Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Конечно, признавать себя банкротом тоже не хочется. Лучше
всего об этом не думать. Самое умное - это не размышлять над
собственной жизнью.
Упрекать себя Любищевым? Это еще надо разобраться. От
таких учетов и отчетов человек, может, черствеет, может, от
рационализма и расписаний организм превращается в механизм,
исчезает фантазия. И без того со всех сторон нас теснят планы -
план учебы, программа передач, план отдела, план отпусков,
расписание хоккейных игр, план изданий. Куда ни ткнешься, все
заранее расписано. Неожиданное стало редкостью. Приключений -
никаких. Случайности - и те исчезают. Происшествия - и те
умещаются раз в неделю на последней странице газеты.
Стоит ли заранее планировать свою жизнь по часам и
минутам, ставить ее на конвейер? Разве приятно иметь перед
глазами счетчик, безостановочно учитывающий все промахи и
поблажки, какие даешь себе!
Легенда о шагреневой коже - одна из самых страшных. Нет,
нет, человеку лучше избегать прямых, внеслужебных отношений со
Временем, следи не следи, а это проклятое Время не поддается
никаким обходам, и самые знаменитые философы терялись перед его
черной, все поглощающей бездной...
Систему Любищева было легче отвергнуть, чем понять, тем
более что он никому не навязывал ее, не рекомендовал для
всеобщего пользования - она была его личным приспособлением,
удобным и незаметным, как очки, обкуренная трубка, палка...
А может, она, эта система, была постоянным преодолением?
Или, кто знает, многолетней полемикой?.. С чем? С обычной
жизнью. С желанием расслабиться и жить расточительно, не считая
минут, как жили все люди вокруг него.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ,
ГДЕ АВТОР ПРИВЫЧНО СВОДИТ КОНЦЫ
С КОНЦАМИ И ПОЛУЧАЕТ СХЕМУ,
КОТОРАЯ МОГЛА БЫ УДОВЛЕТВОРИТЬ ВСЕХ

Из отчетов, дневников, отчасти из писем передо мною
возникал железный человек, которому ничто не могло помешать
выполнить намеченное. Рыцарь плановой жизни. Робот. Подвижник
Системы.
В 1942 году, когда пришло известие о гибели сына
Всеволода, Александр Александрович, несмотря на горе,
неукоснительно продолжал свои работы. План на 1942 год
предусматривал:

1) Я буду весь год в Пржевальске.
2) Не буду иметь совместительства.
3) Не буду лично вести интенсивной работы по прикладной
энтомологии, ограничусь руководством и обследованием фауны
Иссык-Кульской области...
Исходя из этого, можно общий объем работы первой категории
планировать на уровне 1937 года (рекордный год по
эффективности), но т. к., во-первых, в связи с войной
возможность напечатания исключается, во-вторых, вероятна полная
гибель моего научного архива в Киеве, в-третьих, необходимо по
моему возрасту приступать, не откладывая, к выполнению
основного плана моей жизни - "Теоретическая систематика и общая
натурфилософия", - то на 1942 год по основной работе не
намечено окончания каких-либо научных работ, кроме трех
небольших докладов научно-политического характера".

Запланировал и выполнил, 1942 год был одним из
эффективных. Личная трагедия как бы не повлияла на
работоспособность. Не оставила никаких следов в дневниках, в
отчетах, в планах.
Пора, пора "приступить, не откладывая": он словно бы
вычислил, сколько ему остается, чтобы "замкнуть круг".
Личная жизнь с ее переживаниями не должна мешать работе;
переживаниям и прочим волнениям и горестям отведен свой час под
рубрикой "домашние дела". Я огрубляю, хотя тридцатилетний
кандидат технических наук, начальник лаборатории телеуправления



НИИ номер такой-то, сказал мне, что это не огрубление, а
подчеркивание нужных качеств. Слезами горю не поможешь, сказал
он, чем раньше человек может взять себя в руки, тем лучше;
скорбь по умершим-остаток религиозных чувств, мертвого не
оживишь - какой же смысл скорбеть? - Церемония похорон
устарела,- сказал он. - Согласитесь, что прочувствованные эти
речи на гражданских панихидах только растравляют души родным,
утешения от речей никакого. Процедура нерациональная.
Современный человек должен быть рационалистом, а мы стесняемся
нашего разума, думаем смягчить себя сантиментами.
Он предлагал мне показать в Любищеве идеальный тип
современного ученого. Максимально организованного, недоступного
лишним эмоциям, умеющего выжать все, что только можно, из
окружающих обстоятельств, и при этом, разумеется, благородного,
порядочного...
- ...Между прочим, это, к вашему сведению, - следствие
разума. Воля и Разум - вот два решающих качества. Ныне чего-то
достигнуть в науке можно, если есть железная воля, действующая
в упряжке с Разумом. Ругают рационалистов, а, собственно,
почему? Что плохого, если все - от ума? Разум не противоречит
нравственности. Наоборот. Истинный разум всегда против подлости
и всякой низости. Умный человек понимает, что нравственность -
она в конечном счете выгоднее, чем безнравственность.
Сквозь его и наивные и умные рассуждения слышалась тоска,
желание найти пример, на который можно было бы опереться. Ему
нужен был современный Базаров, идеал рационального человека,
настоящий ученый, достигший успеха благодаря разумно
выстроенной, сконструированной жизни, героические,
нравственно-благородные поступки которого совершаются по уму, а
не по чувству.
И вот этот идеал наконец появился: жил-был обыкновенно
способный человек, а стал совершенством, большим ученым,
прекрасным человеком; он устроил себя, улучшил... Любищев как
нельзя лучше подходил для этой роли - он, можно считать,
устроил себя по самой что ни на есть рациональной методе,
создал для этого Систему, с ее помощью доказал, как многого
можно достигнуть, если фокусировать все способности на одной
щели. Стоит методично, продуманно, на протяжении многих лет
применять Систему - и это даст больше, чем талант. Способности
с ее помощью как бы умножаются. Система - это дальнобойное
оружие, это линза, собирающая воедино лучи, это усилитель. Это
торжество Разума.
Любищев не год, не два прожил по своей безупречной
геометрии. Огромная его жизнь прошла без существенных
отклонений, утверждая триумф его Системы. Он поставил на самом
себе эксперимент - и добился успеха. Вся его жизнь была
образцово устроена по законам Разума. Он научился поддерживать
свою работоспособность стабильной и последние двадцать лет
жизни работал ничуть не меньше, чем в молодости. Система
помогала ему физиологически и морально... А все эти упреки
насчет машинности не стоило принимать во внимание, Машинность
не страшна ни Разуму, ни душе. Постыдно для духа бояться
научного рационализма. Если уж на то пошло, не машинность надо
сталкивать с духом, а рабский дух с высоким духом. Дух,
обогащенный знаниями, работой мысли, свободен от порабощающей
власти машинности...
Таким образом, я вполне мог представить всем этим железным
"технарям", моим друзьям из НИИ и КБ, всем молодым кандидатам,
перспективным докторам, всем мечтающим достигнуть, добиться,
влюбленным в суперменов науки, - великолепного, невыдуманного
героя, с именем и биографией, и в то же время идеально
устроенную личность, достигшую наивысшего КПД. Все его
параметры известны, рекордные показатели - налицо. Живой
человек, и в то же время искусственное самосоздание, достойное
восхищения.
Моему приятелю было не суть важно, насколько все это
достоверно, его мало заботила совместимость моего героя с
настоящим Любищевым. Отступления от подлинника неизбежны;
главное, считал он, заострить на этом примере идею, выделить
ее, так сказать, в чистом виде, как это делал Гоголь-Довольно
ловко у него все сходилось, и получилось убедительно, и даже
заманчиво, но меня останавливал живой Любищев. Мешал он мне.
Тот Любищев, которого я знал, с которым встречался и беседовал,
согласно записям дневника, "I ч. 35 минут", и "I ч. 50 минут",
и еще несколько раз...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


Никитин Юрий - Истребивший магию
Никитин Юрий
Истребивший магию


Ильин Андрей - Мы из Конторы
Ильин Андрей
Мы из Конторы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека