Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Эта комната пострадала куда больше всех остальных. Когда Денис открыл массивную дверь, выполненную, казалось, целиком из серебра, навстречу рванулся порыв ветра. Причина стала ясна сразу же - окно здесь было разбито, разорванная прозрачная пленка тряпкой висела по краям оконного проема. Там, за окном, по-прежнему кипела битва, снова Шангар, герцог Сард, плел свое убийственное заклинание, снова ни малейшего звука не доносилось через открытое всем ветрам отверстие в стене. Но наружный воздух проникал сюда вполне спокойно, ему, видимо, магические препоны, воздвигнутые Тионной дер Касс, помехами не были.
Слой пыли на полу был толщиной не менее чем в две ладони. Местами она слежалась в толстую корку, скрыв под собой и каменный мозаичный пол, и то, что могло на этом полу лежать. Но даже эта пыль не могла скрыть изъеденный временем скелет, скорчившийся в самой середине комнаты. Таяна отвернулась - это зрелище было не из приятных.
Все, что могло рухнуть, сгнить или рассыпаться прахом, все погибло. Рядом со скелетом стоял каменный постамент - он-то как раз уцелел, время не слишком властно над камнем. Несколько керамических плошек стояли на постаменте, так, как их когда-то давно поставила рука хозяйки этого места.
Денис подошел к окну и бросил взгляд наружу. И отшатнулся... споткнулся, упал, подняв облако пыли.
- Что случилось?
Не отвечая, Денис подошел к скелету и принялся ощупывать пыль вокруг него. Очень скоро ему пришлось закрыть глаза и действовать практически на ощупь - пыль лезла в рот, в нос, мешала дышать... он не нашел то, что искал. Встав, Денис покачал головой, отряхнулся, подняв очередное облако пыли...
- Она стояла спиной к окну, - пояснил он в ответ на вопрошающий взгляд Таяны. - Видимо, делала что-то с этими плошками. Может, это было заклинание... то самое, про которое ты говорила, кольцо времени. И стрела попала ей в спину, пробив эту прозрачную штуку в окне.
- Ты думаешь, ее убила простая стрела? - недоверчиво усмехнулась Тэй. - Ее, одну из самых могущественных волшебниц того времени? Дьен, это даже не смешно. Тут явно должно было произойти что-то серьезнее... наверное, заклинание к тому времени было уже составлено и запущено... я не знаю, как оно действовало, но, видимо, смерть Тионны не помешала ему осуществиться. Как глупо... найти совершенно беспроигрышное решение... и так глупо погибнуть. Так почему ты думаешь, что это была стрела?
- Я не думаю, я знаю. И ты, если хочешь, можешь в этом убедиться. Просто надо немного подождать... скажи, Тэй, вот ты рассказывала про это заклинание, про кольцо времени. От этих знаний у вас вообще ничего не осталось, ни капли?
- Капли. - Она невесело улыбнулась. - Именно капли, жалкие крохи. Я могу, к примеру, немного замедлить время, ненадолго... и уж конечно, не могу повернуть его вспять, как это сделала Тионна.
- Можешь замедлить время, когда я попрошу?
- Да... если надо, могу.
- Очень надо, Тэй. Очень. Я хочу, я должен увидеть это. И ты тоже... готовься, я скажу, когда начинать.
Ждать пришлось долго. Но вот Денис поманил Таяну к себе и вместе с ней отошел в противоположный от окна угол комнаты, стараясь при этом держаться немного в стороне от незримой линии, соединявшей оконный проем и скорчившийся на полу скелет. Снаружи все залил голубой свет - взорвалась "Звезда Сарда".
- Смотри, - прошептал он. - Смотри, сейчас... давай!
Девушка выкрикнула какую-то короткую фразу. Слов Денис не разобрал - а и разобрал бы, так не понял бы. И в тот же момент все вокруг стало тягуче медленным, как будто бы он, Жаров, попал в огромный чан с совершенно прозрачным, но невероятно густым киселем. Каждое движение, несмотря на прилагаемые усилия, совершалось медленно и плавно, чтобы поднять руку - он хотел указать Тэй на окно, - пришлось потратить чуть ли не три-четыре минуты.
А в следующее мгновение в окно влетела стрела. Она тоже летела неторопливо, лениво, словно плывя по воздуху. И с каждым мгновением с ней происходило нечто странное... осыпалась пудрой ржавчина со стального наконечника, на глазах истлевало дерево, в пыль превратилось оперение... разрушающаяся на глазах стрела пролетела через то место, где, видимо, стояла когда-то Тионна, и исчезла. Последние частички праха, в который превратилась прилетевшая из прошлого стрела, бесшумно опустились на пол.
Еще через десяток минут время снова вернуло свой привычный ритм, а вместе с этим и Денис получил возможность нормально двигаться и говорить.
- Вот так все и произошло...
- Если бы мне рассказали про это, я бы ни за что не поверила, - покачала головой Тэй. - Представляешь, каждый час, день за днем, год за годом... тысячу лет подряд в это окно влетает стрела. Влетает - и исчезает. Превращается в пыль... Вся пыль здесь - от них, от этих стрел.
Денис подошел к стене, сплошь покрытой мелкими оспинами каверн. Внизу пыль образовала настоящий холм.
- Поначалу стрелы долетали до этого места. Может быть, можно найти даже остатки наконечников.
Она кивнула - это было ясно и без объяснений. Несколько минут они стояли молча, отдавая дань памяти праху усопшей. Не столь уж важно сейчас, по прошествии длинной череды лет, кто был прав, а кто нет в той древней войне. Просто здесь умерла женщина, и вместе с ней исчезло знание. Самое ценное, что только могут создать люди... Ни золото, ни произведения искусства - ничто не способно по ценности сравниться со знаниями.
- Наверное, ее надо похоронить?
- Надо, - кивнула волшебница. - Это будет правильно. Но не сейчас... надо сначала найти то, за чем мы сюда пришли.
- Может, тайник здесь?
Таяна надела "Глаза Истины" и, бегло осмотрев комнату, уверенно шагнула вперед, к одной из стен. Провела рукой по совершенно, на первый взгляд, ровной поверхности... и отдернула ее, словно обжегшись. А потом выдала такую тираду, услышав которую покраснел бы и видавший виды сержант имперской гвардии. Денис явственно почувствовал, как уши стремятся свернуться в трубочки.
- У нас проблема?
- У нас очень большая проблема, - прошипела девушка. - Эта старая карга, да ниспошлет ей Эрнис вечные муки, окружила тайник "Пологом Дракона". Это заклинание испепелит всякого, кто попытается хотя бы прикоснуться к тайнику.
- Заклинание можно снять?
- Нельзя, - огрызнулась Тэй, на всякий случай отходя от смертельной ловушки на пару шагов. - Нельзя. Тайник легко открыть, он даже толком не заперт... так, маленькое такое заклинание, простенькое... его может открыть только живая рука. Палка, камень или заклинание здесь не поможет. Положить руку на плиту и сдвинуть ее в сторону. И все... тайник откроется, а здесь прибавится немного пепла. От руки и от ее хозяина. Разрядить "Полог" мог только тот, кто его создал... это одно из немногих заклинаний высшего уровня, которые сохранились до нашего времени. Если Ключ Ветра там, в этом тайнике, - нам его не достать.

Прошли почти сутки с тех пор, как они проникли в затерянную в прошлом башню Тирит-де-Тор. За это время Тэй обшарила Шпиль Жизни от подножия и до вершины, обошла подземелья - здесь они не было столь обширны, как в других башнях Хрустальной Цитадели. Ей удалось обнаружить почти два десятка тайников - три из них были защищены магией, но ловушки были простенькими, и Тэй справилась с ними без особого труда. Увы - там не было искомого артефакта. Правда, Таяна разжилась целой кучей старых книг, сохранившихся настолько хорошо, что казалось, написаны они совсем недавно. Видимо, тайники были оборудованы не только разными средствами уничтожения охочих до чужих тайн воров, но и безобидными, но куда более ценными средствами сохранения содержимого тайников в целости.
И все это никак не могло помочь достичь главной цели - найти Ключ Ветра.
Оба они понимали, что еще оставалась возможность того, что Ключа вовсе нет в этом Шпиле, что он давно перепрятан в другое место или вообще вместе с исчезнувшей башней Ноэль-де-Тор отправился куда-то, откуда его теперь не достать. Но до тех пор, пока тайник в личных покоях Тионны оставался закрытым, Таяна верила, что искомое - вот оно, на расстоянии вытянутой руки. Руки, которая сгорит вместе с телом, если попытается прикоснуться к тайнику. Проклятие...
Пока Тэй ощупывала стены, Денис провел собственное расследование. Места, где можно было бы с комфортом поспать, он не нашел. Иссохшее дерево просторных и, возможно, когда-то весьма удобных кроватей теперь отчаянно скрипело и грозило развалиться в любой момент, а то, что когда-то было перинами или одеялами, давно превратилось в прах.
Зато он обнаружил воду, с некоторым сожалением осознав, что до изобретения водопровода здесь все-таки додумались. Из золотой трубки в месте, которое можно было бы назвать кухней, текла вода - если нажать на золотую же кнопку. Откуда бралась в трубке вода - поступала ли она из какой-нибудь скважины или доставлялась сюда особо стойким заклинанием, Денис не знал, да и не особо интересовался. Важно только, что вода была свежей, вкусной, и, следовательно, жажда им не грозила.
Он с восторгом поделился с Тэй своей находкой. Девушка изобразила радость и тут же, буквально одним движение пальца, соорудила два огромных бутерброда с горячими пластами жареного мяса. Приняв протянутый Денисом стакан с водой, она с наслаждением вгрызлась в свой бутерброд, глазами выразительно предлагая Жарову последовать ее примеру. Горячее мясо пахло восхитительно. И только облизав пальцы после того, как последний кусок был съеден и запит, Жаров к стыду своему понял, что цена его находке - ноль. Тэй могла легко сотворить и стакан воды, и бутылку вина... Другое дело, что от иллюзорной пищи и польза организму была в какой-то мере иллюзорной - но пять-шесть дней на ней вполне можно было продержаться, после чего требовалось поесть по-настоящему. Жаров почувствовал, что краснеет как рак.
Наконец Тэй сдалась. Ее уже шатало от усталости, и предложение Дениса как следует отдохнуть и приступить к дальнейшим поискам с новыми силами было встречено невнятным бормотанием, плавно перетекшим в мирное сопение. Девушка свернулась калачиком прямо на полу - в башне было на удивление тепло - и заснула. Денис подложил ей под голову свернутое одеяло и пристроился рядом.
Когда он проснулся, Таяны рядом не было. Жаров поднялся, глотнул воды, затем, подумав, разделся до пояса и как следует вымылся. Этот процесс полностью примирил его с самим собой - находка водопровода оказалась очень даже к месту, не будешь же в самом деле каждый раз отвлекать волшебницу от ее дел, если вдруг захотелось пить. Покончив с утренним туалетом, он отправился искать девушку.
Это оказалось не так уж просто. Несмотря на то что в диаметре башня не была очень уж большой, ее шесть этажей да подземелья - это было немало. По закону подлости - правилу, для которого не существует ограничений ни в пространстве, ни во времени, - искомое обнаружилось "в последнем кармане". Наверное, если бы Денис, шагая по коридорам, начал бы кричать, Тэй нашлась бы раньше - но это место как-то не располагало к шуму.
Таяна занималась чем-то донельзя странным. Перед ней высилась странная конструкция, смонтированная из кусков дерева и металла, перевязанных веревками. На это странное творение была натянута часть вещей Таяны - шарф, куртка, а также немыслимое количество полуистлевшей ветоши... Все это бьшо похоже то ли на огородное пугало, то ли еще на что-то, столь же "эстетичное". Поминутно заглядывая в лежащую на коленях книгу, Таяна бормотала что-то совершенно невразумительное. Когда в дверях показалась голова Дениса, она зыркнула в его сторону так, что он как ошпаренный отпрянул назад, поняв, что в ближайшее время под руку подруге лучше не соваться.
Наверное, он все-таки немножко обиделся... Поэтому, когда Тэй вышла из комнаты, он просто окинул ее взглядом и с видом оскорбленного отвернулся. А через мгновение повернулся к ней снова.
Тэй шла странной ломаной походкой, глядя прямо перед собой, время от времени касаясь рукой стены, чтобы сохранить равновесие. Золотые волосы струились по плечам, красиво гармонируя с темной кожей походной куртки.
- Таяна, что с тобой? - окликнул подругу Денис, но девушка не ответила, неуверенно шагая в избранном направлении.
А потом из комнаты показалась еще одна Таяна. Точно такая же, увенчанная гривой золотых волос... только на этой, второй, не было куртки.
- А... э... - Он поочередно переводил глаза то на одну девушку, то на другую. Наконец ему все же удалось сформулировать мысль: - Э-это что та-а-акое?
Ответом был еще один взгляд, настоятельно рекомендующий немедленно замолчать и не вмешиваться. Но это было выше его сил - увидев, что и вторая Таяна пошатывается и явно старается держаться поближе к стенам, чтобы было за что схватиться, он подбежал к девушке и буквально поймал ее, падающую. Тело обмякло на руках Жарова, а глаза снова сверкнули - на этот раз от невысказанной благодарности. Похоже, она совсем лишилась сил.
- Иди... за ней... - прошептала она, шевельнув глазами в сторону все так же неловко вышагивающей впереди Таяны номер раз. - Я ее направляю, а ты... только не отставай...
Денис заметил, что левая рука женщины перевязана темным, почти черным платком, и ткань подозрительно блестела, как будто набухая чем-то влажным. Порезалась? Или же намеренно выдавливала из себя кровь для того, чтобы соорудить какое-то особое заклятие? Он не знал и не собирался устраивать допрос сейчас. Денис уже понял, ради чего Тэй все это затеяла, странно было бы не догадаться... а время вопросов придет позже, главное, чтобы сейчас все получилось.
Шагающая - слово "идущая" в данном случае не подходило, это не было походкой, каждый шаг был самостоятельным, плохо согласующимся с другими действием - впереди кукла повернула за угол. На повороте она потеряла равновесие и вынуждена была опереться о стену.
- Быстрее, - слабым голосом, но от этого ничуть не менее требовательно заявила волшебница. - Быстрее, ее нельзя надолго терять из виду.
И верно. Когда Жаров миновал поворот, он увидел, что кукла тупо стоит посреди коридора и дрожит мелкой дрожью. Прямо на его глазах у Таяны номер раз отвалилась кисть левой руки - не похоже было, чтобы гомункулуса это хоть немного взволновало.
- Светлая Эрнис, не дай ей развалиться... Дьен, быстрее.
Кукла, снова обретя смысл существования, шагнула вперед. Как и предполагал Жаров, они двигались по направлению к двери, ведущей в место упокоения Тионны дер Касс, в зал, где летали рассыпающиеся стрелы и где оставался последний, до сих пор так и не вскрытый тайник.
- Слушай меня... внимательно... - Рука девушки, теперь обвивающая шею Жарова, мелко дрожала, кожа была холодной, а лицо - необычайно бледным, как будто бы для создания куклы она отдала почти всю свою кровь. С каждой секундой говорить ей было все труднее и труднее, она задыхалась, паузы между словами становились все длиннее. - Сейчас она пойдет к тайнику и попробует его открыть. В этот момент ты должен успеть закрыть дверь. Не раньше и не позже... дверь удержит огонь... наверное... сразу спрячешься за стеной. Я знаю... это трудно... но я должна... видеть ее как можно дольше - иначе... не получится...
Получилось. Все получилось именно так, как было нужно. Денис до самого последнего момента держал Таяну на руках перед щелью в почти закрытой двери и отпрянул от нее в тот миг, когда рука гомункулуса коснулась стены в месте, очерченном чем-то белым. Видимо, Тэй заранее постаралась отметить место тайника. Отпрыгивая, насколько это было возможно, в сторону, Денис умудрился еще и двинуть ногой дверь так, что она захлопнулась. Он даже услышал, как звякнул, входя в паз, язычок замка...
А в следующее мгновение все вокруг содрогнулось. Дверь продержалась мгновение, подарив Денису возможность сделать отчаянный прыжок, упасть и прикрыть Таяну своим телом. А потом вылетела, впечатавшись в противоположную стену и выпустив в коридор сгусток огня. На голову посыпались какие-то ошметки, то ли штукатурка со стен и потолка, то ли...
Денис поднял голову. Да, штукатурки здесь не было. Коридор, до этого облицованный изумительно красивой мраморной плиткой, теперь являл собой жалкое, душераздирающее зрелище. Большая часть облицовки метра на три-четыре от двери теперь грудой обломков лежала на полу. Время от времени одна из немногих уцелевших плиток отваливалась от вспученной, перекошенной, покрытой трещинами стены и падала вниз. Сам же дверной проем теперь представлял собой обугленную дыру, не имеющую ничего общего с прямоугольной формой.
- О как... - совершенно спокойно заметил Жаров, пробежав глазами по следам катастрофы, и тут же повернулся к Таяне. - Как ты?
- Уже лучше... - Она слабо улыбнулась. - Теперь мне не надо ее поддерживать, и я скоро приду в себя.
Она не лгала - щеки заметно порозовели, дыхание стало нормальным, почти унялась и дрожь в руках. Правда, думать о том, чтобы самостоятельно передвигаться, было еще рановато.
- Думаешь, в этом кошмаре могло что-то уцелеть?
Она в ответ лишь пожала плечами:
- Обеспечить уничтожение артефакта в случае опасности можно было бы и проще. И потом... Дерек сказал, что это был последний Ключ Ветра... они должны были им особо дорожить. Он должен был уцелеть.
- Принести?
Она слабо улыбнулась и покачала головой:
- И не думай... вряд ли "Полог" был единственным заклинанием, наложенным на тайник. Его назвали так еще и потому, что под ним не видно других милых сюрпризов. С ними я, наверное, справлюсь... но не сейчас. Мне надо отдохнуть...
- В таком случае я отнесу тебя в спальню, идет?
- Как романтично, - вздохнула она. - В спальню, где нет бархатного балдахина... где нет даже кровати. Как романтично... Да, Дьен, прошу, отнеси меня туда. О Эрнис, как же я устала...
Новое утро принесло по крайней мере одну положительную новость - Таяна почти полностью оправилась от своей немощи. С энтузиазмом поглощая пусть иллюзорный, но весьма вкусный завтрак, она уже нормальным, не пресекающимся от слабости голосом рассказывала своему спутнику все нюансы пришедшей ей в голову идеи.
- Понимаешь, открыть тайник должен был человек. Кто-то из нас... ты видел, чем бы это закончилось. Но "Полог Дракона" - это всего лишь заклинание, хитрое, изощренное - но не более того. Его можно обмануть, подсунуть вместо человека гомункулуса. Я не имела ни малейшего понятия, как сделать его, пришлось изрядно покопаться в книгах, которые мне удалось найти здесь. Знаешь, это заклинание очень похоже на то, с помощью которого создали Тернера...
- Ага, твоя на глазах разваливающаяся куколка чуть было не отправила тебя в мир иной. Ты хочешь сказать, что древние алхимики были настолько сильнее, что смогли заложить в тьера сотни и тысячи лет жизни. Да еще столь активной?
- Ну, не совсем так. Они и правда были сильнее, много сильнее. Но Тернера делали... ты ведь должен знать это, не так ли? Делали из живых людей. А мне пришлось создавать подобие человека из всякого хлама. Неудивительно, что получилось довольно криво. Больше всего я боялась, что это создание рассыплется раньше, чем сделает свое дело. Пришлось даже пожертвовать немного крови... Дьен, не смотри на меня так! Совсем немного, клянусь. Ну... ну может быть, я слишком сильно разрезала руку. А слабость - это от того, что куклу приходилось все время держать под контролем, вливать в нее Силу, иначе она не сделала бы и пары шагов.
Денис не верил ни единому слову девушки. Пока она то ли спала, то ли находилась без сознания, он аккуратно снял повязку. Рана на руке отнюдь не выглядела царапиной. Он понимал, что Тэй просто старается не волновать его, а потому поспешил сменить тему, дав себе обещание впредь присматривать за подругой, как бы еще какой глупости из благих намерений не совершила.



- Как ты думаешь, она открыла тайник?
- Пойдем посмотрим...
Дверца тайника была открыта настежь. Там, в глубокой нише, лежал всего лишь один предмет - золотистый шарик размером не больше кулака. Денис, разом позабыв вчерашний разговор, шагнул вперед и уже протянул было руку, как вдруг чья-то рука ухватила его за волосы и резко рванула назад. От боли он зашипел, как змея.
В ответ раздалось почти такое же шипение - только в нем содержались совсем иные чувства. И ни одного - доброго.
- Ты что, с ума сошел? - Глаза волшебницы, казалось, метали молнии. - Если ты еще раз вот так сделаешь... я сама убью тебя, ясно? Убью больно! А теперь стой там, и ни шагу, пока я не разрешу.
Денис точно знал, что разбушевавшийся маг опаснее любого хищника. А уж если этот маг - еще и женщина, то лучше не рисковать. Тем временем Тэй водила руками перед открытой нишей, непрерывно что-то шепча себе под нос.
- "Укус Змеи"... это просто, это мы сейчас снимем... Так, что у нас еще? "Свежий Ветер"? Вы считаете себя очень умной, госпожа Тионна? Вы правы. А это что еще? Леди дер Касс, я преисполнена уважения. А вы относитесь ко мне так же? Ах, мы не были представлены друг другу... какое упущение! Вот и все!
Меж ее пальцами полыхнула ослепительно голубая искра. Совершенно, казалось бы, свободное пространство в проеме ниши вдруг всколыхнулось, по нему пробежали разноцветные всполохи, а затем радужная пленка лопнула, разлетевшись во все стороны крошечными брызгами.
Тэй протянула руку, и ее тонкие пальцы коснулись золотого шарика. Денис вдруг понял, что последнюю пару минут он даже не дышал.
Ничего не произошло - ни взрыва, ни облака яда или другой какой-нибудь напасти. Пальцы обхватили золотой шар и извлекли его из ниши.
- Вот и он, - задумчиво пробормотала Таяна, разглядывая артефакт, и в ее голосе прозвучала усталость. - Ключ Ветра... Кажется, нам опять пора в дорогу, Дьен, не так ли?


Глава 7
ГАВАНЬ СЕМИ ВЕТРОВ

Домик был маленьким, можно даже сказать крошечным. Он прилепился к подножию огромной горы, южный склон которой сплошь порос старым лесом, давно уже не знавшим присутствия человека, а остальные ощетинились острыми скалами, наводившими страх на каждого, кто посмел бы допустить даже одну мысль о том, чтобы забраться на эти острые уступы.
Но тот, кто сейчас преодолевал один карниз за другим, предпочитал именно этот путь. Неспешная прогулка по лесу была ему неинтересна. Может, водись в этом лесу хоть какие-нибудь хищники, тогда... Но лес был пуст. Не считать же в самом деле серьезной угрозой жалкую стаю торгов особей в десять. Был, правда, горный медведь - страшное создание, снискавшее среди окрестных сел дурную славу людоеда. Обитатель домика у подножия горы как-то свел знакомство с хозяином леса... На равных - никакой стали, сила против силы. Памятью об этой встрече послужили четыре глубокие рваные царапины, пересекавшие бедро высокого беловолосого человека, любившего уединение и с презрением относящегося к уюту и комфорту. Недолгой памятью - не прошло и месяца, как от шрамов почти не осталось и следа.
На нем все заживало быстро.
Вот рука, способная без усилия смять в комок железную полосу, ухватилась за камень, кажущийся прочным и надежным. Да он и был таким - для обычного человека. Но тот, кто сейчас находился на высоте сотни локтей над землей, к обычным себя не причислял. К людям, впрочем, тоже.
Камень не выдержал веса двухсоткилограммового тела, треснул, рассыпаясь на осколки. Но, за мгновение до того, как рухнуть вниз, тот, кто не считал себя человеком, выбросил вверх вторую руку, впившись пальцами в гранит. И удержался. Он всегда удерживался.
Порыв ветра ударил в бок в отчаянной попытке сорвать вцепившегося в скалу смельчака, посмевшего бросить вызов самой природе - силе известной и до сей поры непобедимой. Тугие невидимые жгуты хлестали обнаженную кожу, рвали в клочья набедренную повязку... тщетно, силу этих пальцев не преодолеть. Скалолаз подтянулся на одной руке, пальцы другой нашли малозаметную щербину в камне... подъем продолжался.
Еще рывок, позволивший великану преодолеть сразу шесть локтей - обычный человек и прыгнуть бы так не смог, а для гиганта это было не более чем развлечением... да, развлечения - это все, что он сейчас позволял себе. Идти на новую службу пока не время, еще не перевелось золото в кошеле - в последний раз ему заплатили очень хорошо. Он понимал, что в следующий раз золота будет еще больше... только ему совсем не нужен был этот металл. Гигант скучал по битве, он ждал ее, мечтал - и немного боялся. Не боя и не крови - больше всего он боялся, что смерть придет к нему не на поле брани, а вот так, в одиночестве, когда рядом нет врага. Этот страх переполнял его, жег изнутри... И заставлял снова и снова бросаться на приступ скалы. Ибо воин обязан преодолеть свой страх. А он был воином. Лучшим из всех, живших ранее и живущих ныне. Вечным Воином.
За великаном, висящим на скале, наблюдали трое.
Но они прибыли сюда не ради захватывающего зрелища.

Ньорк, несомненно, знал, что за ним наблюдают. Воин, побывавший в полусотне схваток, должен научиться чувствовать опасность кожей... Д'раг на своем веку видел десятки тысяч сражений, и очень редко случалась так, что ему не приходилось принимать в них участие. А потому свою способность ощущать приближение угрозы он отточил до совершенства - к тому же он не был человеком, и все его чувства, подаренные ему создателями, были ориентированы лишь на две цели. Выжить и убить. Вернее, убить и выжить, поскольку в случае, когда между этими двумя устремлениями возникал конфликт, вопросы выживания отходили на второй план.
Их было немного, людей, которые посмели появиться вблизи его дома... он называл эту лачугу домом, хотя вряд ли строение заслуживало столь пышного определения. Ньорк строил его сам - в последние две сотни лет он осознал, что желает видеть людей как можно реже. Наверное, потому, что при виде людей тяга к схватке становилась почти невыносимой, и он всерьез опасался, что однажды не выдержит и устроит бойню. Как правило, в моменты обострения этой жажды крови он шел наниматься на службу - как всегда, на три коротких месяца. Иногда удача была на его стороне, но чаще одно его присутствие приводило к тому, что вопросы, которые до того были камнем преткновения, вдруг легко решались миром. Наниматели, с радостью, с сожалением или облегчением, это кто как, расставались с деньгами, не понимая, что отнюдь не золото движет им, Вечным Воином, в стремлении извлечь из ножен меч.
В последний раз все указывало на то, что драки не избежать. И снова велеречивость дипломатов, ветхие бумаги былых соглашений и прочие, не стоящие доброго слова мерзости лишили его радости боя. А потом истек положенный срок, и кодекс чести, который он и ему подобные, приняли на себя добровольно почти восемьсот лет назад, заставил его удалиться из Императорской армии... и именно тогда и началась заварушка.
Д'раг вошел в свой дом. Это была уже совсем не та лачуга, которую он соорудил две сотни... нет, уже больше двухсот лет назад в этом месте. Тот домик давно завалился, не выдержав старости, которая была для него куда опаснее, чем для хозяина. И не другой, построенный им позже, - ту хибару сожгли какие-то лихоимцы, воспользовавшись отсутствием хозяина. Обыскали все углы, нашли несколько золотых монет, закатившихся в щель, - и ушли, напоследок подпалив крошечное строение. Ньорк не был зол на них - все равно по возвращении ему нечем было заняться.
Так что этот дом был третьим... и в то же время он был и первым. Поскольку ничего не изменилась - одна-единственная прямоугольная комната, дверь, ведущая прямо на улицу и никогда не запирающаяся, одно окно... Стол, жесткая, из досок собранная кровать, стул... стул был тоже один, ньорк не приглашал гостей, а тех, кто приходил без дела, так, поглазеть, - их он просил уйти и не возвращаться.
Большинство - слушались. А те, кто считал себя сильнее или кто был просто слишком уж навязчив - что ж, там, за домиком, при желании можно было обнаружить почти слившиеся с землей холмики. За двести лет их скопилось не менее четырех десятков.
На столе стояло пиво - большой двухведерный глиняный кувшин. Пиво привозил слуга из ближайшей деревеньки, привозил ежедневно, чтобы оно было свежим. Еще он доставлял мясо и хлеб, а большего ньорк никогда и не желал... слуга приносил еду и выпивку, заходил в дом, ставил все это на стол, забирал одну из лежащих на столе монет и уходил. Так было заведено давно, еще в те времена, когда не родился еще прапрапрадед этого слуги. За все эти годы лишь один раз слуга попытался взять со стола больше одной монеты... его холмик был, кажется, третьим во втором ряду слева... или четвертым? Ньорк не помнил. Нет, ему было не жалко монеты, если бы здоровый, уже в годах мужик просто попросил, то Д'раг просто равнодушно кивнул бы в ответ - мол, бери сколько надо. Но тот попытался украсть, нагло, почти на глазах у Д'рага, даже не подумав, что плох тот воин, кто по звуку за спиной не может определить, что делает стоящий там человек.
У ньорков был свой, многим непонятный кодекс чести. И для воров, застигнутых на месте преступления, исход был один. Когда на следующий день в поисках не вернувшегося слуги сюда наведался его хозяин, ньорк просто коротко обрисовал ему ситуацию - на это ушло не больше десятка слов. Видимо, речь была достаточно убедительна, во всяком случае, на следующий день на столе появился очередной чан с пивом, хлеб и ветчина, завернутые в чистую тряпицу, а со стола исчезла одна из монет. Как и положено.
Д'раг налил пива в большую глиняную кружку и выпил все до капли залпом, не отрываясь. Пиво было хорошим... он умел ценить этот напиток, более того, он предпочитал его всем другим, хотя за ту монету, что забирал каждый день слуга, в чане могло плескаться дорогое вино, достойное стола благородных господ.
Люди, которые явились к его дому, подошли к дверям, Д'раг определил, что их было трое. Судя по походке, одна была женщиной. Для того чтобы понять это, не стоило выглядывать в окно.
Осторожный, вежливый стук.
- Не заперто, - буркнул Д'раг себе под нос.
Дверь распахнулась, и в комнату вошли люди. Одна из них - он угадал верно - была женщиной. Молодой и, по меркам людей, наверное, красивой. Д'раг так и не научился понимать, что же люди считают красотой... наверное, потому, что их вкусы и привязанности столь же изменчивы, сколь коротка и сама их жизнь. Были времена, когда ее сочли бы дурнушкой, слишком худой и изможденной - тогда в моде были пышные, румяные красавицы... но сейчас, кажется, именно такие стройные девицы с пышной гривой волос как раз и являлись эталоном красоты.
Двое других были мужчинами... один - воином, и воином неплохим. Второй явно старался походить на бойца, но получалось у него это неважно. И дело даже не в том, что в его мышцах явно не хватало силы. У него не было куда более важного качества - уверенности в себе. Зато у его спутника этого добра было в избытке, даром что он смотрел на мир всего одним глазом. Может, кому-то не слишком опытному в вопросах боя седой одноглазый великан показался бы слишком старым и неповоротливым, но Д'раг вполне был способен оценить гостя по достоинству.
А девица тоже была не из простых - это было видно по походке, по осанке. Она явно знала, с какого конца берутся за меч. Эти трое считали себя опасными... для кого-то они, наверное, таковыми и были.
Пауза затягивалась. Если гости рассчитывали на приветствие радушного хозяина, то ждать этого они могли долго. До старости. Д'раг радушием не отличался, особенно по отношению к тем, кого он не приглашал в гости.
Первой не выдержала девица, и Д'раг с некоторым удивлением вдруг понял, что в этой тройке главная - именно она.
- Приветствую тебя, Вечный Воин!
В ответ он коротко кивнул, давая понять, что принимает приветствие. При желании этот жест можно было бы даже расценить как ответную любезность.
- Меня зовут Черри Лесс.
Примерно секунд тридцать она ожидала реакции на фразу. Напрасно - на лице гиганта не дрогнул ни один мускул.
- Ты не слышал обо мне? Я - глава...
- Мне известно, кто ты такая, Черри Лесс, если допустить, что это имя принадлежит тебе.
Произнесенная фраза была невероятно длинна для ньорка, не слишком жаловавшего умение красиво говорить. Но он и в самом деле знал, кто такая Черри Дикая Кошка и какую роль она играет в имперской столице. Д'раг не любил говорить - но он любил и умел слушать. Никогда не знаешь, какие сведения могут пригодиться... Три месяца службы Императору - из них почти месяц при дворе, где только и оставалось, что слушать болтовню придворных. Имя Дикой кошки упоминалось по меньшей мере трижды, и Д'раг этого не забыл.
- Ты попридержи язык, ньорк! Не с деревенской девкой говоришь! - вылез вперед то ли спутник, то ли телохранитель девицы, тот, что был более хлипким.
Черри шикнула на него, седой тоже покосился неодобрительно. Хлипкий что-то пробурчал, но не слишком уверенно, и снова отступил назад, в тень хозяйки.
Нет, на самом-то деле хлипким он не был. По меркам людей - так выглядел он очень даже пристойно. Но вот на фоне ньорка... даже и на фоне своего одноглазого спутника он смотрелся более чем скромно, но мускулатура у него была и умение хоть как-то владеть оружием, видимо, тоже. Про себя Д'раг решил называть его Нахалом - поданная реплика ньорку не понравилась. А второй, ясное дело, будет Седым. Настоящие имена гостей Д'рага ни в малейшей степени не интересовали.
- Я пришла к тебе, Вечный Воин, поговорить о контракте.
И снова лицо Д'рага осталось неподвижным. Ни тени заинтересованности или, напротив, насмешки, которая сопровождала бы отказ. Он просто смотрел на Черри, как будто бы и не слышал предложения. Затем медленно, словно нехотя, разомкнул губы.
- Сейчас меня не интересуют контракты.
- Думаю, этот контракт тебя заинтересует, - усмехнулась девушка, усаживаясь на край кровати. То, что хозяин сесть не предложит, она поняла давно, но и он, ньорк, должен понять, что есть люди, к которым он обязан относиться с должным уважением. - Гильдия готова заплатить тридцать тысяч золотом...
- Нет.
- Подожди, я еще не все сказала...
- Нет.
- Слушай, ты! - снова высунулся вперед Нахал, явно не желающий прислушиваться к приказу госпожи. А может, просто увидевший для себя шанс выслужиться. - Ты, образина, слушай, когда с тобой леди разговаривает. Тоже мне, выискался...
Закончить мысль ему не довелось.
Черри увидела бросок - точнее, даже не само движение, а его тень, смазанную, нечеткую... Миг - и ньорк уже как ни в чем не бывало сидит на своем стуле в той же самой позе. Только вот ее телохранитель лежит на полу, и в его глазах угасает жизнь. Трудно жить с переломленной шеей.
"Он невероятно быстр..." - подумала она, смотря на великана с плохо скрытым восхищением. Страха не было, если уж ей перепало близко познакомиться с этим демоном Тернером, то ньорк - простой и понятный, пусть даже невероятно быстрый и сильный, уже не мог вызвать у нее испуга.
- Стоило ли убивать дурака? - спросила она вслух.
В ответ Д'раг только пожал плечами. Оправдываться он, ясное дело, не собирался. С его точки зрения, дураков просто необходимо было отлавливать и давить, это весьма способствовало бы улучшению людской породы в целом.
- Ладно, он сам напросился, - фыркнула Черри. - Теперь о деле...
- Сейчас здесь будет два трупа, - задумчиво произнес Д'раг. От этой простой фразы, которую вполне можно было бы воспринять как шутку, вдруг повеяло таким холодом, что Черри - практически ничего и никого не боявшуюся - пробил озноб.
- Послушай, Вечный Воин, я хочу обратиться к тебе с просьбой. Я немного поговорю вслух, совсем немного, уверяю... и прошу тебя выслушать. Просто выслушать. Ну, считай, что прямо в твой домик приехал императорский театр. В одном лице. А потом, если захочешь, укажешь мне на дверь, и я уйду, обещаю.
Д'раг задумался. Звучало все не так уж плохо. В самом деле, выслушать эту девицу не так сложно, все какое-то разнообразие. Тем более ему нравилось, что она почти не ощущает страха. Смелая девочка, она, пожалуй, заслуживает уступки. Он коротко кивнул и снова налил себе пива. Гостям предлагать напиток ньорк не собирался, в конце концов, он их сюда не звал.
Черри заговорила. Что-то о контракте, об убийствах... Д'раг не слушал ее. Наемные убийцы - это никак не согласовывалось с его кодексом чести. Он был воин, он предпочитал честные схватки лицом к лицу, причем честность эта вполне сочеталась с неравным количеством противников. Ньорк без тени сомнения вышел бы в одиночку и против сотни... да что там, бывали случаи, когда Вечные Воины выходили и против тысячи. Правда, гибли... но гибель в бою не есть позор для воина, напротив, это благо.
Д'раг сидел, медленно тянул пиво из кружки и думал. Глубоко заблуждались те, кто считал ньорков просто тупыми придатками к мечу или топору, не способными ни на размышления, ни на чувства. Нет, что-то верное в этом представлении было, и маги, когда-то создавшие его, ставили перед собой именно такие цели. А в те времена волшебники очень хорошо умели добиваться своего.
Поначалу все шло по их плану. Могучие и быстрые, малочувствительные к боли и усталости, неплохо защищенные от многих видов боевой магии, ньорки легко разбивали армии людей одну за другой. В то время они не думали о том, что им нравится бой и кровь, что свист стали наполняет их сердца восторгом. Они просто делали свою работу, тупо - но от этого ничуть не менее верно. Две задачи: убить и выжить. Первая - важнее.
А потом вдруг все изменилось.
Он устал считать тех, кто пытался выспросить его о сущности изменения. Сбился на третьей или четвертой сотне. И все они ушли ни с чем. Д'раг, прекрасно владея письмом - за прошедшие века можно было и не тому научиться, - мог бы попытаться и сам описать события тех дней... но понимал, что это обречено на неудачу. Просто нет нужных слов, чтобы объяснить, почему воины, созданные для убийств, а не для рассуждений, вдруг в одночасье поняли, что не все в жизни так просто. Поняли и впервые задумались над этим. Все сразу.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Искра и ветер
Пехов Алексей
Искра и ветер


Лукьяненко Сергей - Конкуренты
Лукьяненко Сергей
Конкуренты


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - гауграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - гауграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека