Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

гляди, бабочка, - ахнул он.
- Как я подолгу слушал этот шум, когда во мгле горел закатный
пламень! Лицом к реке садился я на камень и все глядел, задумчив и угрюм,
как мимо башен, идолов, гробниц Катунь неслась широкою лавиной и кто-то
древний клинописью птиц записывал напев ее былинный...
Что-то опять сжало Сашкино сердце, к горлу подступила какая-то
сладкая тревога.
- Погоди, погоди! - перебил он. - Ты что-то читаешь, мать моя, такое,
о чем я теперь же, когда шел, думал! О прадедах наших думал, ты уж извини,
- он засмущался, - про ваш пол думал, - уже хохотнул. - Как шли, как
делали... Ужасно это хорошо, а? Как думаешь? Оставили-то нам что, а?
Замечательное, дева, оставили все!
- Это так тоже и писатель сказал, - восхитилась она.
- Да-к, выходит, верно. Писатель-то думы наши и подслушивает. Сердце
у него - как локатор, ловит все хорошее.
Нюша стояла и с восхищением глядела на него.
- Вот, оказывается, вы какой!
- А какой?
- Замечательный. Ну право, право - замечательный! Можно я вас
расцелую?
- Так целуй.
Она подошла на цыпочках и нежно чмокнула его в щечку. Место это
обожглось губами, он вздрогнул и неистово привлек ее к себе, стараясь
поймать ее большие губы.
- Ой, ой! - простонала она. - Не надо-о...
- Чего не надо-то? Чего? Чего ты боишься-то?
Она вырвалась и пошла от него.
- Погоди! Ты неправильно меня поняла! Погоди! Я ведь серьезно... Я и
жениться... - Он говорил горячо и бессвязно.
Но она все шла, не оглядываясь. И так в молчании они прибыли к
наваленному в ложбине лесу.
Лес мок в воде, но вода эта была местная, из реки не зашло и капли.
Акишиев был уже вроде иным. Вроде ничего не случилось. Он не хотел
вспоминать, что было с ним всего-то несколько минут тому назад. Только про
себя шептал: "Ладно! Ладно! Занимайся, Саня, делом! Все то - потом".
Отмеривая шаги, вдруг направился в обратную сторону, к ближайшему озерцу.
Он мерял, сколько же до него метров, и она, все еще недоверчиво глядя на
него, шла за ним.
Она его поняла потом - вот здесь надо прокопать, к озерцу, а там, до
реки-то - пятнадцать шагов! Ловко! Он решил вызволить этот лес волоком, по
воде, но для этого - прокопать канаву. Сколько тут работы?
- Когда думаешь начать? - Нюша перешла на ты легко и непринужденно.
- А вот теперь же и начнем! - засмеялся он радостно и смущенно,
приглушая смех, спросил: - Не обиделась, коза, за глупость?
- Глупость и есть глупость. Вот это посерьезней, товарищ Александр! -
Она кивнула на порядочное расстояние, отделявшее наполненную водой ложбину
от озера.

Когда Акишев закричал "падйомм!", лишь Васька поначалу схватился за
свои штаны и рубаху, но, увидев, как все спят, тоже улегся.
- Подъем, ребята, - уже тише, сказал Акишев. - Работать пора!
Иннокентий поглядел на светящиеся часы и серьезно сделал
предупреждение:
- Ты, бригадир, что, псих? Три часа мы всего и отдыхаем.
- Вода уйдет, копать надо по-быстрому! - Акишиев говорил все тише.
- Какой замок, какие двери? - вызверился Метляев. - Чего ты? С бабой
не нажался, и, понял, - падем!
- Дурак, ты, Метляев, осел! - Нюша стояла на пороге.
- Аллах с вами, - сказал Акишиев. - Потом сами жалеть будете!
И ушел в дождь. Нюша пошла за ним.
- Жрать сами будете готовить! - крикнула зло она и хлопнула по-мужски
дверью.
- Видал, - паскудная баба, - заметил миролюбиво Метляев, укладываясь
опять в постель. - Она же тебя и пугает еще.
- А чего? Родственница директора, - хихикнул Васька Вахнин. - От,
падла, жизнь покатила. Все на блате, все на знакомствах. Ты, думаешь, эти
брючные костюмы моя бывшая баба как достает? По блату-у! Хахаль у нее
парикмахер, понял! Модные прически делает... А я, рабочий класс, сука
буду, о-о, погляди! Хожу в такой робе! Для кого жизнь пошла? Для мясника,
для спекулянта, для...
- Заткнись! - Мокрушин давно уже поднялся и, кряхтя, охая от
удовольствия своего здорового существования, одевался.





15
Поселок лежал на голой земле, буграми спадающей к речке Сур, с каждым
днем убывающей все больше своими водами далеко, в океан. Три ряда
деревянных двухэтажных домов были выстроены лицом к речке; это были новые
дома, поставленные уже за два года директорствования Зяблова; он жил на
втором этаже, занимая с семьей четыре комнаты, одна из которых
принадлежала Нюше. Здесь, правда, она не жила, как только поползли слухи
об отравлении.
Да и уходу отсюда, из директорской квартиры, предшествовала небольшая
горькая сценка. Обычно она жила с директоршей в нормальных отношениях. А
тогда... Тогда на дворе лежал снег он уже был мертвый, заноздрился,
почернел. И вот на этот снег, Нюша однажды выплеснула испитый чай,
выплеснула неподалеку от колотых директорских дров. Как озверела жена
директора! Была это хорошо сохранившаяся тридцатипятилетняя женщина, по
специальности врач. Тут она решила заменить санэпидстанцию. Уж как она
долго и грязно кричала на Нюшу за ее промашку. Тут будет зараза, тут все
отравятся! "Чтобы я не видела вас!"
Нюша пыталась сперва отшутиться, но ходила она в эти дни, как в воду
опущенная, шутка прозвучала жалким оправданием, и это вроде подстегнуло
жену директора. У нее возник хамский назидательный зуд, она орала хрипло,
никогда раньше Нюша подобного от Зябловой не слыхала.
- Игрунья! Интеллектуалочка с мизерным мировоззреньицем! Сними
розовые очки! Несчастная снобка! Проживешь ты несчастный отрезок своей
книжной жизни в вакууме! И тебе, и твоим так называемым друзьям надо
подумать о смысле всего существования!
Нюша что-то возразила тихо и кротко, - каждого, мол, терзает
по-своему необходимость человеческого самоутверждения, и вновь нарвалась
на белый гнев.
- Ты не понимаешь, что настоящие люди заботятся не только о себе? -
спросила в упор Нюшу директорша, когда девушка горько расплакалась. - В
этом суть нравственности. Мой муж, как думаешь, должен налаживать здесь
жизнь, имея рядом с собой родственное несовершенство?
Она говорила еще много и зло, и Нюша по наступлении вечерних сумерек
собралась и ушла к своей подруге Наде, ненке, уже к тому времени вышедшей
замуж за тракториста Ивана Подобеда. Займу на дорогу - совхоз к тому
времени еще с артелью не рассчитался: запутанное дело с Сашкиной смертью
отодвинуло выплату денег, - уеду!
Так она к ним и пришла. Иван Подобед недавно вернулся из своей
мастерской, нестерпимо пахло от него бензином, потому как начищал он свой
друндалет к весенне-летнему полевому сезону. На дворе отпевала осень, она
в последний раз заглядывала уже в сырые леса, отцветала душистыми еще,
собранными в метелку цветками, желтела березовым хороводом, не радовала
поздними рассветами и ранними сумерками, роняла между грибов-подосиновиков
с пуговку ростом перья улетающих птиц.
И Нюше нестерпимо, до боли захотелось еще раз взглянуть на Сашину
могилу и, отплакав напоследок, уехать к себе домой, назад в деревню. Пусть
смеются - наромантилась, пусть! Пусть что хотят делают дома: ругают,
почему не ужилась у родственника, такой он знатный, такой могучий в
делах... Уехать и не возвращаться, никогда сюда более не возвращаться!
Оттерпеть там, в своей деревне, отплакать, пойти хотя бы в молочницы. Или
куда в другое место устроиться. Посмеются-посмеются, народ-то добрый,
простит ее и стремление уйти в город, и сделать жизнь свою богаче,
интереснее, и эту вечную насмешку над ними, деревенскими, как они серо
живут и не желают жить по-иному...
Вещей у нее было - всего-то рюкзачок. Вместе с ним, неся его за своим
горбом, ссутулившись, пошла к краю поселка, мимо этих двухэтажных
безразличных домов с набросанными поленницами у порогов и сараев; окна
были уже синие, затемненные, - свет от совхозовского движка еще не дали.
Печаль давила ее, безудержно хотелось рыдать, нестерпимо захотелось
человеческого участия, добра, душевного тепла. Разве нет людей поблизости?
Разве заплесневели они в этих двухэтажных новых домах? Или у них всегда
было все хорошо? Или никогда не было слез, расстройства, крика по самым
простым делам, которые для них самих не простые и не так сладкие? Ну
проснитесь же, вы! Да сколько можно заглушать свои потребности!
Так, путаясь во мху, начинающем звенеть своей свежестью и от
наступания ногой зелено пахнуть, дошла к могилкам. Было уже, кажется,
темно, хотя свет мягко лился и лился с не уходящего на покой неба.
Вдалеке, в поселке, вспыхнули огни, ветер хлестко прошелся между поднятых
на жерди ящиков... Усопли, затихли. Были такими, как она. И затихли.
Жизнь, жизнь! Бежали, падали и, наконец, усопли, затихли! Ни оскорблений,
ни оправданий, что не справились с делом... Видите ли, так уж постарались
о_н_и_! Нашел повод послать на лесозаготовки. Добился, чтобы и поварихе
сто процентов дали заработка. В руки счастье привалило... А ее приспичило!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Свержин Владимир - Сын погибели
Свержин Владимир
Сын погибели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека