Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Павлик. - С этим уже не поспоришь?
Дима пожал плечами. Совсем не хотелось втягиваться в дискуссию, тем
более, что Павлика переубедить - дело безнадежное, так он бредит всякими
пришельцами... И вдруг Дима испытал странное ощущение: как будто
долго-долго звенело в ушах, и он к этому притерпелся и научился
справляться - и вдруг звон прекратился. Что-то подобное случилось сейчас с
его мыслями, но что именно - понять было нельзя, и осталось только чувство
облегчения...
- Снимали, значит, с Сивой горки... - начал он, но тут в дверь
постучали условным стуком.
- Это Танька, - сказал Иван и пошел открывать.
- В общем, так, Павлик, - сказал Дима. - Задание на завтра: поднимись
на Катеринину сопку и сделай круговую панораму. Постарайся успеть до
полудня. Потом - сюда. Договорились?
- А зачем?
- Есть одна мысль...
По лестнице спустились Иван и Татьяна. Иван, галантный кавалер, шел
первым и нес Татьянин рюкзачок.
- Тяжеловато вам будет, Дим Димыч, - ухмыльнулся он, взвешивая
рюкзачок на руке. - Постаралась девушка...
Поставленный на стол, рюкзачок тяжело и глухо звякнул.
Татьяна молча откинула клапан, распустила узел. Связками по семь
штук, до самой горловины лежали латунные гильзы.
- Пороха три банки, капсюля и девять пачек снаряженных патронов, -
сказала она. - Все на дне.
- Танюха! - Дима прижал руку к сердцу.
- Да ладно, - сказала Татьяна. - А это вам, как обещала...
Она повернулась к Диме спиной и задрала свитер и майку до лопаток.
Прямо к телу полосками пластыря был прикреплен пистолет. Дима осторожно
отодрал пластырь. Потертый зеленоватый "ТТ" с деревянными накладками...
- Ну, Танюха, у меня слов нет, - сказал Дима. - Спасибо тебе.
- Патронов только одна обойма, - сказала она.
- У Василенки попрошу.
- Не говорите только, откуда ствол.
- Я еще не...
Долгий вибрирующий звук, идущий то ли сверху, то ли из-под ног,
заставил его замолчать. Все прислушались, переглянулись. Звук не
повторялся.
Дима завернул пистолет в газету и опустил в сумку. Шуршание бумаги
было неприятно громким.
- Пойду посмотрю, - наконец, сказал Иван. Пашка молча пошел за ним.
Татьяна улыбнулась - полурадостно, полувиновато. Дима взял ее руки в
свои и поднес к лицу. Пальцы Татьяны пахли металлом и ружейным маслом.
Дима поцеловал их - все по очереди. Татьяна провела кончиками пальцев по
его щеке, потом приподнялась на носочках и губами коснулась губ. Тут же
отпрянула и сделала знак: тихо! По лестнице кубарем скатился Пашка.
- Идемте, там такое!.. - он не закончил и снова бросился вверх.
Там, наверху, в дверях стоял Иван в позе вратаря, пропустившего
наилегчайший мяч. Что-то было не так, но что именно, Дима понял, только
оказавшись под открытым небом. Само небо. Он уже успел за последние дни
привыкнуть к равномерно светящемуся белесоватому куполу. Сейчас небо
приобрело сиреневый цвет и гнусно мерцало, как ненагревшаяся кварцевая
лампа. Солнце, которому положено было быть за школьным зданием, висело
прямо перед глазами: даже не багровое, а вишневое, огромное, лохматое по
краям и с темным, почти черным зрачком в центре. Кровавый глаз...
Это безумное солнце, возникшее в неположенном месте, вдруг высекло в
Диме вспышку какой-то темной безжалостной радости. Что-то с чем-то
сходилось, он получал ответы на не им заданные, но в нем звучащие
вопросы... Мосты сожжены... Обратной дороги нет... Занавес подымается...
Багровый глаз гипнотизировал его, притягивал, звал сделать шаг... И тут
Татьяна закричала.
Она кричала дико и показывала рукой куда-то левее, Дима оглянулся и
тоже заорал: из кустов к нему боком, по-крабьи, бежал огромный, с собаку
размером, паук. Бежал он, к счастью, помедленнее собаки, и Дима успел
влететь в дверь и захлопнуть ее изнутри, и прыгнувший паук с грохотом
ударился в нее. Дверь в котельную была двойная: наружная, обитая железом,
открывалась наружу и запиралась на засов; внутренняя, фанерная,
открывалась внутрь и не имела ни засова, ни защелки - ничего, только
проушины для навесного замка, да и те с той стороны! И оставалось только
налегать на нее всем весом и стараться удержать, не дать открыться...
Заскребли когти. Лом, лом тащите! - закричал Дима. Ребятишки посыпались
вниз. Паук ударил еще раз, гораздо сильнее, Дима чудом удержался на ногах.
Одолею ли я его ломом?.. Черт, иметь бы пару секунд - тогда можно закрыть
наружную дверь... Но пары секунд не было. Паук ударил опять. Казалось, в
дверь с силой метают пудовые гири. Мальчишки бежали обратно, один с ломом,



другой с дворницким ледорубом: топором, наваренным на железную трубу. Дима
взял ледоруб. Дождался, когда паук ударит снова, досчитал до трех и
распахнул дверь, поднимая оружие - и понял, что проиграл. Пауков было два,
один пятился от двери, другой шагах в семи подобрался для прыжка - и
прыгнул. Дима попал в него - в самую морду. Тупое лезвие застряло в
хитине, ледоруб чуть не выбило из рук. Паук с хрустом, ломаясь, врезался в
косяк, а Диму отбросило на несколько ступенек вниз - он еле устоял на
ногах. Второй паук метнулся ему на грудь, и он успел только заслониться,
громадные жвалы сомкнулись на стали, когти впились в плечи и бока,
передние короткие лапы тянулись к лицу и почти доставали, и страшная,
сводящая с ума вонь не позволяла вдохнуть, и Дима давил, давил, давил из
последних сил, уже ничего не понимая и ничего не видя - и вдруг оказалось,
что схватка кончилась, что он встает, царапая ногтями по стене, а у ног
его валяется бледным брюхом вверх этот безумных размеров паук, и лапы его
вразнобой сгибаются и разгибаются, брюхо подрагивает, а из брюха
вываливается и падает на пол толстая, как веревка, паутина. Он видел это
как бы сверху, с большого расстояния - а потом внезапно вернулось все.
Дима согнулся, и его вырвало желчью. По стенке он кое-как отодвинулся от
этого кошмара, и тут оказалось, что паутина прилипла к штанам, и это было
свыше всех сил - его опять чуть не стало рвать, но он все-таки сумел
переломить себя, нашарил под ногами какую-то палку и кое-как отодрал
плотно прилипшую гадость. Только после этого он смог осмотреться.
Иван стоял, сунув руки в карманы, и изредка икал, а пончик Пашка,
обняв лом, рыдал в углу. Суровая Татьяна с "ТТ" в опущенной руке стояла
над ним и отрывисто повторяла: "Сопля. Сопля. Сопля".
- Танька! - выдохнул Дима.
- Ништяк, - проворчала она. - Говорила же - берет их обычная пуля.
Аргентум, аргентум...
И тут Диму настигла настоящая боль.
Он кряхтел и стонал, когда Татьяна раздевала его, когда промывала из
чайника раны, бормоча: "Хуже рыси, хуже рыси, ей-богу...", когда
перевязывала его же и ивановой разодранными рубашками. А потом боль как бы
отдалилась, и стало легче - если не двигаться.
- Еще один, - вдруг будничным тоном сказал Иван. - Пончик, давай сюда
лом.
Дима, вскрикнув, вскочил и оглянулся. Но это был не еще один. Это был
все тот же. Он полз, цепляясь правыми ногами и стуча костяным телом о
ступени. Левые ноги волочились, как хвосты.
- Погодь лом, - сказала Татьяна.
Она передернула затвор, подняла двумя руками пистолет на уровень глаз
и выстрелила. Заложило уши. Паука подбросило на ступеньку вверх, секунду
он будто бы балансировал, потом покатился и распластался у подножия.
- Берет их свинцовая пуля! - с нажимом повторила Татьяна. В звоне,
наполняющем подвал, голос ее прозвучал странно.
- Это дневная тварь, - из своего угла сказал Пашка. - А то о ночных
речь шла.
- А ты бы помалкивал, боец, - сказала Татьяна. - Не обоссался хоть?
- Танюха, не надо так, - сказал Дима. - Не добивай его. Мало ли, что
по первому разу бывает?
- Когда бы по первому, - сказала Татьяна. - А то...
- Сам не знаю, что со мной, - сказал Пашка. - Не боюсь, не боюсь, не
боюсь - а потом как лопнет что...
- Все это лирика, - сказал Дима. - Давайте как-нибудь выбираться
отсюда.


МИКК
Девочка провела его в комнату без окон - впрочем, в этом доме нигде
не было окон, - предложила посидеть на диване и вышла. Диван был неплох,
но Микк все равно не сумел откинуться на спинку - сидел, склонившись чуть
вперед и твердо упершись ногами в пол. В любой миг он мог вскочить. Здесь
это ни к чему, но сбросить напряжение он был не в состоянии. Вернулась
девочка - принесла чай и печенье. Чай был густой и без сахара. Кип не
забыл. Кип много чего забывает, но как раз такое помнит железно.
- Он ничего не говорил? - зачем-то спросил Микк.
Девочка молча покачала головой и ушла. Странная девочка. Похожая на
мягкую рыбку.
Микк потрогал портфель. Еще почти горячий. А здесь хорошо, прохладно.
Правда, пахнет какой-то дезинфекцией. Прошлые разы, кажется, не пахло. Или
пахло? Он стал вспоминать. Снова вернулась девочка и поставила на стол
букет цветов.
- Чем это пахнет? - спросил Микк.
- Фильтры новые, - сказала девочка. - Утром меняли.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Месяц Седых трав
Посняков Андрей
Месяц Седых трав


Каменистый Артем - Время одиночек
Каменистый Артем
Время одиночек


Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека