Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

говорит он это только тогда, когда делает нам втык за какой-нибудь прокол, и
добавляет при этом: "Мать вашу!"
На КПП нас встретили, как делегацию НАТО: полная корректность и нуль
эмоций. Один дежурный офицер передал нас другому, тот - третьему, и ровно в
одиннадцать ноль-ноль адъютант открыл перед нами двери кабинета
командующего:
- Вас ждут.
Командарм, похоже, эту ночь на спал - таким тяжелым и обрюзгшим было его
лицо. В кабинете сидел еще один человек - лет пятидесяти, с бледным сухим
лицом, в очках с тонкой золоченой оправой. Он был в штатском, но темно-синий
костюм на нем сидел, как форма на кадровом офицере.
- Товарищ генерал-лейтенант, по вашему приказанию...
- Вижу, что прибыли. Это товарищ из Управления по планированию
специальных мероприятий. Ему представьтесь.
- Капитан Пастухов, - назвался я.
А за мной и ребята, по старшинству.
Док:
- Капитан медицинской службы Перегудов.
Боцман:
- Старший лейтенант Хохлов.
Трубач:
- Старший лейтенант Ухов.
Артист:
- Лейтенант Злотников.
Муха:
- Лейтенант Мухин.
- Вольно. Садитесь, - кивнул командующий.
Но гостя нам так и не представил. Товарищ из Управления по планированию
специальных мероприятий. И будет с вас. Я и не подозревал, что такое
управление существует. А какие специальные мероприятия оно планирует - об
этом только сейчас стал догадываться.
- У меня к вам, товарищи офицеры, несколько вопросов, - начал штатский. -
Скажите, капитан Пастухов, эти материалы, которые вы вчера доставили... У
них есть копии?
Я сразу понял, куда он клонит. И ответил:
- У нас - нет.
- А у них?
- Думаю, нет. Кассета не доснята, многие пленки не проявлены. Негативы
снимков наверняка есть. Но снимки мелкие, даже погон не видно. А лица в
марлевых полумасках.
- У вас не было намерения сделать копию видеопленки?
- Зачем? Если бы дело касалось только генерал-майора Жеребцова, эти
материалы мы отнесли бы прямо в ОБСЕ. И прославили бы его на весь мир.
- Почему же вы так не сделали?
- Потому что на весь мир прославилась бы и Российская армия. А она и так
прославлена с головы до ног.
- Значит, вы думали о чести Российской армии?
- А вы? - неожиданно вмешался Док. - Когда планировали это мероприятие?
Если планировали его вы.
Таким я Дока никогда не видел. Он с трудом сдерживал бешенство.
Штатский словно бы не услышал его вопроса.
- Спасибо, - сказал он. - Я удовлетворен вашими ответами.
- Анатолий Федорович, я хотел бы поговорить с моими офицерами наедине, -
обратился к нему командующий.
"Анатолий Федорович - вот, значит, как его зовут", - взял я себе на
заметку.
- Разумеется. Ничего не имею против, - ответил штатский и вышел.
Командующий проводил его тяжелым взглядом и повернулся к нам:
- Курит кто-нибудь? Угостите сигаретой.
Док выложил перед ним пачку "Мальборо" и зажигалку. Он был единственным,
кто в нашей команде курил. Раньше Артист и Муха смолили, но после двух
подряд тридцатикилометровых марш-бросков по горам с полной выкладкой,
которые я специально для них устроил, как-то быстренько бросили. А вот у
Дока не получалось.
Командующий закурил и довольно долго молчал. Потом сказал:
- Плохие у меня для вас новости, ребята. Очень плохие. От меня
потребовали, чтобы я отдал вас под трибунал.
- За что?! - вырвалось у Мухи.
- Невыполнение боевого приказа. Нападение на генерала Жеребцова... Что ж
ты его не пристрелил, капитан? Сам же сказал: он тебе в башку целил. И
свидетелей у тебя вон сколько! Пристрелил бы - и дело с концом. Тоже мне,
спецназ хренов!
- В следующий раз так и сделаю, - пообещал я.
- Не будет у тебя следующего раза. И ни у кого из вас не будет. Вы
разжалованы и уволены из армии. Вчистую.


Я даже засмеялся.
- Не складывается, товарищ генерал-лейтенант. Это все равно что
приказать: отрубить голову и повесить. Если мы разжалованы и уволены, значит
- мы штатские. При чем здесь военный трибунал? А если трибунал, зачем
увольнение? А вдруг трибунал решит, что правильней нас расстрелять?
- Трибунала не будет. Я сказал, что сяду рядом с вами, потому что тоже не
выполнил бы такого приказа. А Жеребцов сядет - за то, что его отдал.
- Полегчало, - заметил я. - Трибунала, значит, не будет, а приказ об
увольнении остается в силе?
- Да, - сказал он и погасил сигарету. И тут же закурил новую.
- Но за что? - снова спросил, почти крикнул Муха.
- Не за что, а почему, - поправил командующий. - Или зачем.
- Зачем? - повторил Муха.
- Вы слишком много знаете. Программа, по которой проводились эти дела,
закрыта...
- Так это была целая программа? - спросил я. - И, наверное, кодовое
название у нее было? Безумно интересно - какое же?
- "Помоги другу".
- Как?! - заорал я. - "Помоги другу"?! Да там что, в этом Управлении по
планированию специальных мероприятий, параноики сидят? А может - поэты?
"Помоги другу"! Сразу и не сообразишь, что кощунственней - сама программа
или ее название! "Помоги другу"! Это надо же до такого додуматься!
- Не забывай, капитан: благодаря этой программе многим нашим солдатам
удалось спасти жизнь.
- Многим - это скольким? - спросил Док.
- У меня нет этой информации.
- Может, стоит поинтересоваться? И сравнить: сколько тканей и органов
было получено в ходе реализации этой программы и сколько использовано в
наших госпиталях. С учетом того, что этим занималась не только команда
капитана Труханова.
Командующий нахмурился.
- Вы хотите сказать...
- Ничего конкретного, - возразил Док. - Просто мысли вслух. Однажды я
видел биржевой каталог. Меня интересовало хирургическое оборудование для
полевых госпиталей. И случайно я обратил внимание на строчку: "Препарат Ф".
Мне объяснили: это гормональная вытяжка из эмбрионов, которые получают при
абортах. И настоятельно советовали не вникать.
- При чем здесь аборты? - не понял командующий.
- Я не знаю, сколько стоит почка или роговица глаза, но цены могут быть
сопоставимы с ценой препарата Ф. А цена его: сто тысяч долларов за один
грамм.
- За один грамм?! - поразился командующий.
- Вот именно, - подтвердил Док.
- Мы произведем самую тщательную проверку. Мой адъютант лично этим
займется. Он парень въедливый. И если что...
- О чем вы говорите?! - вмешался я. - О другом нужно говорить: сколько
матерей не смогли в последний раз увидеть лицо своего сына!
- Я повторяю: программа закрыта, - ответил командующий. - Продолжение ее
признано нецелесообразным. Не без вашей помощи, - добавил он.
Я поправил:
- Скажите лучше: не без помощи полевого командира Исы Мадуева.
- Сейчас это уже не имеет значения. Программы нет. Но если о ней станет
известно - даже задним числом... Вы задействованы на самых опасных заданиях.
Нельзя исключать, что кто-то из вас может попасть к боевикам. И под пытками
рассказать о ней. Ваше увольнение эту опасность нейтрализует.
- Товарищ генерал-лейтенант, это вы сами придумали? - изумился я.
Он хмуро покачал головой:
- Нет.
Мы молчали. Совершенно обалдели. Логика была - высший пилотаж. И
единственный из нас, кто нашелся, был Артист. Он подошел к столу
командующего и вежливо попросил:
- Можно на секунду вашу сигарету?
Взял из рук ничего не понимающего командарма дымящуюся "Мальборо", подсел
к столу, поддернул обшлаг форменки на левой руке и приложил сигарету к коже
повыше запястья. И эдак медленно, не торопясь, потушил. После чего вернул
сигарету командующему, сказал "Извините" и сел на свое место.
Мы-то знали этот фокус Артиста, а командующий просто офонарел.
Собственно, это был никакой не фокус. Как-то в казарме мы заговорили о
пытках. Ну, мало ли о чем говорят в казармах. Чаще, конечно, о бабах, но и
другие темы проскальзывают. Вот и вывернулось из трепа: может ли человек
выдержать пытку? Знали, конечно, из книг: может. Партизаны в войну, а еще
раньше Джордано Бруно, ранние христиане, протопоп Аввакум. Но - как? Вот
тогда Артист нам это и продемонстрировал. А потом рассказал. Он с детства
жутко боялся боли. Когда в школе объявляли, что завтра будут делать
прививки, всю ночь не спал. А перед любым уколом вообще обмирал от ужаса. И


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Махров Алексей - Круг доступа ограничен
Махров Алексей
Круг доступа ограничен


Шилова Юлия - Провинциалка, или Я - женщина-скандал
Шилова Юлия
Провинциалка, или Я - женщина-скандал


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека