Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

тин. Обманутый чувствует себя униженным, потому что обманщик оказался
умнее и хитрее, а человек, нормальный человек, не любит убеждаться в
том, что он глуп и простодушен. Если с самого начала знать, что, к при-
меру, Иван Петрович Сидоров - негодяй и подонок, то ты и ведешь себя со-
ответственно, подстраховываешься, стараешься поменьше с ним общаться, а
когда он все-таки делает тебе подлянку, вздыхаешь, мол, чего еще от него
ждать-то. А вот с такими, как Алина, все иначе. Ее держат за мягкотелую
безмозглую дурочку, а когда эта дурочка выкидывает фортель, ты чувству-
ешь, что тебя ловко провели. Ну, есть у нас на киностудии парочка из-
вестных сплетниц, и все, что от них исходит, принято делить на семнад-
цать или на сорок пять, они вечно все преувеличивают, придумывают детали
на ходу. К их рассказам вообще никто всерьез не относится. Сказали - ну
и сказали, даже не обижается никто, хотя сплетни бывают ох какие гнус-
ные. А уж если Алина про кого-то что-то нелестное скажет - это уже удар
ниже пояса. Надо же, гадюка, змея подколодная, молчальница, слова из нее
не выдавишь - и на тебе. И это при том, что Алина может сказать чистую
правду, пусть неприятную, но правду, а вовсе не сплетню.
- Пример можете привести, Андрей Львович? Кого Алина таким образом
обидела, настроила против себя?
- Самый свежий пример - Харитонов. Впрочем, о нем вы, наверное, уже
знаете. Вы бы слышали, как он удивился, когда я ему позвонил по просьбе
Алины. То есть такое было искреннее удивление, словно ему инопланетянин
позвонил. Он-то, когда у нее деньги брал, наверняка рассчитывал, что она
постесняется напоминать и будет терпеть и ждать. Она, кстати, действи-
тельно стеснялась. Понимала, что все равно ничего строгого и жесткого
сказать не сможет, будет слова жевать и извиняться за настойчивость...
Удивительное в ней было сочетание внутренней холодности и жесткости и
внешней мягкости, вялости какой-то, даже, пожалуй, неуверенности. Еще
пример: недавно у меня "пробовалась" Зоя Семенцова, роль крошечная, эпи-
зодик, но все-таки. В общем, показала она себя плохо, но знаете, мы все
Зою жалеем, она перенесла такую трагедию... Вам рассказывали?
- Да-да, я в курсе. Продолжайте, пожалуйста.
- В общем, я решил Зою взять на этот эпизод. Из жалости. И потом, ес-
ли вы в курсе истории с "Трубадуром", то, наверное, понимаете: у меня
постоянное чувство неловкости перед Зоей. Никакой моей вины тут нет, я
даже вообще в "Сириусе" еще не работал, когда это случилось, но раз я
люблю Алину, то я вроде как делю с ней все, в том числе и неприязнь, ко-
торую к ней испытывают другие люди. Не знаю, понятно ли вам... Короче
говоря, я знал, что Алина отобрала у Зои роль, и как близкий друг Алины
чувствовал себя ответственным за отношения с Семенцовой. Хотел их сгла-
дить... А Алина взвилась. Нет, и все, категорически! Дескать, там, где
речь идет об искусстве и большом успехе, не должно быть места никчемной
жалости. Зоя - спившаяся, потерявшая человеческий облик сумасшедшая, ну
и все в таком же роде. Господи, как она кричала! И конечно, стала всем
рассказывать, что я беру Зою на эпизод из жалости, потому что пробы отк-
ровенно плохие, и Зоя загубит работу... Ну и так далее. Все, что Алина
говорила, было чистой правдой. И пробы плохие. И брал я Семенцову из жа-
лости. И спившаяся она, страшная и старая. Но зачем же было всем это
рассказывать? И Зоя, конечно, узнала. Некрасиво вышло.
- Как давно это случилось?
- На прошлой неделе. Совсем недавно. Зоя впала в такую ярость! Припо-
мнила, конечно, что Алина отняла у нее Азучену - ее последний шанс сде-
лать роль второго плана. В общем...
Смулов как-то неловко махнул рукой с зажатой в пальцах сигаретой, от
резкого движения столбик пепла сломался и упал на ковер, но режиссер,
казалось, даже не заметил этого, погруженный в свои переживания.
- Зато в истории с Ксенией Алина вся как на ладони. Весь ее характер
виден. Вам уже рассказали?
- Да, мне говорили, что Ксения Мазуркевич грубо оскорбила Алину на
людях. Но что было дальше, я не знаю.
- В том-то и дело, что ничего не было. Алина даже не попыталась ей
ответить, не остановила ее, не пресекла эту гадость. Молча выслушала,
стоя за спиной у Ксении. Та, кстати, даже не подозревала, что Алина ее
слышит, пьяная была, как всегда, и выступала на публику. Так вот, Алина
дослушала тираду до конца и ушла, не сказав ни слова. Народ тут же, ко-
нечно, заволновался. Ксении объяснили, что та говорила слишком громко и
Алина ее слышала. Ну, с нее-то как с гуся вода, ей всю жизнь все с рук
сходило, весь "Сириус" ее дружно покрывал. Она и осталась в убеждении,
что никто и на этот раз ее не тронет, хотя говорила она такую мерзость,
что уши вяли слушать. А Алина на следующий же день занялась поисками те-
лефона Козырева, отца Ксении. Понимаете? О похождениях жены президента
знали все, ее сто раз видели в самых пикантных ситуациях, но все мы мол-
чали, потому что реноме Ксении - это наша работа и наши деньги. А вот
Алина решилась. Представляете? Не ответила Ксении при всех, не устроила
скандал, этого она совсем не умела, я вам уже говорил. А спокойно на



следующий день начала действовать исподтишка. Алину можно понять, ос-
корбление было очень грубым, непростительно грубым, а она теперь - звез-
да, что ей деньги Мазуркевича. Она и без них проживет, ее вон уже Рудин
пасет, проходу не дает, миллионные контракты предлагает.
- Но как же так, Андрей Львович, - удивился Коротков. - Ведь деньги
Мазуркевича - это и ваша работа, а не только работа для Алины. Пусть она
от этих денег уже не зависит, но вы-то! Что же, она о вас совсем не по-
думала? Ей безразлично, что вы не сможете снимать свои фильмы?
- Ну что вы. - Смулов слабо улыбнулся, впервые за все время, что Ко-
ротков беседовал с ним. - Конечно же, ей это не могло быть безразлично.
Я просто не стал акцентировать это, мне, право, неловко... Я ведь тоже
звезда. И даже в известном смысле больше звезда, чем Алина. Потому что
"Извечный страх" прославил ее впервые, а меня - во второй раз. Я уже был
однажды звездой, после моего первого фильма, правда, это было больше де-
сяти лет назад, но меня еще помнят, особенно поклонники жанра. И люди
Рудина из концерна РУНИКО стали предлагать мне контракты даже раньше,
чем Алине. Так что, даже если Мазуркевич потеряет источники дохода, я
без работы не останусь.
- Я могу узнать, почему вы все-таки остались в "Сириусе"? Почему не
ушли к Рудину?
- Какое это имеет отношение к смерти Алины? Ну не ушли - и не ушли,
какая разница почему.
- Андрей Львович, я настаиваю на том, чтобы вы мне ответили.
- Ну хорошо. У Рудина, видите ли, очень плохая репутация. Минувшим
летом он организовал и провел кинофестиваль "Золотой орел", вы, навер-
ное, слышали о нем.
Коротков молча кивнул.
- Так вот, на фестивале один за другим погибли четыре человека - две
актрисы, актер и режиссер. И Рудин Борис Иосифович, вместо того чтобы
после первого же убийства закрыть работу фестиваля и добиться, чтобы из
Москвы прислали самых лучших следователей, преспокойненько довел фести-
валь до победного конца, получив в результате еще три жертвы. Служба бе-
зопасности у него организована из рук вон плохо, но не это главное.
Главное - он абсолютно безнравственный тип, он, понимаете ли, не захотел
ссориться со спонсорами, которые собирались получить за время работы
фестиваля большие прибыли за счет размещения рекламы. Между прочим, и
наш начальник службы безопасности отказался работать в РУНИКО, он тоже в
курсе этой отвратительной истории с фестивалем. В общем, кинематографи-
ческая общественность как бы объявила бойкот Рудину и его киноконцерну.
Поэтому и мы с Алиной...
Он не договорил, только судорожно сглотнул и глубоко затянулся сига-
ретой. Смулов очень много курил, прикуривая одну сигарету от другой, ру-
ки его дрожали, голос иногда прерывался, но держался он все-таки мужест-
венно, вызывая у Короткова не только сочувствие, но и уважение.
- И последнее, Андрей Львович. Давайте еще раз вернемся к пятнице, 15
сентября. Вспомните все, что касается Алины.
- Тогда нужно начать с предыдущего дня, с четверга. Шел рабочий прос-
мотр отснятого материала, после него все кинулись поздравлять меня и
Алину за тот эпизод, в котором она так удачно сыграла. Ну тот, где она
бледнеет и сереет на глазах. Мастерство невероятное! Но я уже говорил,
Алина - актриса с великим будущим. То есть могла бы быть... Да, прости-
те. Так вот. Все поздравляют, говорят хвалебные слова, аплодируют. Алина
взбудоражена, она ведь и не подозревала, что ей удалось так сыграть, а
тут своими глазами увидела. Она уехала домой, а я остался, мне нужно бы-
ло с Леночкой Альбиковой подготовиться к завтрашней съемке. Проработали
мы примерно до половины девятого, потом я позвонил Алине. Мы решили, что
мне нет смысла приезжать к ней ночевать. Алина очень внимательно относи-
лась к своей форме, я имею в виду профессиональную форму. Если утром ра-
но предстояла съемка, мы никогда не ночевали вместе. Наверное, не нужно
мне вам это говорить, но чтобы вы поняли... В общем, Алина, как правило,
не очень хорошо выглядела, если мы проводили ночь вместе. Мы обычно
очень долго не засыпали, и утром у нее под глазами залегала синева, по-
являлись морщинки. Ей обязательно нужно было спать не меньше десяти ча-
сов, чтобы хорошо выглядеть и хорошо играть. Так она была устроена. В
четверг, когда я ей позвонил, мы прикинули, что если ей нужно встать в
шесть утра, то надо уже ложиться. А встать нужно было даже раньше, пото-
му что утром ей к семи надо было быть уже в павильоне. У нас всю неделю
были утренние съемки, с семи до часу дня, а с часу дня в павильоне рабо-
тал уже другой режиссер с другой киностудии. У нас ведь нет собственного
павильона, мы арендуем, покупаем съемочные часы то на Мосфильме, то на
бывшей студии имени Горького. То есть маленькие павильоны у нас есть,
если нужно снять сцену в квартире, в кабинете или, скажем, в купе поез-
да, то тут мы обходимся своими силами. А если нужно большое пространство
и объемные декорации, то, конечно, приходится в ножки кланяться и клян-
чить. Вся минувшая неделя была как раз такая, с семи до тринадцати в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Ликвидатор, или Когда тебя не стало
Шилова Юлия
Ликвидатор, или Когда тебя не стало


Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Маккарти Кормак - Кони, кони
Маккарти Кормак
Кони, кони


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека