Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

лба, подобно крылу летучей мыши; и помню, как спящий дом и сосредоточенность
на нашей общей опасности, казалось, помогали нам в те часы, и я
почувствовала, насколько важно отдернуть занавес в последний раз. Я тогда
сказала:
- Я не верю ничему такому ужасному, нет, давайте, милая, убедимся, что не
верю. Но, если б я и поверила, есть одно, чего я потребовала бы теперь же
без всякой пощады - заставила бы рассказать мне все. Что такое было у вас на
уме, когда вы сказали еще до прибытия Майлса, расстроившись из-за письма из
его школы, - сказали, потому что я настаивала на ответе, - что не считаете,
будто он никогда не был плохим? За эти недели, что я сама прожила с ним и
внимательно за ним наблюдала, он казался чудом добродетели - существом
прелестным, обаятельным. И потому вы прекрасно могли бы заступиться за него,
если бы не знали о чем-то другом. Что же это было и о чем вы говорили, ведь
вам пришлось лично его наблюдать?
Вопрос был до жестокости суровый, но мы вели, беседу отнюдь не в легком
тоне, и все же, прежде чем серый рассвет заставил нас расстаться, я добилась
ответа. То, что было на уме у моей подруги, оказалось весьма и весьма
кстати. Это было ни более ни менее как то обстоятельство, что Квинт с
мальчиком в течение нескольких месяцев почти не разлучались. В сущности, это
говорило о том, что она позволила себе усомниться, прилично ли им находиться
в таком тесном общении, - она даже зашла настолько далеко, что откровенно
заговорила об этом с мисс Джессел. А мисс Джессел самым высокомерным тоном
попросила ее заниматься своим делом; и после этого добрая женщина обратилась
уже прямо к Майлсу. Что она ему сказала? (Я настаивала на ответе.) А то, что
она не любит, когда молодые джентльмены забываются.
Я, разумеется, настаивала и дальше.
- Вы напомнили ему, что Квинт всего-навсего слуга?
- Вот именно! И он ответил мне очень нехорошо, это во-первых.
- А во-вторых? - Я подождала. - Он передал ваши слова Квинту?
- Нет, не то. Этого как раз он не сделал бы! - Ее ответ прозвучал
убедительно. - Во всяком случае, я уверена, что не передал. Но, бывало, он
кое-когда и увиливал.
- Когда же это?
- Они гуляли вдвоем, совсем как если бы Квинт был его воспитатель - да он
еще так важничал, - а мисс Джессел воспитывала одну только маленькую леди.
Майлс уходил с этим малым, вот что я хочу сказать, и пропадал с ним целые
часы.
- Так он увиливал, говорил, что этого не было?
Ее согласие было вполне очевидным, и потому я прибавила спустя минуту:
- Понимаю. Он лгал вам,
- Ox! - Миссис Гроуз замялась.
Я поняла, что было не важно - солгал он или нет, и в самом деле она
подтвердила это следующим замечанием:
- Видите ли, в конце концов мисс Джессел ничего не имела против. Она же
ему не запрещала.
Я подумала.
- Он это привел вам в оправдание?
Тут миссис Гроуз снова упала духом.
- Нет, Майлс никогда мне об этом не говорил.
- Никогда не упоминал о ней в связи с Квинтом?
Она поняла, куда я клоню, и заметно покраснела.
- Нет, никогда. Он увиливал, он увиливал, - повторила она.
Боже, как я наступала на нее!
- И вы догадывались, что ему известны отношения между этими двумя
тварями?
- Не знаю... не знаю! - простонала бедная женщина.
- Знаете, моя славная, - возразила я, - но только у вас нет моей
отчаянной смелости, и вы скрываете из робости, скромности и деликатности,
скрываете даже то впечатление, которое в прошлом причинило вам больше всего
горя, когда вам приходилось выпутываться без моей помощи. Но я еще разузнаю
это у вас! Было же в мальчике нечто такое, что навело вас на мысль, будто он
скрывает и утаивает их связь.
- Ох, он не мог помешать...
- Чтобы вы узнали правду? Но, боже мой, - я напрягла все свои умственные
способности, - это доказывает, до какой степени им удалось перевоспитать
его!
- Ax, сейчас-то ничего плохого нет! - печально заступилась за Майлса
миссис Гроуз.
- Не удивительно, что у вас был такой странный вид, когда я рассказала
вам о письме из школы! - настаивала я.
- Вряд ли более странный, чем у вас, - отпарировала она просто и сильно.
- А если мальчик раньше был до того уж плох, так почему же теперь он такой
ангел?
- Да, в самом деле, почему? И если он в школе был таким дьяволом! Почему,
почему? Ну вот что, - сказала я, терзаясь этой мукой, - вы должны рассказать



мне все еще раз, но вам я смогу ответить лишь через несколько дней. Только
расскажите все еще раз! - крикнула я таким голосом, что моя подруга широко
открыла глаза. - Есть такие пути, куда я сейчас еще не смею ступать.
А пока что я вернулась к тому, о чем она только что упоминала - к
счастливой способности мальчика иной раз увильнуть от ответа.
- Если Квинт, по вашим словам, был простой слуга, то, как я догадываюсь,
Майлс, между прочим, мог сказать вам, что и вы тоже служанка?
И снова ее согласие было настолько очевидным, что я продолжала:
- И вы ему это простили?
- А вы не простили бы?
- Да, простила бы!
Мы в молчании обменялись очень странной улыбкой. Потом я продолжала:
- Во всяком случае, когда он был с этим человеком...
- То мисс Флора была с этой женщиной. Им всем так было удобнее!
Мне это тоже было удобно, даже слишком, как я чувствовала: я хочу
сказать, что все это в точности совпадало с особенно мрачной перспективой,
которую я в ту минуту запрещала себе рассматривать. Но мне настолько удалось
совладать с собой и не выразить своего мнения, что здесь я не стану этого
объяснять, а приведу только мои последние слова к миссис Гроуз:
- Что он солгал и надерзил вам, надо сознаться, не слишком
привлекательно, ведь я надеялась услышать от вас о его природной доброте. И
все же эти примеры нужны; ведь они больше чем когда-либо напоминают мне, что
я должна быть начеку.
В следующую минуту я так и вспыхнула, поняв по лицу моей подруги, что она
уже простила мальчика без всяких оговорок, а ее рассказ давал мне
возможность тоже простить его и проявить к нему нежность. Это стало мне
ясно, когда она рассталась со мною у дверей классной.
- Ведь вы же не обвиняете его?..
- В том, что он скрывает от меня такие отношения? Ах, помните, что я уже
никого не обвиняю, пока у меня нет иных доказательств.
И, прежде чем закрыть за нею дверь в коридор, ведущий к ее комнате, я
заключила:
- Мне надо только ждать.
IX
Я ждала и ждала, а дни шли за днями, понемногу унося с собой мою
скованность страхом. В сущности, только очень немногие из этих дней
проходили без новых событий, в постоянном общении с моими воспитанниками, но
такие дни смывали, словно губкой, мучительные фантазии и ненавистные мне
воспоминания. Я уже говорила о том, что я поддавалась необычайной детской
грации моих питомцев, уже научившись культивировать это в себе, и неизменно
обращалась к этому источнику за всем, что он мог дать мне. Разумеется, я не
могу выразить словами, как странно мне было бороться с тем, о существовании
чего я так недавно узнала; нет сомнения, эта борьба была бы сопряжена с еще
большими усилиями, если бы она не так часто увенчивалась успехом. Бывало, я
удивлялась, почему это мои маленькие питомцы не догадываются, как много
странного я о них знаю и думаю; а то, что из-за всех этих странностей они
казались только интереснее, не помогало мне держать их в неведении. Я
дрожала при мысли, как бы они не заметили, что интересуют меня свыше меры.
Во всяком случае, если даже предполагать самое худшее, как это часто
случалось в моих размышлениях, всякое очернение невинности этих детей -
непорочных и все же навеки осужденных - было лишним поводом для того, чтобы
пойти на риск. Бывали минуты, когда я, повинуясь непреодолимому толчку,
вдруг схватывала их в объятия и прижимала к сердцу. И тут же я говорила
себе: "Что они подумают? Не слишком ли я выдаю себя?" Было легко впасть в
угрюмость, увязнуть в дикой путанице при мысли о том, не слишком ли много я
могу выдать; но, как я чувствую, правдивый отчет о тех мирных часах, которые
по-прежнему радовали меня, состоял в том, что непосредственная прелесть моих
питомцев все же производила свое действие, даже при тени возможности, что
они поступали с точным расчетом. Если мне и приходила мысль, что эти
маленькие взрывы страстной любви к ним могут иной раз вызвать у них
подозрения, то помню также, как я ломала голову над тем, нег ли чего-то
странного в явно преувеличенных проявлениях их любви ко мне.
За это время они необычайно, сверхъестественно привязались ко мне, что,
как мне казалось, было только грациозным откликом на мои чувства - откликом
детей, которых постоянно ласкают и балуют. Знаки уважения ко мне, выказывать
которые они не стеснялись, по правде сказать, действовали на меня
благотворно, словно я не ловила детей на том, что они проявляют их
намеренно. Никогда еще, кажется, не старались они так много для своей бедной
покровительницы: мало того, что они учились все лучше и лучше, а это,
разумеется, должно было ей очень нравиться, но развлекали, занимали ее и
делали ей сюрпризы, читали ей вслух, рассказывали сказки, разыгрывали
шарады; неожиданно наскакивали на нее в костюмах исторических персонажей или
зверей, а главное, изумляли ее "отрывками", которые они по секрету от нее


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Сладости ада, или Роман обманутой женщины
Шилова Юлия
Сладости ада, или Роман обманутой женщины


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека