Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Согласен, - закрыв глаза и откинув назад голову, сказал он, надо
полагать, таким образом демонстрируя отчаяние души.
- Мария, - обратилась я к повеселевшей сестрице, - укажите Михаилу
Степановичу рабочее место, а я с другим супругом побеседую. Уж коли он
здесь, должна быть от него польза.
Я перешла дорогу, Иннокентий Павлович, завидя меня, быстро поднялся и
поспешил навстречу.
- На постой устроился? - деловито осведомилась я.
- Да. С хозяйкой договорился и дал задаток.
- Иннокентий, у меня для тебя есть задание чрезвычайной важности. В доме
номер пять временно проживает субъект, который выдает себя за нашего
родственника и на этом основании претендует на сокровища. Ты знаешь, семья
для меня - святое, и я не могу обидеть человека, не будучи уверена, что он
не член семьи. Надо провести разыскания и установить возможные родственные
связи. Я могу на тебя положиться?
- Разумеется, - кивнул Иннокентий Павлович.
- Вот его паспортные данные, - я протянула ему листок бумаги. - Когда я
узнаю результат?
- Лизок, если бы мы были в нашем городе, я бы ответил: через два часа. А
здесь... через два с половиной.
- Я всегда считала тебя человеком исключительных возможностей, - заверила
я его.
Иннокентий гордо прошествовал к машине, а я вернулась в дом. Возле
крыльца меня поджидали Мышильда, Евгений и Михаил Степанович, я с удивлением
взглянула на предпоследнего и спросила:
- А ты куда?
- Обедать, - растерялся он.
- А шалаш уже построил? Я не намерена швырять деньги на ветер. Будет
шалаш, будет и кормежка.
Евгений слабо развел руками, "мол, ничего не сделаешь, брат", и мы пошли
обедать, а Михаил Степанович отправился воздвигать себе жилище.
После обеда мы продолжили работу, за это время Михаил Степанович возвел
хлипкое сооружение из горелых досок и хвастливо указал на него. Я нечаянно
задела жилище локтем, и оно рухнуло. Горестно возопив, предпоследний стал
возводить его вновь, а Евгений Борисович помогал ему. В общем, все были
заняты, это позволило всем трудиться самозабвенно и с полной отдачей, что не
мешало нам чутко прислушиваться к шуму, доносившемуся с улицы: мы с
нетерпением ждали Иннокентия Павловича с вестями о конкуренте.
Он потратил на изыскания значительно больше двух с половиной часов и
прибыл уже ближе к вечеру, но пенять ему на такие мелочи мы не стали, тем
более что лицо последнего сияло довольством и гордостью за проделанный им
доблестный труд.
Иннокентий вошел на кухню, где мы ужинали. Михаил Степанович, лишенный
обеда, теперь был тоже приглашен и восседал под иконой Спаса, выпятив грудь,
точно ее украшал полный набор Георгиевских крестов, и с легким презрением
взирал на Иннокентия. Шалаш был сооружен, и Михаил Степанович, безусловно,
гордился не зря.
- Садитесь с нами, Иннокентий Павлович, - с повышенной лаской в голосе
предложила я, уловив по его лицу, что в тыл врага он ходил не зря. Мы
поужинали, накрыли стол к чаю, и только после этого я спросила:
- Что удалось узнать?
- Тебе известно, Лизок, что, когда я берусь за дело, секретов не
остается, - усмехнулся Иннокентий. Михаил презрительно фыркнул, а Мышь
придавила локтем его ладонь, да так, что он взвыл. Мышь вежливо извинилась,
а мы смогли выслушать Иннокентия. - Итак, Солодкин Эдуард Митрофанович, мне
удалось проследить родословную до прадедов. Ничего общего с вашей фамилией.
Иннокентий положил передо мной свой блокнот, открыв его на нужной
странице, я водила пальцем по колонке незнакомых имен, а Мышильда сопела
рядом.
- Никаких корней, - сказала она удовлетворенно, потом посмотрела на меня
и озадачилась:
- Как же он узнал?
- Актерка, - вздохнула я, еще раз просмотрела список и задумалась над
одним именем: "Кутейкина Ефимия Самсоновна. В 1900 году родила внебрачного
ребенка, сына, и назвала его Гавриилом, отчество ему дали Дормидонтович.
Между прочим, таково было имя нашего прадеда, который тяготел к вину,
актеркам и белой горячке. В 1923 году у Гавриила родилась дочь Мария,
которая, выйдя замуж, стала Солодкиной и в 1943 году родила сына Митрофана.
Он и явился отцом нашего конкурента".
Я уже минут десять напряженно размышляла, а остальные не менее напряженно
взирали на меня. Я выругалась, помянув чертей, и вышла на улицу. Бабка
Клавдия вертелась под нашими окнами, ее уши настороженно торчали из-под
белого платка.
- В ваших краях как бы звали ребенка с именем Ефимия? - с места в карьер
спросила я. Бабка вытаращила глаза, а я продолжила:


- Например, Олимпиада - Липа, а Ефимия?
- Химка, - ответила бабка и даже порозовела от удовольствия.
- Точно, - вздохнула я и вернулась в дом. - Евгений Борисович, -
обратилась я к хозяину. Вся команда по-прежнему хранила молчание и,
затаившись, ждала, что будет дальше. - Где у вас поблизости междугородный
переговорный пункт?
- На улице Третьего Интернационала, - бодро ответил он, сделав слабую
попытку вскочить и выпятив грудь.
- Не будете ли вы столь любезны сопроводить туда Марию Семеновну?
- Зачем это? - насторожилась Мышильда.
- Химка-ключница. Прабабкина врагиня и стервец Гаврюха, - пояснила я.
Мышильда сунула нос в блокнот и глухо простонала. Потом обреченно вздохнула
и заметила:
- Чего ж звонить, и так все ясно.
- Позвони матери, уточни момент рождения. Ошибки в таком деле быть не
должно.
Мышильда ушла в сопровождении Евгения беседовать со своей матушкой.
Так как семья - это святое, прабабка часто баловала деток воспоминаниями.
Бабка бережно сохранила их и донесла до нас, а тетка - мать Мышильды,
посоветовала ей навести в них порядок и все распределить по годам. Бабка с
усердием занялась благородным делом, но так как писать воспоминания по
лености не могла, то просто наговорила их на магнитофон. А уж тетка Анна
записала, внеся кое-где поправки и ввернув собственные воспоминания. На
сегодняшний день она считалась специалистом в этой области и потихоньку
подготавливала себе замену, избрав в семейные летописцы меня.
Я горестно смотрела в чашку и молчала. Михаил Степанович с Иннокентием
тоже молчали и время от времени вздыхали, выражая тем самым свое сочувствие.
Очень скоро вернулась Мышильда и с порога заявила:
- Все точно. Химка и Гаврюха.
- Значит, родственник, - задумчиво сказала я.
- Ну... тут наверняка не скажешь, - взъелась Мышь на новоявленного
братца. - Химка в девках родила...
- Будучи в услужении в нашем доме, - закончила я. - И из дома ее не
выгнали. И отчество ребенок получил прадедово, а когда подрос, тоже был взят
в дом... Яснее ясного, соседский жилец нам троюродный брат по деду.
- Ребенок был незаконнорожденный и потому не брат, - не сдавалась
Мышильда. Мне очень хотелось с ней согласиться, но факты - суровая вещь, и я
с печалью констатировала:
- Имеет право рыть.
- Момент. - Сестрица с прокурорским видом уселась напротив меня. - О
кладе прадед рассказал только деду, остальных детей, как законных, так и
прочих, на тот момент в городе не было. Как Гаврюха о нем мог узнать? Да
еще, шельмец, план составить?
Я призадумалась.
- Бабка тогда жила у родственников, значит, в доме заправляла Химка и
намерения прадеда угадала. Но конкретное место проворонила. Оттого-то в
плане конкурента показана вся левая половина дома, начиная с флигеля.
- И после такого воровского способа получения сведений позволить ему
рыть? - ужаснулась Мышильда человеческому коварству. - Даже если и
троюродный, а это бабушка еще надвое сказала...
Я пребывала в нерешительности, оттого смотрела в потолок и ждала озарения
свыше. Оно не заставило себя ждать.
- Он родственник, - хлопнув по столу ладонью, провозгласила я. - Прогнать
его мы не можем. С этим ничего не поделаешь. Но так как сведения он
заполучил воровским путем - копать ему не давать.
- Совершенно справедливо, - кивнула Мышь, протягивая мне руку, и мы
скрепили решение рукопожатием. Перед лицом внешней опасности семейные
антипатии были неуместны.
Мужики сидели за столом, выпучив глаза и совершенно окаменев. Самым
окаменелым был Евгений, но, как ни странно, он первым пришел в себя.
- Вы вправду никого тут не тронете? - спросил он с опасливым сомнением.
- Ни-ни, - заверила Мышильда. - Все будет тихо, без шума и пыли.

***
Утром меня очень рано разбудила сестрица.
- Пойдем до жары поработаем, а уж потом позавтракаем. - Она пребывала в
отличном расположении духа. Поиски клада продолжали свое благотворное
действие на ее характер. Я собралась за пять минут, и мы отправились на
пустырь.
Громкий храп из шалаша возвестил о том, что Михаил Степанович еще
почивают. Мы подошли к фундаменту и ахнули: за ночь опять трижды рыли в
разных местах. И это при том, что у нас имелся собственный сторож. Я рванула
к соседской дыре и, оказавшись возле дома номер пять, заприметила возле
палисадника бабку.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Детская книга
Акунин Борис
Детская книга


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Андреев Николай - Пролог. Рожденный на Земле
Андреев Николай
Пролог. Рожденный на Земле


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека