Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- А теперь главными по формированию группы будем мы. Так что готовь кадры, Федорович, будем выполнять директиву. Кстати, до меня дошли слухи, что аналогичные группы сформированы и в Минобороны, и в ФСБ.
- Не по душе мне эта директива.
- Думаешь, мне по душе? Ведь "чистильщики" по сути делают нашу работу быстрее и качественнее нас. А мы их должны ловить... и уничтожать! В общем, давай действуй. - Генерал снова прихлопнул папку ладонью. - Да, я тут подумал... что, если поискать художника, который работает на "Чистилище"? Того, кто малевал им кинжал для эмблемы. Что "СК", что "ККК" - одна и та же стилизация, одна и та же рука.
- Мне бы твою голову, генерал! - оживился Агапов. - Горе-то без ума, то есть когда его нет, а не наоборот, как писал классик. Идея отличная, раскрутим непременно
- Читай "ТВ-парк", и даже твои редеющие волосы станут блестящими и умными. А в нашей стране горе всегда было от ума, а не наоборот.
Агапов улыбнулся, вставая.
- Тогда я лучше останусь глупым.
- Послушай-ка, Федорович. - Синельников снова взялся за папку. - Я тут кое-что не понял в деле Голышева. Эксперт написал, что рана, от которой он скончался, очень странная. Что это значит?
Агапов виновато развел руками.
- Я не в курсе.
- Узнай и доложи. С этим делом, чувствую, мы еще повозимся.

Полковник Юрген Томас Юстович занимался любовью на квартире у подруги, когда мелодично прозвонил многоканальный радиотелефон. На пятой гамме полковник не выдержал, разнял объятия крутобедрой мускулистой гёрл, командирши женского батальона спецназначения "Щит", и добрался до телефона.
- Юрген.
- Полковник, Балуев ушел, - раздался в трубке голос Кийка, командира отряда "Анальгин".
У Юргена пропало желание продолжать приятное занятие.
- Все на сегодня! - сказал он девушке, а в трубку: - Как это - ушел?
Девица сползла с кровати, обняла его сзади, перебирая пальчиками мужское естество.
- Убирайся! - рявкнул полковник, но, увидев изумление в глазах подруги, тут же смягчился. - Подготовь ванную, Татьяна, мне надо идти. - Повторил вопрос в трубку. - Как он ушел?
- Ему помогли.
- Кто?
- Не знаю, догнать не удалось, у них все было подготовлено. Но он и сам неплохой спец, спустился с двенадцатого этажа по балконам.
Юрген фыркнул.
- Он не просто спец, он ганфайтер, стрелок и боец высочайшего класса! Надо было перестраховаться и перекрыть все пути отхода.
- Ничего, достанем его в Рязани. Паспорт он, конечно, показал липовый, однако определить конуру, в которую он забился, будет несложно. Буду брать его вместе с Соболевым.
- Только учти урок: Соболев - "абсолютник", он не даст вам ни шанса, если сделаете ошибку. Но сперва попробуй его уговорить войти в команду. Балуева, кстати, тоже. Что еще?
- Мы засекли одного подозрительного молодца у квартиры депутата Свищова и проследили до интересного учреждения - школы русбоя. Оттуда он не вышел. Может быть, взять школу тихим штурмом?
- Ты где?
- На Русановке, с группой. Это будет и тренировкой, и показательным выступлением.
- Подождите, я сейчас подъеду.
Юрген быстро принял душ, оделся в полевую армейскую форму и встретил у входа свою любовницу, в таком же, как у него, пятнистом костюме.
- Можно, я с тобой?
Полковник хотел было ответить матом, но передумал: Татьяна Щекочихина владела всеми видами рукопашного боя и по кондициям не уступала тренированным мужикам.
- Поехали!
Через минуту "пикап" полковника мчался по ночным улицам Москвы в сторону Русановской набережной.

По положению начальник военной контрразведки мог требовать явиться к нему по вызову даже заместителей министра обороны, поэтому ничего удивительного не было в том, что он воспользовался своим правом, вызвав главного эксперта Минобороны полковника Громова и начальника Главного управления военно-технического сотрудничества Госкомоборонпрома полковника Тлеубаева.
Накануне Никушина самого вызвали в Главную военную прокуратуру, в ведении которой находилось не только Министерство обороны, но и ФСБ, ФАПСИ20 и внешняя разведка, и имел неприятный разговор с Главным военным прокурором генерал-лейтенантом юстиции Пятковым Станиславом Игнатьевичем, а также со следователем по особо важным делам Васнецовым.
Следователей по особо важным не зря называли "живодерами", и Васнецов вполне оправдывал эту кличку на все сто процентов. Ушел из прокуратуры Никушин взмокший, как после парной, однако был не в обиде на коллег: оба радели за дело и были профессионалами жесткими и неудобными, однако педантичными и хваткими. Поговаривали, что их побаивается даже сам министр, везде имеющий свои глаза и уши, кроме прокуратуры.
Никушин вспомнил одно интервью с Пятковым в газете, после того как он проработал на посту Главного всего полгода
- У вас много врагов, - констатировал тогда корреспондент. - Как вы к этому относитесь?
- Количество врагов прокурора - лучшая характеристика его работы, - ответил Пятков.
И он был прав: врагов у Главного военного прокурора было предостаточно. И еще он запомнил из того же интервью, что Пятков понимает власть "как повышенную ответственность перед обществом", хотя при этом наивным мечтателем и романтиком никогда не был.
Никушин заметил, как переглянулись вызванные им специалисты, и вернулся к действительности. Буркнул:
- Прошу прощения. Причин нашей встречи много, выделю главные. Клавдий Иванович, мои информаторы на местах докладывают, что руководство МЗК в Екатеринбурге пытается за спиной Госкомоборонпрома поставить за рубеж не экспортный вариант С-300, а полнокомплектный С-300-9921. Вы курируете этот проект. Прошу разобраться еще до того, как будет заведено уголовное дело с грифом "разглашение государственной тайны". Не хотелось бы терять таких высококвалифицированных специалистов.
- Я ничего об этом не знал, - сказал каменнолицый Тлеубаев. - Разберемся. Только не создавайте нервозной обстановки в ГКОпроме своими назойливыми расспросами, как уже было не раз.
- Постараемся не создавать, - сухо отрезал Никушин. - Но в интересах дела вы должны сотрудничать с нами, а не ставить палки в колеса, как уже тоже было не раз. Вам должно быть-хорошо известно об утечках сверхсовременного оружия, не имеющего аналогов за рубежом, из секретных лабораторий и новейших технических приспособлений типа лазерных станций подсвета "Причал" для работы авиации по танкам, оптико-электронных прицелов для вертолетов и самолетов, комплексов корректируемого артиллерийского наведения "Смельчак" и "Миллиметр", многофункциональных комплексов разведки и управления "Зоопарк-22", позволяющих определять точные координаты цели по одному выстрелу и даже по летящему снаряду... Продолжать?
- Не надо. Комиссия следователей моего управления уже занимается этими делами, многие утечки уже пресечены и виновные наказаны.
- Не все, Клавдий Иванович! В том-то и дело, что далеко не все, шишки остались вне поля зрения комиссии, и теперь за них берется "Чистилище". - Никушин резко пододвинул Тлеубаеву листок плотной бумаги с тисненым кинжальчиком. - Вот, ознакомьтесь!
Начальник ГУВТС пробежал текст глазами, нахмурился. В письме обвинялся лично он и ряд работников Управления в коррупции и участии в делах несанкционированной продажи техники.
- Это... неправда!..
- Не знаю, - холодно проговорил генерал. - "Чистилище" доказало, что не ошибается. Не так ли, Дмитрий Олегович?
Громов молча кивнул. Лицо его было непроницаемо, но в глазах сквозь пелену иронии промелькнул огонек мрачного торжества.
- Теперь о заводах в Твери и Владимире, выпускающих изделие "Ракита"22. Каким образом американцы узнали о новых разработках? Кто давал санкцию на присутствие на этих испытаниях экспертов США? И как в печать просочились известия о поступлении в войска новых термобарических ракет типа "Рассвет"23? А также гранат типа "Факел"24? Не знаете? А я скажу: везде, где произошла утечка информации, побывали ваши заместители Кулябин и Малинин. Выводы делайте сами. Если не захотите, за вас это сделает "ККК". Дмитрий Олегович, вас это касается в не меньшей степени, каналы экспертиз слишком часто пересекаются с каналами торговли оружием. Я отношусь к вам с уважением, поэтому на сей раз ограничусь предупреждением. Давайте своими силами чистить свои ряды, пока опять же за нас с вами не взялось "Чистилище".
- Я давно сделал выводы, - сказал Громов, - и подал рапорт министру, но никакой реакции до сих пор.
- Я могу идти? - бросил в пространство Тлеубаев. Никушин перелистал какие-то бумаги на столе.
- Можете.
Начальник ГУВТС вышел.
- Зря вы его предупредили, - тихо сказал Громов. - Если у него рыльце в пушку, он постарается уничтожить свидетелей, следы и документацию.
- Я хотел, чтобы он запсиховал, - за ним идут мои люди. Ну, а теперь давайте поговорим о главном, Дмитрий Олегович. За информацию о "глушаках" и "болевиках" спасибо. Кстати, в царицынском ВЛ-17 Сыромятов сделал защитные шлемы от "глушаков". Но об этом поговорим позже. Вы знаете, как был убит генерал Голышев?
- Слышал, но подробностей не знаю.
- По всем данным, из "дырокола".
- Из НК?! - вырвалось у Громова. - Не может быть! Существует всего три опытных образца, и все три - у Бушуева в ВЛ-33...
- Значит, есть еще один, неучтенный экземпляр, которым воспользовался убийца.
- Эт-то оч-чень интересный факт, Андрей Витальевич.
- Вы так думаете? Кто, по-вашему, мог это сделать?
Громов задумался, сразу став суровее, собраннее, с расстановкой произнес:
- Пока не знаю... но узнаю непременно, будьте уверены.
- Давайте идти по следу вместе. Надо же в конце концов кому-то очищать армию от скверны. Неужели и в самом деле будем ждать, пока вмешается "Чистилище"?
- Вы мне нравитесь, господин генерал, - улыбнулся Громов. - Но умрете вы явно не своей смертью.
Никушин неумело улыбнулся в ответ.
- Поживем - увидим. Мне бы в команду парочку ганфайтеров - горя бы не знал!..
После возвращения из контрразведки Громов полчаса разбирал дела в своем кабинете, потом вызвал комиссара-2.
- Герман Довлатович, наша "крыша-1" на Лубянке чиста?
- Комп тревоги не поднимал, все тихо.



- Собирайте "квадрат" на четырнадцать часов.
- Что случилось?
- Нам придется решение правительства, не поддающееся разумному контролю, принять в качестве форс-мажорного обстоятельства. - Рыков озадаченно молчал, и координатор "ККК" добавил: - Всем силовым структурам поступил секретный приказ премьера создать зондер-команды для ликвидации "Чистилища".
Из трубки донесся тихий возглас Рыкова:
- От кого вы это узнали? У меня никаких сведений нет.
- От шефа "Смерша". Ему это стало известно по своим каналам. В Минобороны такая команда уже создана.
- Ну, наш уважаемый Федор Иванович всегда был консервусом25, как и Леонид Арнольдович. Значит, наше письмо премьеру все-таки сработало.
- С точностью до наоборот: премьер перетрусил так, что дал задание избавиться от нас любыми способами. Сыграли, видимо, свою роль и наши аргументы по ликвидации убийц и наказании Свищова. Плохо, что к вам эта информация попадает с опозданием.
Рыков некоторое время не отвечал.
- Я приму меры, Дмитрий Олегович. Как говорится, шкаф и тот раз в году падает.
- Не понял.
- Если у меня нет нужной информации, значит, где-то в агентурной сети конторы "упал шкаф". В оперативном лексиконе "федепасов" это означает смену кадров, передвижение скомпрометировавшего себя агента на другой участок работы.
- Разбирайтесь. - Громов набрал другой номер и услышал голос комиссара-5:
- Слушаю, сэнсей.
- Валерий Егорович, проверь-ка оперативно "крышу-1": сегодня в два соберется "квадрат".
- Нет ничего проще, Дмитрий Олегович. Могу вас обрадовать: наш общий знакомый Вася Балуев встретился с Соболевым на территории бывшего Зачатьевского женского монастыря. Потом к ним присоединился еще один гражданин, и... наша дальнобойная аппаратура отказала! А ведь раньше ничего подобного...
- Короче, Валерий Егорович.
- Они ушли, но в Рязани мы их достанем. Думаю, оба согласятся на сотрудничество, мы не оставили им другого выхода.
- Профессионал всегда найдет выход. Поторопите их, они понадобятся очень скоро. За нами начинают охоту все спецслужбы. Все! Понимаете, Валерий Егорович? Нужны кадры!
- Поторопим, Дмитрий Олегович.
Громов выключил радиотелефон, посидел еще немного и развернул панель компьютера. Выход на следующего абонента возможен был только через компьютерную сеть. Но Дмитрий Олегович не знал, что в свою очередь служил консервусом гораздо более жуткому созданию, носившему имя Конкере.

КОНКУРИРУЮЩИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Дверь открыла Бася Яновна, бабушка Кристины, полька по происхождению: сухонькая, беловолосая, улыбчивая, с живыми проницательными глазами. Когда Матвей встречался с ней взглядом, то всегда вспоминал стихотворение Шарля Бодлера "Старухи": "И пленится навек обаяньем их взора тот, кто тяжесть судьбы на себе испытал".
- Думали, забыл нас парубок, - сморщила в улыбке лицо Бася Яновна. - Мы уже соскучились все, особенно Стасик.
Из своей комнаты выбежал Стас, ткнулся головой в живот Матвея, обнял за талию, потом глянул снизу вверх.
- Ты предупреждай, когда надолго уезжаешь, ладно? - Мальчишка тут же убежал в комнату, крикнув на бегу: - Я модель планера собираю, осталось немножко.
Из зала выехала на коляске Кристина, молча улыбнулась, и сразу стало ясно, чья она внучка: улыбка у нее была такой же, как у бабушки.
- К тебе приходили...
Сердце Матвея екнуло.
- С работы?
- Не знаю, никогда их раньше не видела. Один совсем молодой, очень вежливый, а второй постарше, тоже вежливый, но неприятный.
- Они из разных контор, - подал голос через дверь Стас. - Первый приехал на "жигулях", а второй на "сааб" с номером А-ОЮ-АА, а вместо обозначения города - флаг.
- Вот постреленок! - всплеснула руками Бася Яновна. - И когда успел все разглядеть-то? Пойдем чай пить, Матвей Фомич. Обедал где али нет? Могу стол накрыть.
- Спасибо, только чай. - Матвей поцеловал Кристину в щеку, с удовольствием отметив, что цвет лица у девушки приобретает чистоту и прозрачность, хотя серых полос на нем, индикаторов нездоровья, еще хватало.
- Что им было нужно?
- Думаю, им был нужен ты. Оба сказали, что придут в другой раз.
Матвей задумчиво прошелся по квартире, растопырив, как перья или, скорее, как пальцы рук, все свои чувственные каналы, и явственно ощутил угрозу, исходящую от следов, оставленных чужаками. Было ясно, что его вычислили. Но кто, зачем, с какой целью? Ельшин, обуреваемый жаждой мести? Старые враги? Новые наниматели? Кто?.. Кристина смотрела на него пытливо, ее потемневшие глаза стали большими, тревожными, и Матвей уже хотел было успокоить ее, но зазвонил телефон. Реактивный после выздоровления Стас, как снаряд, первым рванул трубку, позвал Матвея:
- Па, тебя! - и унесся обратно к себе, что-то напевая. Улыбнувшись на это "па", Матвей прижал трубку к уху и услышал голос Василия:
- Нас вычислили, Соболь. Ко мне заходили гости.
- Ко мне тоже. Может быть, это твой приятель из К... э-э... из этой новой "контры"?
- Зачем ему наносить визит в стиле охотника, если он сам предложил сотрудничество? Нет, это не "Чистилище", это кто-то другой.
- Ко мне приезжали из двух "контор", как сказал Стас. Одни на "жигуле", другие на "саабе".
- Парень у тебя глазастый, да и соображает неплохо. Небось, и номер запомнил. Что будем делать?
- А ничего... пока. Пусть появятся еще раз, предъявят полномочия, а там посмотрим.
- Я на твоем месте увез бы всех из города на некоторое время.
В пути от Москвы до Рязани они успели поговорить на все интересующие обоих темы, в том числе и о предложении Валерия Шевченко работать на "ККК". Но Матвей твердо ответил "нет", а Василий, сам в душе склонявшийся к такому же решению, знал друга достаточно хорошо, чтобы предлагать ему "подумать". Если Соболев говорил "нет", то это было "нет!".
- Приезжай вечером ко мне, переночуешь, - предложил Балуев, оценив молчание Матвея. - Или я могу к тебе, у тебя места побольше.
- Созвонимся.
Матвей положил трубку, и тотчас в ухе тихо пискнул "тревожный зуммер", всколыхнулись тонкие поля местных эгрегоров - растений, архитектурных сооружений: в облако пересекающихся человеческих пси-сфер вторглись чужеродные элементы, возникло ощущение неловкости, неудобства, заставившее напрячь все органы чувств. И в следующее мгновение в прихожей раздался звонок в дверь.
- Я открою, - возник у двери Стас.
- Стой! - негромко, но так, что побледнела Кристина, сказал Матвей. - В комнату! Ты тоже! - Он задвинул коляску с девушкой в спальню и открыл дверь.
Как и ожидалось, их было двое. Не вооружены. Тренированы в меру. Опасны, но не остро, в аурах - цвета индиго и желтое с зеленым: служители какого-то государственного культа, привыкшие по долгу службы быть актерами, верящие в "ложь во спасение", уверенные в своей силе. Не "шестерки", но и не "боссы". В общем, люди служивые, причем из какой-то государственной спецслужбы, имеющей право задерживать любого. ФСБ? Угрозыск? ГУБО?..
- Здравия желаю, - чуть ли не козырнул один из позвонивших, длинный, коротко стриженный, лет тридцати. - Вы Матвей Соболев?
Армия, догадался Матвей. Кадровики. Неужели Ивакин или Дикой оставили где-то сведения обо мне?
- Он самый. А вы, если не ошибаюсь, из "Смерша"?
Гости переглянулись. Второй, поплотнее и помоложе, с каштановыми волосами, нахмурился.
- Может быть, впустите? Надо поговорить.
- Говорите здесь, что вам нужно, и проваливайте.
- А вы не слишком-то гостеприимны, Соболев, - укоризненно проговорил высокий. - Что ж, буду краток. Я, как вы правильно догадались, полковник Холин из военной контрразведки, а это майор Меркулов. Вы же, насколько нам известно, бывший сотрудник ВКР, мастер перехвата, ганфайтер, как называют таких сотрудников.
Лицо Матвея осталось неподвижным.
- Короче, полковник.
- Ты что о себе... - не выдержал второй гость, но Холин жестом остановил его.
- Мы пришли к вам с предложением начальства вернуться в "Смерш". Обстановка такова, что остро ощущается нехватка квалифицированных кадров. - Полковник достал плотный толстый конверт без каких-либо надписей и знаков, протянул Матвею. - Это сводка по Управлению, можете ознакомиться. Там же телефон, по которому вы должны позвонить в случае принятия решения.
Матвей покачал головой, не собираясь брать конверт.
- Дела ВКР меня больше не касаются. Я уволился... по собственному желанию. Так и передайте своему начальству.
- Да что ты о себе возомнил! - снова взвился спутник Холина, хрустнув пальцами. - Тебе предлагают по-хорошему...
- А что, могли бы и по-плохому?
- Александр, остынь, - сказал Холин, с любопытством оглядывая стоявшего в непринужденной позе Матвея. - Он не из тех, на кого можно давить...
- Да я...
- Остынь, я сказал. Извините, Соболев, мы несколько взвинчены последними событиями... убийством генерала Голышева... в общем, есть проблемы.
- Это ваши проблемы. Всего хорошего.
Матвей вошел в квартиру и закрыл за собой дверь. Двое потоптались на лестничной площадке - Матвей видел их сквозь дверь зыбкими стеклянными силуэтами - и начали спускаться вниз. Через несколько минут они вышли из дома, подъехала бежевая "семерка" и увезла их.
- Что им было нужно? - тихо спросила Кристина, выезжая из гостиной.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека