - Кемлонг пожала плечами. - Так здесь все говорят.
- Что будет, если я подойду к дереву "табу"? - улыбнувшись, спросил
Степанов.
- Старики говорят, что этого нельзя делать: будет горе.
- Прямо сразу, на месте?
- Да. Говорят, что каждый, тронувший это дерево, испепелится.
Степанов пошел к дереву. Его ветви казались руками, открытыми для
объятий.
- Нельзя! - снова прокричал попугай, но Степанов уже был возле
дерева. Он тронул кору. Она была теплой.
- Хватит, - услышал он голос у себя за спиной.
Он обернулся: Кемлонг стояла рядом, закрыв попугаю глаза.
- Зачем ты подошла? Ты же боишься.
- Я боюсь, когда одна.
- А со мной не страшно?
- Нет. Страшно ведь только первым.
- Верно, - согласился Степанов.
- Только вы никому не говорите про то, что трогали "табу".
- Ладно.
- Пошли к хижине.
- Пошли.
- Этот попугай умеет гадать.
- Ну?
- Да. Возьмите какую-нибудь палочку и нарисуйте череп и цветок. Вот
здесь, тут хорошая земля.
- Зачем?
- Птица ответит, что вас ждет.
Степанов послушно нарисовал щепочкой на холодной земле, влажной от
росы, череп и цветок. Кемлонг опустила попугая на землю и, став перед ним
на колени, шепнула:
- Что его ждет, птица? Ну, покажи!
Попугай прокричал что-то пронзительное и долго щелкал клювом - будто
подавился. Потом он поджал левую лапу и ткнул своим клювом в цветок,
нарисованный Степановым.
- Вас ждет долгая жизнь, - сказала Кемлонг, - видите, он указал на
цветение.
- А если б указал на череп?
- О, это очень плохо, - сказала Кемлонг. - Хотя, - она тихо
засмеялась, - я бы соврала вам; я бы сказала, что череп по нашим обычаям
означает долгую-долгую жизнь, а цветок - это символ прощания и смерти.
- Спроси попугая про любовь...
- Я могу ответить сама.
- Ты знаешь, что такое любовь?
- Конечно.
- Так что же такое любовь?
Кемлонг ответила:
- Любовь - это любовь.
Когда они спускались по тропинке, она сказала:
- Сейчас очень важный год.
- Почему?
- Он двенадцатый. Это год Солнца. Он будет или очень хорошим, или
страшным и плохим. Наши старики считают, что в дне двенадцать часов, в
году двенадцать месяцев, в цикле двенадцать лет.
- В каком цикле?
- А я не знаю. Они говорят, что сейчас - год цикла, год Солнца. В
этом году все звезды зеленые, видите? - она посмотрела на небо,
остановившись. - А в остальные годы звезды синие и кажутся маленькими. А
во-он та звезда - моя. Я родилась под ней и всегда смотрю на нее перед


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Тень победы
Суворов Виктор
Тень победы


Шилова Юлия - Сладости ада, или Роман обманутой женщины
Шилова Юлия
Сладости ада, или Роман обманутой женщины


Ковальчук Вера - Гибельный мир
Ковальчук Вера
Гибельный мир


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека