Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Но больше всего землян смущал конечный этап операции. Не захотят ли дворяне убрать свидетелей и участников покушения? Для герцогства это обычное явление…
Человеческая жизнь не стоит ровным счетом ничего. Несколько снайперов, и горстку наемников уложат в один залп.
Подобный план легко осуществим. И в замке, и на границе у бунтовщиков есть свои люди.
Путешественники бесследно исчезнут в мендонских лесах. О них никто и не вспомнит.
Несмотря на испытываемые опасения, друзья были готовы принять предложение унимийцев.
Тщательно взвесив свои шансы, воины пришли к выводу, что покинуть страну без посторонней помощи они действительно не сумеют. Даже если удастся выбраться из столицы, отряд станет легкой добычей преследователей.
Чужеземцев сразу обвинят в шпионаже и организуют погоню. А прорваться силой через пограничные кордоны, вряд ли удастся. Да и не нужны такие сложности…
Неизвестно, чем бы закончилось покушение, но ситуация изменилась в один миг.
Хорошо выспавшись и приведя себя в порядок, земляне отправились в ресторан на завтрак. Они настолько обленились, что раньше десяти часов утра уже не вставали.
Обычно к этому времени зал заполнялся примерно наполовину. Однако сегодня в помещении оказалось непривычно мало посетителей.
Официанты столпились чуть в стороне и бурно обсуждали какието события. Лишь после призывного жеста Воржихи один из них устремился к наемникам.
– Вам как обычно? – услужливо спросил тасконец.
– Да, – утвердительно кивнул головой поляк. – И скажи, любезный, что случилось? Где все люди? Может, мы пропустили важный государственный праздник?
– А вы разве не слышали? – удивленно вымолвил молодой человек.
– О чем? – нетерпеливо произнес Вацлав, беря в руку вилку.
– Ранним утром бонтонцы перешли границу и вторглись на нашу территорию. Говорят, их армия насчитывает не меньше пятнадцати тысяч солдат. Враг еще никогда не собирал столь могущественные силы. Все защитные заслоны уничтожены, а крепости сожжены. Армия Мендона отступает. Это война! И признаться честно, никто не верит в победу…
– У тебя панические настроения, приятель, – снисходительно заметил Тино.
– Если бы только у меня, – тяжело вздохнув, сказал унимиец. – Выйдите на улицу и посмотрите, что творится в городе. Противник еще в четырехстах километрах от столицы, а паника уже охватила людей. Многие собирают свое барахло и бегут в южные леса, надеясь там переждать тяжелые времена. Святая наивность! Если Мендон падет, бонтонцы начнут грабеж по всей стране.
– Откуда такая ненависть к соседям? – поинтересовался властелин.
– Десятилетия вражды не проходят бесследно, – развел руками его собеседник.
Тасконец быстро ушел, а Карс задумчиво вымолвил:
– Похоже, здесь начинается настоящее веселье. Мы совсем забыли, что у герцогства есть сильные противники. Они сами напомнили о себе…
– Теперь о плане Кидсона можно забыть, – произнес Олесь. – Убийство Стонжа подорвет устои власти и ослабит моральный дух мендонцев. Заговорщики наверняка отложат операцию до лучших времен.
– И нам снова придется ждать, – возмущенно сказал Воржиха. – А сколько продлится кровавая бойня? Кто в ней победит? Отряд в очередной раз очутился в самом центре событий. Скоро в столице будет жарко. Ведь даже мальчишка из ресторана знает о плачевном состоянии полков Альберта. Армия бежит, бросая одну позицию за другой.
– Что верно, то верно, – согласился самурай. – Сбываются худшие прогнозы начальника штаба. Обескровленные репрессиями войска герцога не в состоянии оказать достойного сопротивления бонтонцам. При таких темпах продвижения враг приступит к осаде города уже декады через две.
– Мы опять стоим перед дилеммой: помогать ли мендонцам? – проговорил русич. – Оставаясь сторонними наблюдателями, наш отряд идет по пути наименьшего риска. Ни боев, ни обстрелов, ни яростных стычек. Но разумно ли это? При победе Альберта, в которой я лично очень сомневаюсь, статус чужаков совершенно не изменится. Мы – заложники дворцовых интриг, а они лишь усилятся. Отряд ни при каких обстоятельствах не выпустят из столицы.
Храбров сделал глоток вина и после паузы продолжил:
– А если город падет? Сюда ворвутся тысячи озлобленных, жаждущих крови солдат. Начнется дикая, ужасная резня. Погибнут женщины, старики, дети. Неужели несчастные люди в чемто виноваты? А каковы наши шансы на спасение?
– Невелики, – вставил Аято. – Вырваться из осажденного замка будет нелегко. Кроме того, я не удивлюсь, если начальник тайной полиции предусмотрел подобный вариант, и группу прикончат сами мендонцы. Соглядатаи Стонжа с иноземцев глаз не спустят…
– Я согласен с Тино, – вымолвил Храбров. – Вывод напрашивается сам собой: отсидеться за высокими стенами отряду не удастся.
– Господи! – огорченно воскликнул поляк. – Снова воевать. Когда же это безумие прекратится? Всюду кровь, боль и смерть. Мы путешествуем по городам, странам, материкам, и везде одно и то же.
– Боюсь, страшная болезнь поразила весь мир, – произнес японец. – Власть, ненависть, жажда наживы… Да разве мало у разумных существ пороков, заставляющих их браться за оружие! История любой страны – цепь нескончаемых войн и конфликтов. Создавая человека, Бог определенно гдето ошибся.
– К дьяволу ваши переживания! – вмешался мутант. – Я готов хоть сейчас вступить в драку. Признаюсь честно, местная скука мне порядком надоела. Хорошая битва будоражит кровь и обостряет чувства. Гораздо больше меня волнует другой вопрос. Какой прок мендонцам от маленькой кучки бродяг? Кроме красивой сказки о собственной стране, мы ведь ничего предложить не можем. Четыре сильных бойца бесследно растворятся в огромной армии герцога. Наши знания и умения здесь неприменимы. К чужакам никто прислушиваться не будет.
– Пожалуй, ты прав, – сказал Олесь. – Однако подставлять головы под пули и стрелы противника в передовых рядах мы тоже не станем. Много ума для этого не надо. Главное, правильно организовать оборону и подготовиться к предстоящим сражениям. Вот, когда опыт оливийских походов обязательно пригодится. А умирать за подлеца Альберта у меня желания нет.
– Кто же подпустит иностранцев к командованию войсками? Вы болтаете ерунду, – проговорил Вацлав.
– А я в полководцы и не рвусь, – усмехнулся русич. – Несколько советов, пара рекомендаций, коекакие пожелания. Ну, а чтобы получить доступ к штабным документам, придется пошевелить полковника Кидсона. У него от союзников секретов быть не должно.
Сразу после завтрака друзья направились в военное ведомство. На улице действительно творилось нечто невообразимое.
То и дело мимо проезжали коляски и кареты, нагруженные доверху различным скарбом. В окнах экипажей мелькали испуганные лица женщин и детей.
Ситуация скорее напоминала не панику, а массовое бегство. Наверняка в остальной части города обстановка ничуть не лучше.
Люди разбегались из Мендона, словно крысы с тонущего корабля. Еще одно неоспоримое подтверждение скорой гибели государства.
Впрочем, среди общего безумия и хаоса многие тасконцы сумели сохранить спокойствие. Солдаты несли службу на постах, торговцы завозили в замок продукты, а каменщики ремонтировали крепостные стены. Чуть в стороне с помощью лебедки рабочие поднимали на башни тяжелые камни.
Неожиданно раздался чейто грозный окрик, и через центральные ворота въехала повозка, запряженная четверкой лошадей. На ней стояли внушительных размеров чугунные котлы.
Группа горожан тут же приступила к разгрузке. Без сомнения, и на внешних стенах города идут активные приготовления к возможной осаде. Столица превратилась в единый военный лагерь.
Миновав дворец, путешественники подошли к неказистому двухэтажному зданию квадратной формы. Трудно сказать, какое учреждение размещалось в нем два века назад, но сейчас здесь находился главный штаб армии Альберта.
Серые невзрачные стены, узкие прямоугольные окна и полное отсутствие архитектурных украшений создавали унылое настроение. Строгость и аскетичность строения полностью соответствовала внутреннему содержанию. В общем и целом, сооружение сильно напоминало обычный барак.
Вход в здание охраняли четыре гвардейца в красных мундирах и офицер в золоченой кирасе и шлеме. В отличие от мирного времени унимийцы были вооружены не только мечами и пиками, но и скорострельными карабинами.
Заметив чужеземцев, лейтенант предусмотрительно поднял правую руку и громко произнес:
– Прошу прощения, господа, я вынужден вас остановить. В стране объявлено военное положение, и доступ в штаб разрешен только по специальным пропускам. Предъявите их, пожалуйста.
– У нас нет таких документов, – дружелюбно улыбнулся Тино. – Предпринятые командующим меры предосторожности мне определенно нравятся. Во время боевых действий дисциплина должна быть на первом месте.
– Полностью согласен, – кивнул головой офицер.
– Не откажите в маленькой просьбе, – продолжил самурай. – Передайте полковнику Кидсону, что мы хотели бы с ним переговорить.
– Господа, идет военный совет, – замялся тасконец, – но если это очень важно…
– Важно, – настойчиво сказал Храбров.
– Хорошо, – вымолвил унимиец. – Я постараюсь. Гвардеец быстро скрылся за дверью.
Ждать его пришлось недолго. Через пять минут вместе с лейтенантом вниз спустился капитан Эйнж, адъютант начальника штаба.
Офицер поздоровался с путешественниками и жестом предложил им войти в здание. Охрана молча расступилась.
Друзья поднялись на второй этаж, преодолели узкий коридор и оказались в личном кабинете Кидсона. Несмотря на небольшие размеры, помещение было обставлено довольно рационально.
В самом углу, у окна, находился огромный сейф. Справа от него располагался письменный стол, а еще дальше – книжный шкаф.
У противоположной стены в ряд стояли восемь стульев. Над ними висела подробная карта герцогства. Судя по потускневшим краскам и отсутствию границ, она досталась мендонцам в наследство от предков.
Самого полковника в кабинете не оказалось.
Наемники остановились возле карты, с интересом ее разглядывая. На маленьких листах ощущение масштабности терялось, зато здесь вся страна лежала, будто на ладони.
Как и предполагали земляне, двести лет назад Мендон являлся скромным курортным городком. Пансионаты, санатории, рестораны, казино – ничего особенного. В нем постоянно проживало не больше десяти тысяч человек.
Сейчас численность населения выросла раз в пятнадцать. В четырехстах километрах севернее Мендона находился крупный портовый город Чикен.
Чья– то рука тщательно его заштриховала. Объяснять причину такого варварского поступка никому из присутствующих не понадобилось. Война безжалостна.
Дверь тихо открылась, и в помещение стремительно вошел начальник штаба армии Альберта. Мгновенно оценив обстановку, тасконец достаточно громко произнес:
– Прошу прощения, господа, за столь нелюбезный прием. Обстоятельства складываются не лучшим образом. Думаю, вы в курсе событий. Сами понимаете, о проведении операции не может идти и речи.
– Разумеется, – проговорил Олесь. – Однако мы здесь совсем по другому поводу. Союзники не должны бросать друзей в беде. У нас за плечами богатый военный опыт. В сложившейся ситуации советы чужестранцев вряд ли помешают…
Полковник удивленно посмотрел на путешественников. Подобного предложения от них он не ожидал.
Унимиец неторопливо проследовал к окну. Слова Храброва застали мендонца врасплох.
Задумчиво покачав головой, Кидсон наконец сказал:
– Я вам доверяю. Вопрос в том, как на мой поступок отреагируют другие офицеры? Ведь чужаков придется ввести в курс дела, показать места расположения наших полков и планы дальнейших действий. А это секретная информация.
– А если обратиться за разрешением к герцогу? – поинтересовался японец.
– Бесполезно, – пренебрежительно махнул рукой тасконец. – Альберт пребывает в прострации. Он заперся в своих апартаментах и никого к себе не пускает. В интригах и кознях с ним трудно соперничать, но в военном деле правитель абсолютно не разбирается. Я уверен, стоит врагу приблизиться к Мендону на сто километров, как «могущественный владыка» сбежит из города, бросив армию на произвол судьбы.
– Великолепно, – вымолвил Аято, опускаясь на ближайший стул. – А главнокомандующий? Мы с ним неплохо знакомы…
– Два часа назад генерал ускакал на запад, – ответил унимиец. – К столице необходимо перебросить некоторые части, и там требуется его личное присутствие.



– Неужели нет никакого выхода? – разочарованно произнес русич.
Начальник штаба устроился на краю стола и судорожно начал стучать пальцами по пластиковому покрытию.
Кидсон сейчас решал довольно сложную проблему. Сделать выбор тасконцу было нелегко.
Еще раз взглянув на землян, полковник проговорил:
– Я обладаю большой властью и могу взять ответственность на себя. В конце концов, союзники имеют право знать, как проходят боевые действия. Подобный шаг наверняка вызовет недовольство многих знатных родов. Таким образом, я поставлю под удар не только себя, но и всю организацию. Вы понимаете, о чем идет речь? Дав согласие, хочется быть уверенным в реальной помощи…
– Она будет, – заверил Олесь. – Мы не раз участвовали в кровопролитных сражениях. Как командовать солдатами, тоже знаем. Звучит несколько самоуверенно и откровенно, но война – наша профессия.
Глаза наемника и унимийца встретились. Кидсон невольно почувствовал огромную внутреннюю силу собеседника.
Его сопротивление оказалось буквально смято. Отказать Храброву начальник штаба уже не мог.
– Хорошо, – согласился тасконец. – Мне нужно предупредить членов Совета. За вами придет мой адъютант.
Странно дернув головой, полковник направился к двери.
– Маленький совет, Кидсон, – выкрикнул вдогонку Храбров. – Пошлите гонцов по отдаленным гарнизонам и верните в столицу опытных офицеров. В подобной ситуации Стонж не посмеет с ними сводить счеты. Без наведения порядка в армии победу в войне не одержать.
Мендонец на мгновение замер, затем обернулся и с восхищением в голосе сказал:
– А ведь логично. И как я сам до этого не додумался? Сразу исчезнет масса проблем. Неплохое начало, друзья!
Унимиец быстро покинул помещение, а самурай тут же набросился на товарища.
– Какого черта, Олесь? – недовольно произнес Тино. – Я прекрасно видел, что произошло. Ты воздействовал на его разум и тем самым выплеснул часть энергии. Если в городе есть хоть один воин Тьмы, он нас обнаружит. Не хватало нам только новых проблем.
– Начальник штаба колебался, и надо было лишь помочь ему, – попытался оправдаться русич. – Я очень осторожно подтолкнул тасконца к принятию правильного решения. В данном случае наши интересы совпадают с интересами мендонцев. Кидсон – неплохой организатор, но полковнику явно не хватает решительности. О генерале Хилле не стоит даже говорить. Смелый рубака с довольно ограниченными мозгами. Вы представляете, чем закончится война, если мы не вмешаемся?
– Ты не переоцениваешь свои способности? – резко возразил Аято. – Здесь не Оливия! На Униме сражаются хорошо обученные армии. Местные офицеры постигают военную науку не по древним книгам, а на поле битвы. Их тактическая подготовка основывается на реальных возможностях войск.
– Все так, – согласился Храбров. – Однако я не собираюсь становиться полководцем. Мы вместе должны направить ход событий в нужное русло. Поражение Мендона нас не устраивает, а значит, для достижения цели хороши любые средства.
– С подобным утверждением можно поспорить… – начал самурай.
В этот момент в кабинет вошел адъютант начальника штаба.
– Господа, офицеры ждут вас, – с некоторой долей пафоса вымолвил тасконец.
Путешественники поправили одежду и двинулись вслед за Эйнжем. Миновав несколько коридоров, наемники остановились перед широкой двустворчатой дверью.
Возле нее с обнаженными мечами застыли два гвардейца. Несмотря на военные действия, они сохранили былую выправку, и их, как и прежде, отличали прямая осанка, крепкий торс и абсолютно непроницаемые лица. Идеальный тип часовых.
Капитан открыл дверь и громко произнес:
– Союзники герцогства!
Сразу бросились в глаза внушительные размеры помещения и полное отсутствие окон. В массивных бронзовых канделябрах горело не меньше трех десятков восковых свечей.
В центре зала находился большой прямоугольный стол. Возле него расположились шесть высших офицерских чинов Мендона.
Еще пятеро унимийцев стояли у стены.
Вперед выступил полковник Кидсон.
– Прошу, господа. Майор Бригз доложит о сложившейся обстановке, – проговорил тасконец.
От внимания землян не ускользнули ироничные усмешки, появившиеся на устах некоторых дворян. Они не верили в реальную помощь энжелцев.
Мало того, два полковника демонстративно отошли от стола. Таким образом, офицеры выражали свое пренебрежение к решению начальника штаба.
Между тем, высокий темноволосый унимиец взял в руки указку и направил ее на карту.
– По нашим данным, границу перешли десять тысяч бонтонских солдат, – начал майор. – Примерно половина из них – наемники из диких районов графства Флорского. Зная манеру ведения войны противником, можно предположить, что вторая группировка, не уступающая первой, идет сзади на расстоянии одного дневного перехода. Пограничные посты и заслоны оказать серьезного сопротивления врагу не сумели. Неприятель продвигается очень быстро и примерно через восемьдевять дней достигнет Мендона.
– И каков же план компании? – бесцеремонно спросил Олесь.
Бригз тотчас взглянул на полковника. После утвердительного кивка офицер продолжил:
– К сожалению, разведка сработала плохо и своевременно не предупредила штаб о вторжении бонтонцев. Войска разбросаны практически по всей территории страны. В ближайшие четверо суток мы стянем к столице около семи тысяч бойцов. К началу штурма количество солдат в гарнизоне возрастет до двенадцати тысяч. Столь укрепленный город противнику не взять никогда…
– Если я правильно понял, армия герцогства собирается у Мендона, бросая остальную часть страны на произвол судьбы? – вмешался Тино.
– У нас нет другого выхода, – ответил тасконец. – Соединить все полки в мощный кулак командование не в силах. Но даже если это удастся, поражения в битве не избежать. Враг имеет почти двукратное преимущество в численности.
– И что из того? – бесстрастно вымолвил японец. – В любом сражении всегда есть шансы на победу. Ваше же решение граничит с самоубийством. Неприятель без серьезных потерь завоюет герцогство, а деморализованную армию заставит сложить оружие.
– Ерунда! – выкрикнул широкоплечий круглолицый полковник. – Энжелцы – дилетанты и ничего не понимают в стратегии! Обычные солдаты не в состоянии мыслить масштабно. Я уверен, бонтонцы сломают себе шею под стенами города.
– Не так резко, Грейвз, – вступил в спор Кидсон и, посмотрев на путешественников, добавил: – А вас попрошу обосновать данное утверждение. Ведь наш план уже начал осуществляться.
– Боюсь, вы поторопились, – произнес Аято. – Майор сообщил о двух равноценных вражеских группировках. Первая возьмет в кольцо столицу, а вторая захватит северные и восточные территории государства. Тричетыре дня – и от городских гарнизонов не останется и следа. Что же касается Мендона, то его штурмовать никто не будет. Примерно через десять декад в столице закончится продовольствие. Избежать голодного бунта вряд ли удастся. Выход один – пойти на прорыв блокады. А это верная гибель.
В зале воцарилась мертвая тишина. Сразу стало ясно – подобный вариант развития событий в штабе не прорабатывался.
Обычно противник старался как можно быстрее завершить войну и к длительной осаде не прибегал.
Надо отдать должное унимийцам, они умели признавать собственные ошибки. После выступления самурая офицеры тотчас приблизились к столу.
Картина действительно складывалась безрадостная. Путь к Мендону бонтонцам открыт. Разрозненные, обескровленные потерями роты быстро отступают на юг. Единой линии обороны просто не существует.
– У вас есть какието предложения? – наконец поинтересовался Кидсон.
– Ситуация сложная, – задумчиво проговорил Храбров. – Надо любой ценой гдето задержать врага и максимально его обескровить. Выигрыш во времени позволит сосредоточить силы и подготовиться к решающей битве. Попробуйте увеличить численность армии за счет крестьян и ремесленников. Объявите мобилизацию и призовите на службу все мужское население, способное носить оружие.
– А если бедняки поднимут бунт? – нервно воскликнул худощавый русоволосый майор. – Недовольных властью людей в государстве более чем достаточно.
– Другого выхода все равно нет, – усмехнулся Карс. – Вы недооцениваете собственный народ. Жители герцогства прекрасно осознают опасность, нависшую над страной. Никому не хочется, чтобы вражеские солдаты грабили дома, насиловали жен и дочерей.
– Это даст еще примерно десять тысяч бойцов, – вставил адъютант начальника штаба. – При самых скромных подсчетах…
– Боюсь, в сражении от них не будет толку, – скептически заметил полковник с кавалерийскими нашивками. – Но фланги ополченцы закроют. Мы не дадим бонтонцам прорваться в наш тыл.
Пока шел спор, самурай тщательно изучал карту. Он чтото измерял, подсчитывал, временами переходил с места на место.
Минут через десять Тино повернулся к тасконцам и громко спросил:
– Что такое Кростон?
– Форт, – лаконично сказал Кидсон. – Его возвели полвека назад, когда война с герцогством Бонтским длилась семь лет. Правитель Мендона тогда построил целую линию подобных защитных сооружений. Уцелел лишь один.
– Там надежные укрепления? – поинтересовался японец.
– Позвольте мне, – вмешался второй полковник, поначалу отошедший от стола. – Два года назад я занимался восстановлением форта. Это каменная крепость с восьмиметровыми стенами и шестью башнями по периметру. К сожалению, материала не хватало, да и сроки поджимали, и потому часть стыков сделана из бревен. Гарнизон Кростона состоит из четырехсот человек. Арбалетами солдаты обеспечены хорошо, а вот огнестрельного оружия не хватает…
– Понятно, – утвердительно кивнул Аято. – Лучшего места для первой схватки с врагом не найти. Здесь можно зацепиться и изрядно потрепать нервы противнику. Форт находится на высоте, вокруг лес, а рядом – единственная дорога. Вряд ли бонтонцы оставят у себя в тылу укрепленную крепость. Неприятель обязательно пойдет на штурм.
– Но Кростон сейчас к врагу ближе, чем к Мендону! – удивленно воскликнул Бригз. – Войска дойдут до него только через шесть дней. К тому моменту форт уже падет.
– Такого развития событий допустить нельзя, – твердо произнес самурай. – Не исключено, что именно в Кростоне и решится судьба войны. Это последний шанс…
– Пожалуй, стоит попробовать, – проговорил начальник штаба, внимательно слушавший землянина. – Гонца на север отправим немедленно. По пути он будет разворачивать отступающие подразделения. Если удастся осуществить ваш замысел, в районе форта соберется около полутора тысяч бойцов.
– Маловато, – разочарованно заметил Тино.
– Возле столицы расквартирован мой кавалерийский полк. Тысяча отличных клинков, – вставил полковник Освальд. – Отдайте приказ, и я выступлю уже через два часа. Мы пойдем без дневных привалов и через трое суток достигнем Кростона.
– Нельзя ведь жертвовать элитой! – возмутился один из унимийцев. – Посылая полк в самое пекло, герцог теряет лучшие войска и оставляет столицу без защиты.
– А разве у мендонцев есть выбор? – зло спросил русич. – Лучше потерять тысячу хороших солдат, чем всю страну.
Посрамленный резким тоном чужака, офицер поспешно отошел в сторону.
В зале воцарилась гнетущая тишина. И тасконцы, и путешественники понимали – судьба государства сейчас в руках полковника Кидсона. Ему предстояло принять непростое решение.
Формально начальник штаба не имел права менять утвержденный план компании. В крайнем случае он должен был согласовать свои действия с главнокомандующим.
Однако промедление грозило гибелью. Мендонцы с волнением смотрели на командира.
– Черт подери! – выругался тасконец. – Умираем один раз. Какая разница от чего – клинка бонтонца или топора палача? Эйнж, отправьте трех лучших посыльных в Кростон. Пусть лошадей не жалеют. Дайте им бумаги на право конфискации. Они могут умереть, но завтра к вечеру командир форта должен получить всю необходимую информацию.
Стоило адъютанту исчезнуть за дверью, как полковник повернулся к своему помощнику. После небольшой паузы Кидсон продолжил:
– Майор Бригз, срочно подготовьте приказ. Кростон удерживать любой ценой. Войска, находящиеся поблизости, переходят в подчинение майора Ленка, начальника местного гарнизона. За непослушание – казнь без суда и следствия. Форт может быть оставлен лишь тогда, когда в нем не останется ни одного живого солдата. Трусы и беглецы будут безжалостно уничтожаться.
– Слушаюсь, – отчеканил офицер и сразу направился к выходу.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Курылев Олег - Руна смерти
Курылев Олег
Руна смерти


Майер Стефани - Сумерки
Майер Стефани
Сумерки


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека