Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Вот тут вы ошибаетесь, - улыбнулась я и рассказала о конверте с долларами, найденном в почтовом ящике.
Гарик вновь побежал к кофеварке. Мне стало интересно, где он теперь уронит чашку. Но модельер ухитрился донести ее до стола и мигом выпил сам.
- Однако! - возмутилась я. - Хорошенькое гостеприимство! Глотаете уже третью чашку кофе, а гостье не предлагаете!
- Клаус не мог взять деньги, - внезапно заявил Гарик, - это совершенно невозможно.
- Почему?
- Я доверяю ему, как себе.
- Очень опрометчиво. Огромные суммы способны изменять людей.
- Согласен, но не в этом случае.
Настал мой черед удивляться:
- Почему?
- Рихт мой двоюродный брат, - пояснил Гарик, - сын сестры матери.
- Катерины Неуманн?
- Именно.
- Но у них разные фамилии.
- И что тут странного? Первый супруг Катерины умер, она вышла замуж за Франца Рихта и родила Клауса, а свою фамилию от первого брака менять не стала.
- Знаете, - протянула я, - у меня много друзей-иностранцев, в Европе не принято жить с мужчиной, нося фамилию его предшественника.
- Ага, - кивнул Гарик, - только не в случае моей тетки. Она была известной актрисой, и сочетание "Катерина Неуманн" являлось брэндом, понимаете?
Я кивнула. Хоть что-то стало ясно.


Глава 13


- Клаус - дипломат, - рассказывал Сизов, - его впервые прислали в Россию очень давно, сразу после окончания университета.
Несмотря на то что большая часть сознательной жизни Катерины прошла в Германии, она считала себя русской и дома с маленьким сыном разговаривала только на родном языке. Именно хорошее знание русского и явилось решающим фактором в карьере Клауса. В Москве он оказался еще до перестройки и в отличие от Гарика хорошо знал, что где-то на необъятных просторах СССР обитают его ближайшие родственники.
Проведя в Советском Союзе около года, Клаус понял, что, объявись он открыто сейчас у своей тетки и двоюродного брата, неприятностей им не миновать. Поэтому Рихт обставил свидание тайно. Братья встретились, подружились, а после восемьдесят пятого года стали свободно переписываться.
- Я пожаловался ему на то, что Завальнюк просто грабит меня, - объяснял Сизов, - и Клаус придумал весь этот ход с завещанием. Нет, он не мог взять деньги. И Олег тоже! Кто-то ограбил и убил Гладышева!
- Все равно дайте адрес брата, - попросила я, - в жизни случается всякое, вдруг я найду в Германии Гладышева. Вы тогда получите назад хоть часть своих средств.
Гарик вытащил записную книжку.
- Пишите. Бонн...
- Почему вы ничего не сказали милиции о долларах? - поинтересовалась я, пряча бумажку.
- Издеваетесь, да? - подскочил Гарик. - А Завальнюк? Как я ему объясню, где взял деньги?
- Вам не пришло в голову сказать, что Клаус просто одолжил вам полмиллиона?
- Сергей не лыком шит, - вздохнул Гарик, - тут же проверит информацию. У Рихта подобных средств нет, а у Катерины были.
- И она оставила их вам, а не ему?
Сизов мрачно улыбнулся:
- Госпожа Неуманн терпеть не могла родного сына, это долгая история, никакого отношения к делу она не имеет. Все свои средства Катерина распределила между разными людьми, старательно заботясь, чтобы Клаусу не досталось ни копейки. Вас удивляет такое поведение матери?
- Да нет, - пожала я плечами, - всякое случается, кое-кто ненавидит своих детей.
Выскочив от Гарика, я понеслась в авиакассу.
Имея в кармане паспорт гражданки Французской Республики, я не нуждаюсь во въездной визе в Германию. Естественно, мне не хотелось рассказывать дома о предпринятом расследовании, поэтому, оказавшись у окошечка, я потребовала:
- Мне нужен такой рейс, который прибудет в Бонн где-то в десять-одиннадцать утра по местному времени и в тот же день, в районе шести-семи вечера, вылетит назад.
- Такого нет, - удивленно ответила кассирша.
- Тогда придумайте что-нибудь, - не сдалась я и протянула ей пятьдесят долларов.
Получив мзду, девица крайне оживилась и стала изучать расписание. Минут через десять она разработала маршрут, надо сказать, очень удобный. Я заявлюсь в Бонн около одиннадцати, а улечу в восемь. Не устраивало меня лишь одно обстоятельство: лететь нужно было рейсами "Панкратовские авиалинии", все варианты с иностранными компаниями не проходили по времени.
- Может, посмотрите еще разок? - без надежды попросила я. - "Эр Франс", "Люфтганза"... любая подойдет.
- Нет, - покачала головой девушка, - только наши. Туда рейсом Москва - Вашингтон с посадкой в Бонне, обратно - Канада - Москва, он в Германии заправляется. Кстати, это обойдется дешевле.
Я полезла за кредитной карточкой, не в деньгах дело, панически боюсь самолетов и абсолютно не доверяю российским авиакомпаниям. Скорее всего, лететь придется на допотопной машине, давно исчерпавшей свой ресурс и пару раз отремонтированной. Нет никакой гарантии, что техперсонал на авиапредприятии не будет с похмелья. Забудут завинтить крохотную деталь - и прощай, Дашутка! Но альтернативы-то нет.
- Выписывайте, - с тяжелым вздохом согласилась я.
Метель прошла, на небе засияло солнце. Я подкатила к развороту на Ленинградском проспекте и машинально глянула на будку. Стоит "пончик" на посту или можно нарушить правила? Хотя он вроде предупредил, что сменил место дислокации.
Черт с ним, поверну тут. Впереди, на "правильном" развороте, тьма машин, мне ни за что не вписаться в нужный ряд, в крайнем случае заплачу опять пятьдесят рублей, здоровье дороже.
Наплевав на знак, я повернула налево и тут же наткнулась взглядом на "пончика". Но постовой не обратил на меня никакого внимания, потому что уже поймал жертву. Нужно быстренько удирать, пока мент меня не заметил, но тут я увидела, что за автомобиль он притормозил, и моментально подрулила к обочине.
- Вам чего? - недовольным тоном осведомился "пончик". - Дорогу потеряли?
- Здрасьте, - улыбнулась я, - мы хорошо знакомы, я часто тут правила нарушаю.
Постовой поднял глаза:
- А... Сейчас чего?
Я ткнула пальцем в потного Дегтярева, мающегося возле черного "Запорожца":
- Отпустите этого беднягу.
Постовой вытаращил глаза:
- Это с какой стати? Правила нарушает, под запрещающий знак повернул и покатил!
Красный Дегтярев сердито посмотрел на меня и буркнул:
- Вот уж неожиданная встреча! Убедительная просьба, не вмешивайся! Сам разберусь!
Понимая, что он сейчас совершит непоправимую ошибку, я быстро сказала:
- Не делай этого! На дороге постовой главный, а у тебя номерной знак самый простой!
Но Александр Михаилович, как все мужчины, считает, что совет женщины нужно выслушать лишь в одном случае - чтобы поступить наоборот. Поэтому он вытащил свое служебное удостоверение, ткнул в нос "пончику" и заявил:
- Оперативная необходимость вынудила меня нарушить правила.
Я тяжело вздохнула. Дегтярев отличный профессионал, один из тех сотрудников ментовки, которые готовы за маленький оклад стойко бороться с криминальным миром. Но, последовательно прошагав по карьерной лестнице от сержанта до полковника, мой приятель сохранил детскую наивность. Одно дело, когда ты, сидя в служебном кабинете, отдаешь приказ: "Всем постам перекрыть движение".
Другое, когда на стареньком "Запорожце" нарушаешь правила. И еще, надо четко понимать, с кем имеешь дело. Может, молоденький сотрудник, стой он сейчас на перекрестке, и испугался бы старшего по званию. Но "пончик", который по виду был одногодком Дегтярева, однако, в отличие от Александра Михайловича, имел на плечах погоны сержанта, сейчас покажет полковнику, кто в доме хозяин. Красная книжечка не произвела на "пончика" никакого впечатления.
- Правила писаны для всех, - фыркнул он, - а что касается оперативной необходимости... Чегой-то у вас на заднем сиденье торт стоит? Никак решили преступников чайком побаловать? Ну-ка, документики.
Дегтярев покорно дал права.
- Ага, - удовлетворенно кивнул мент, - выданы неделю назад. Понятненько!
- И что вам понятно? - снова начал багроветь полковник.
"Пончик" скривился и ткнул в мою сторону жезлом:
- Вот она честно говорит, когда ее здесь ловлю: "Извините, в нужном месте повернуть не могу, плохо вожу", а вы служебным положением злоупотребляете. Некрасиво это, а главное, вам не поможет!
Поняв, что меня поставили ему в пример, Александр Михайлович разозлился окончательно и прошипел:
- Ну, долго мораль читать будешь? Пока здесь топчешься, через тот поворот армия машин проехала! Бери штраф, и хватит!



- Вы, полковник, мне не тыкайте! - разъярился сержант. - Машину по компьютеру проверим...
- Зачем? - взвыл Дегтярев.
- Как это? - изобразил удивление мент. - А вдруг она в угоне?
Я старалась не расхохотаться. Ну все, постовой обозлился по полной программе. Сейчас вызовет по рации своих коллег, шепнет им, в чем дело, и продержат моего глупого полковника несколько часов. Надо выручать толстяка, пока не наломал Дров.
Но не успела я раскрыть рот, как Александр Михайлович совершил последнюю трагическую ошибку. Поняв, что постовой вышел на тропу войны, Дегтярев достал кошелек, вынул пятьдесят рублей и со вздохом сказал:
- На!
- Это что? - округлил глаза "кабан".
- Забирай и отпускай!
- Вы мне суете взятку?!
- Штраф плачу!
- А еще полковник, в органах работаете! Неужели не знаете, что сотрудникам дорожно-постовой службы запрещено производить на месте денежные расчеты? Так-так, сейчас...
Я решила вмешаться и подергала "пончика" за рукав:
- Миленький, отпустите его!
- С какой стати?
- Понимаете, это мой папа.
Дегтярев всхлипнул и оперся о "Запорожец".
Постовой с удивлением посмотрел на него:
- Ваш отец?
- Ага, - кивнула я, - родил меня еще школьником, четырнадцати ему не исполнилось. Очень безответственный поступок! Впрочем, папенька никогда не отличался благоразумием.
- Ты чего... - обалдел приятель.
Я быстро наступила ему на ногу и затарахтела:
- Уж не обижайтесь на него, сами понимаете - полковник, они все такие, больные. Он и дома нас строит, удостоверением играет, ни одна жена рядом с ним не удержалась, семеро сбежало.
Только я, дочь, у него осталась. Вздорный старикашка! Кстати, прошу прощения, я тоже нарушила правила, вот!
Постовой бросил взгляд на бумажку в пятьсот рублей и протянул:
- Сдачи нет, я только вышел.
- А и не надо, - обрадовалась я, - завтра опять тут поеду, считайте, что вперед заплатила!
"Пончик" снял шапку, вытер вспотевшую лысину и пробурчал:
- У меня от вас голова закружилась, ехайте со своим отцом побыстрей отсюдова.
Помахивая жезлом, он пошел вперед. Я проводила его глазами и усмехнулась. Ага, вот где дядька теперь прячется - на парковке.
- Ты с ума сошла! - накинулся на меня Дегтярев. - Совсем обалдела, да? Неужели я похож на твоего папеньку? Между прочим, я молодо выгляжу, никто больше сорока не дает!
Я окинула взглядом полную фигуру приятеля, его лысину и со вздохом ответила:
- Дорогой, ты и впрямь изумительно смотришься, просто Ален Делон, но надо же было отбить тебя от постового. Или ты хотел просидеть в отделении до полуночи? Имей в виду, сотрудники дорожно-постовой службы - мстительные люди.
Александр Михайлович, ничего не ответив, пошел к "Запорожцу".
- Ты без Женьки? - запоздало удивилась я. - Не боишься? Ведь всего пару уроков взял?
По-прежнему молча полковник влез за руль.
Я пошла к "Пежо", но по дороге обернулась. Черный "Запорожец", пару раз дернувшись, медленно пополз в правом ряду. Я усмехнулась. Ох уж эти мужчины! Сколько бы Дегтярев ни хорохорился и ни пытался изображать из себя Шумахера, сразу понятно, что он в паническом ужасе вцепился в руль.


Глава 14


Следующий день начался неудачно. Когда я рано утром очень осторожно, чтобы ненароком не разбудить домашних, которые любят поспать в субботу подольше, спустилась в холл, то там уже стояла Зайка, одетая, причесанная и намакияженная.
- Ты куда? - с подозрением спросила она.
- А ты? - не растерялась я.
- В Шереметьево, - ответила Зайка., - Зачем? - попятилась я.
- Интересное дело, - обиделась она, - в командировку лечу! Всю неделю об этом говорила!
Хотя ты ведь никогда никого не слушаешь!
- Надеюсь, не в Вашингтон и не в Бонн? - осторожно осведомилась я.
- Нет, а что?
"Совсем ничего, просто мне вовсе не хочется оказаться в одном с тобой самолете", - чуть было не ляпнула я, но вслух произнесла совсем другое:
- Говорят, там ураган!
Зайка фыркнула и, подхватив сумку, пошла в гараж. Я посмотрела на разбросанные вокруг мешки с серой смесью и возмутилась. Ну ничего себе!
Втравила нас в ремонт, а сама сбежала!
До аэродрома я добиралась, судорожно вздрагивая при виде любой красной иномарки, проносящейся мимо. А оказавшись в Шереметьеве, почувствовала себя преступницей, за которой гонится вся полиция мира. Боясь налететь на Ольгу, я не пошла пить кофе, не заглянула в дьюти-фри...
До посадки в самолет я сидела в самом темном углу зала, закрываясь газетой. Расслабилась я только в лайнере, заняв свое место. Огляделась по сторонам и опять испугалась. Салон выглядел жутко старым, крышка багажного отделения, когда я попыталась открыть ее, тут же оторвалась и осталась у меня в руках, потом отвалился столик, прикрепленный на спинке впереди стоящего кресла, и, естественно, мое сиденье не захотело менять положение, сколько я ни дергала за ручки. В самом мрачном расположении духа я ткнула пальцем в кнопку и попросила стюардессу:
- Коньяк, пожалуйста.
Сейчас выпью пятьдесят граммов и засну. Если начнем падать, я ничего не почувствую.
Девушка весьма резко ответила:
- Спиртные напитки подаются только в полете.
- А мы где?
- Пока на земле! - рявкнула стюардесса и исчезла.
Я тяжело вздохнула: вот он, родной, ненавязчивый сервис. Любая другая авиакомпания мира, уж поверьте мне, лелеет своего пассажира до того, что это даже надоедает. Любая, но не "Панкратовские авиалинии".
Наконец все пассажиры были рассажены, сосчитаны, самолет затрясся, побежал по взлетной полосе, подпрыгивая на кочках и неровностях.
Вокруг что-то задребезжало, затренькало, засвистело, я вжалась в кресло, проклиная всех: Ленку, Олега, Клауса Рихта, а главное, собственное любопытство, приведшее меня в салон этого допотопного чуда авиационной промышленности.
Но потом жуткие звуки исчезли, понесся ровный гул, раздался хлопок, очевидно, убралось шасси. Слегка придя в себя, я решила вновь попросить коньяк, но тут дверь кабины пилота распахнулась, и появился мужик лет сорока, в форменной рубашке и брюках. В руках он держал топор, самый настоящий, каким в деревнях рубят дрова.
- Значитца, так! Я летчик первого класса, командир корабля Мозжухин Георгий Сергеевич.
Пассажиры замерли в недоумении.
- Летим мы, как вам известно, в Вашингтон, - вещал пилот, нежно поглаживая орудие лесоруба, - хочу предостеречь вас, господа. Видите топор?
Сжав рукоятку огромной ладонью, Мозжухин поднял орудие средневекового палача над головой.
- Он очень острый, им бриться можно, понятно?
- Нет, - пискнула я в полном ужасе.
Оказывается, старая раздолбайка, дребезжащая всеми частями измученного железного тела, - не самое страшное, что поджидает бедных пассажиров. У "Панкратовских авиалиний" еще имеются в запасе пилоты-психи. Господи, куда же деваться?!
И ведь не выскочишь на ходу, как из поезда или машины.
- Имейте в виду, - снова потряс топором командир, - ежели кто попрется в кабину с желанием захватить лайнер, зарублю на фиг. Мы все вооружены до зубов, а штурман ножи метает... мечет... В общем, Сере га ножик так кидает, что с двухсот метров в глаз попадет. Лучше вам, господа террористы, поостеречься. Ясно?
Гробовое молчание послужило ему ответом.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Ночь накануне
Лукьяненко Сергей
Ночь накануне


Посняков Андрей - Первый поход
Посняков Андрей
Первый поход


Сапковский Анджей - Башня шутов
Сапковский Анджей
Башня шутов


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека