Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Мне нужен отпуск, дня на три-четыре. Бандиты потребовали выкуп - миллион "зеленых" и пообещали присылать пальцы дочери до тех пор, пока я не найду деньги.
- Миллион?! Это нереально. - По изменившемуся лицу капитана Тихончук понял, что говорит не то, спохватился. - Ты-то зачем суешься в это дело? Есть ОМОН, антитеррористическая служба, пусть они и занимаются освобождением девочки.
- В похищении участвовал один из сотрудников ФАС. Банда явно прикрыта сверху. Милиция и ОМОН не помогут, нужна команда вроде нашей. Если нельзя туда сейчас бросить всю группу, отпусти хотя бы меня.
Тихончук поскреб затылок пятерней, дернул себя за ус, мотнул головой.
- Не могу, капитан. У меня приказ - до пятого августа ликвидировать националов Латвии. Я даже тебя отпустить не имею права.
- А если я откажусь участвовать в операции?
Глаза майора сузились, он покачал головой.
- Не дури, Старый. Ты же знаешь наше положение, тебя еще до трибунала замочат. Обещаю, как только выполним задание в Латвии, сразу вылетим к тебе в Вологду.
- Спасибо, - глухо сказал Глеб, опуская взгляд, чтобы не выдать свои чувства. - Боюсь, будет поздно. Ладно, я пошел готовиться.
Тарасов двинулся к двери. Тихончук с сомнением посмотрел на его спину, но не остановил. Воспитанный на беспрекословном подчинении старшему по званию, всегда соблюдавший субординацию, майор представить не мог, что кто-то может не выполнить его приказа. О том, что в жизни существуют другие приоритеты, стоящие выше приказа, он не подумал.
Глеб же принял решение и начал выполнять свой план, никого не посвящая в него. Он нашел Ухо, как всегда возившегося со своим суперноутбуком, и снял с него наушники диалоговой связи с компьютером.
- Эй, киборг, ты меня слышишь?
- Чего надо? - огрызнулся Саша, приходя в себя.
- Нужна твоя помощь. - Глеб раскрыл ладонь, на которой лежала зажигалка в форме человечка с высунутым языком. - Покопайся в базах по символике, нет ли в сфере криминала банд, использующих такую геометрию. Второе: поищи среди сотрудников ФАС старшего лейтенанта Бердяева. Кто он, откуда, в какой команде служит. И последнее: найди всех бандитов, кто пользуется "Ладами" двенадцатой модели.
- Ты чо, Старый? - покрутил пальцем у виска Саша. - Да на "Ладах" двенадцатой модели ездит половина всего криминального мира!
- Поищи только те группировки, которые связаны с похищением людей.
- Это потребует времени, а нам на все сборы Хохол дал два часа.
- Я тебя прошу, Саша, - проникновенно сказал Глеб. - Мне это позарез необходимо!. Приедем в Ригу, я тебе все сделаю.
- Мне нужно сейчас. - Тарасов подумал и добавил тихо: - У меня дочь похитили какие-то мерзавцы...
- Что?! - изумился компьютерщик. - У тебя?! Где?!
- В Вологде, - криво усмехнулся Тарасов. - Она жила у приятеля... он предприниматель...
Саша тихонько присвистнул.
- Тогда понятно_. Что собираешься делать? Хохлу говорил?
- Говорил. - Глеб отвел глаза. - Обещал помочь. Ну что, поищешь?
- Заходи через полчаса, может, что и надыбаю. Тарасов сжал плечо компьютерщика и вышел.
Через сорок минут, уложив в сумку необходимые для выполнения задуманного вещи, он отнес сумку в багажник зощенковского "Гольфа" И вернулся в домик, где жил Ухо. В спальне Саши, кроме него самого, находился хмурый Тихончук. Саша встретил взгляд Тарасова и виновато опустил голову. Глеб понял, что командир группы знает о его просьбе и догадывается о планах.
- Старый, ты вынуждаешь меня применить... - начал Тихончук и в то же мгновение оказался на полу лицом вниз, с вывернутой рукой.
- Ремень! - бросил Глеб.
Саша вздрогнул, круглыми глазами глядя на эту сцену, приподнялся со стула.
- Старый, ты понимаешь?
- Ремень, я сказал!
Саша подал ремень от брюк, висевший на спинке стула.
- Дурак! - сквозь зубы выговорил майор. - Ты сам себе петлю на шею вешаешь!
Глеб стянул ремнем запястья рук Тихончука, повернул его к себе лицом, проговорил ровным голосом:
- Прости, командир, но ты не оставил мне выбора. На кону не абстрактный идеал справедливости, а жизнь и здоровье моей дочери, а это уже совсем другой расклад получается.
Глеб нанес короткий удар в челюсть командира группы, и тот потерял сознание. Глеб разогнулся, посмотрелна потрясенного Сашу.
- Ну? Что ты узнал?
Ухо сглотнул слюну, тупо глянул на Тарасова, на лежащего без движения Тихончука, снова на Тарасова и очнулся.
- Двенадцатые "Лады", по данным ФСБ, использовались при похищении ТРИЖДЫ: в Воронеже, в Москве и Ярославле. Одну банду - южную, орудовавшую в Воронеже, взяли, вторая на свободе. Зажигалки в форме человека с высунутым языком продаются только в киосках Ярославля. Старший лейтенант ФАС Владимир Бердяев работает в Ярославском отделении службы. Это все, что я успел найти.
- Спасибо, дружище, - пробормотал Глеб. - Извини, но мне придется связать и тебя. Я должен успеть выехать за пределы Москвы, прежде чем Хохол очнется и поднимет шухер.
- Он тебя возненавидит. - Переживу.
- По морде бить будешь?
- Не буду, - серьезно сказал Глеб. - Но рот заклею. И вот еще что, Александр. Без твоей помощи мне все равно не обойтись, поэтому если понадобишься, я буду держать связь с тобой через машину. Я взял с собой запасной хайдер. Дашь свой позывной?
- Хорошо, - кивнул Ухо, косясь на не подающего признаков жизни майора. - А ты не брешешь про дочь?
- Нет.
- Вот сволочная жизнь!
- Совершенно с тобой согласен.
Тарасов связал Сашу и вышел из домика, переживая тяжелое чувство неудовлетворенности и утраты. Интуиция подсказывала, что сюда он больше не вернется.
Хохол не успел предупредить охрану ворот базы о возможности побега подчиненного, и машину Тарасова выпустили без лишних слов. А через двадцать минут он бьшуже за МКАД, искренне надеясь, что Тихончук не станет звонить во все колокола и объявлять всероссийский розыск. С другой стороны, группа без Тарасова не могла считаться полноценным боевым подразделением, и если Тихончук не найдет ему замену, следует ждать погони.
И все же Глеб в глубине души надеялся, что успеет освободить Акулину, прежде чем его найдут люди из службы безопасности президента.
В Вологду он решил не ехать, а просто предупредить Сергея по телефону, чтобы ждал "гостей" и говорил всю правду. Начинать поиски Акулины надо было с Ярославля, где работал старший лейтенант ФАС Владимир Бердяев. Именно он, по мысли Глеба, и был наводчиком банды похитителей людей.
За Сергиевым Посадом запищала рация, которую забыл снять Тарасов. Зная, что выход в эфир может контролироваться специальной поисковой системой, Глеб отвечать не стал. Скорее всего звонил освободившийся Тихончук, а ему пока что Тарасову сказать было нечего.
В Ростове он позавтракал в небольшом кафе на окраине города и в машине включил хайдер. Набрал кодовое имя Саши. По экрану компьютера, похожему на стрекозиное крыло, побежали жемчужные волны, затем высветилась белая надпись: "Доступ открыт. Назовите свое имя".
"Старый", выбил Глеб на клавиатуре.
Надпись исчезла, появилась другая: "Старый, Хохол меня чуть не убил! Считает, что я тебе помог удрать. Операцию отменили, тебя везде ищут!"
"Догадываюсь, - ответил Тарасов. - Я виноват лишь в том, что хочу спасти свою дочь. Дай мне адрес отделения ФАС в Ярославле, чтобы я не искал".
"Минуту".
Глеб заметил подъехавшую к кафе темно-серую "Ладу" двенадцатой модели. Невольно впился в нее взглядом. В кабине машины с ярославскими номерами сидели четверо парней, неуловимо схожих особым поведением и отношением к окружающему миру. Таких можно встретить где угодно, в любом населенном пункте России, в больших и маленьких городках, в поселках и деревнях: презирающих всех, в том числе и себя, агрессивных, злобных, даже когда они ведут себя тихо, опирающихся только на силу стаи и на закон силы. Тарасов не раз имел с ними дело и научился отличать их от нормальных молодых людей по заметно хищному поведению и волне угрозы, исходившей от них.
Пискнул монитор. Глеб расслабился, понимая, что нельзя реагировать на каждую "Ладу" двенадцатой серии, делать стойку, как охотничья собака на зверя. Едва ли похитители Акулины ездили бы по дорогам так открыто, зная, что их ищут.
"Улица Жореса, дом три, - появилась на экране надпись.
"Спасибо, Ухо, - отстучал Глеб. - Я у тебя в долгу. Будь здоров!"
"Удачи тебе, Старый".
Тарасов выключил хайдер, спрятал "перчатку" компьютера в сумку. Затем краем глаза заметил движение слева. Из серой "Лады" вылезли два амбала в джинсах и кожаных безрукавках, с ленцой двинулись к машине Глеба. Один из них был в кожаных перчатках без пальцев, второй напоминал бронетранспортер - фигурой и выражением лица. Глеб мог уехать, но что-то удержало его на месте. Даже не любопытство - он понимал, чего хотят эти мордовороты, а мистическое седьмое чувство ожидания новостей. Подумав, он подвинул к себе сумку, достал "инструмент средней мощности и подсунул под левую руку.
- Эй, дядя, - наклонился к окну машины верзила в перчатках, - дай закурить.
- Последнюю сигарету только что докурил, - с иронией сказал Глеб.
- А ты поищи.
- Сейчас.
Глеб выхватил помповое ружье "сайгак" И упер ствол в нос оторопевшего амбала.
- Годится такая "сигарета"?
- Э-э-э... д-д-да-а... т-ты чего, д-дя... не шути!
- Так дать закурить или уже не надо?
- Эй, дядя... - сунулся было к машине второй бугай, и Глеб сказал хладнокровно:
- Еще шаг, и я отстрелю твоему напарнику всю нюхалку! А теперь убирайтесь, и поживее!
Амбал в перчатках поднял руки, отошел задом, нехорошо улыбаясь.
- Не боишься, дядя, что мы с тобой встретимся где-нибудь на узкой дорожке? У нас тоже такие пукалки имеются.



- Я прихвачу чего-нибудь покрупнее, - пообещал Глеб, трогая машину с места.
Вскоре он уже был за городом, удивляясь, зачем ему понадобилось разыгрывать этот спектакль с ружьем. И лишь отъехав от места инцидента три десятка километров, он понял, что это была просто компенсация тлевшей в душе ненависти к похитителям Акулины, также катавшимся на двенадцатых "Ладах".
В Ярославль Тарасов приехал к обеду и сразу направился на улицу Жореса, где располагалась штаб-квартира отделения Федеральной службы антитеррора. Несколько минут наблюдал за входом в трехэтажное здание с двумя табличками: одна принадлежала собственно центру антитеррористической службы, вторая местному отделению "Гринпис". Глеб покачал головой: соседство двух столь разных контор показалось ему забавным.
Ровно в час из здания на улицу вылился жиденький поток сотрудников учреждений. Начался обеденный перерыв. Подождав еще пару минут, Тарасов вошел в здание.
На входе его задержали два рослых охранника в светло-коричневой униформе, но без погон и знаков отличия. Глеб припомнил форму военнослужащих Российского Легиона, с которыми не раз имел дело. Легион давно был расформирован, однако, чтобы не выбрасывать множество комплектов обмундирования, форму решили использовать для экипировки охранников государственных спецслужб.
- К кому? - осведомился крутоплечий страж с редкой растительностью на щеках.
- К дежурному, - лаконично ответил Тарасов.
-Вас вызывали?
-Нет.
- Тогда извините...
Глеб достал удостоверение майора ФСБ.
Охранники переглянулись.
- Оружие придется сдать, товарищ майор.
- У меня нет оружия.
- Проходите, комната номер три, налево по коридору. Тарасов спокойно поднялся по ступенькам из холла в коридор первого этажа, стукнул костяшками пальцев в дверь с номером "3" и вошел.
За столом сидел совсем молодой человек в штатском костюме и работал за компьютером. Увидев незнакомого человека, он оторвался от экрана, повернулся к нему лицом.
- В чем дело? Кто вы такой?
- Майор Гольцов, - сказал Глеб, показывая удостоверение. - Служба внутренних расследований.
- Капитан Кирьянов.
- Капитан, дело чрезвычайной важности, поэтому о нем не должен знать никто.
- Но я обязан доложить командиру...
- Я сам доложу. - Глеб подошел к столу и сел на стул, мельком оглядывая лежащие на столе бумаги, дискеты, календарь и пульт селектора. - Мне нужна вся информация о старшем лейтенанте Владимире Бердяеве.
- Зачем?
- Не задавайте лишних вопросов, капитан. Будете содействовать, я доложу наверх о вашем участии, это зачтется потом при внеочередном повышении звания.
- Я не могу, - упрямо покачал головой дежурный. Доступ к сведениям о сотрудниках службы имеет только полковник Премыслер.
Тарасов поскучнел.
- Значит, сотрудничество наше не складывается, жаль. Придется отметить это в рапорте.
- Но я и в самом деле не имею доступа к досье сотрудников, - возмутился юный капитан. - Данные засекречены. Почему бы вам не поговорить с самим старлеем, если он вас так интересует?
Тарасов сделал вид, что колеблется.
- Вообще-то контакт с ним не входил в мои планы... но это идея... ладно, капитан, давай мне выход на него. Дежурный наклонился к селектору, нажал клавишу. - Бердяев на месте?
- Только что вышел,- заговорил динамик женским голосом. - Обедать направился.
- Куда?
- В кафе "Приятный уголок", куда же еще? Зачем тебе этот голубой диетчик, Слава? Лучше меня вызови. Капитан покраснел, отключил связь с кабинетом.
- Бердяев обедает.
Вот и хорошо, - кивнул Глеб, поднимаясь. - Пожалуй я тоже заморю червячка, пока он будет насыщаться. Только умоляю, капитан, никому ни слова. Договорились?
- Могила, - прижал руку к груди дежурный.
- Буду у вас минут через сорок пять.
Тарасов вышел, провожаемый взглядом дежурного, потом внимательными взглядами охранников, спросил у прохожего, где находится кафе "Приятный уголок" И подъехал к нему на машине.
Кафе представляло собой современное двухэтажное заведение, расположенное в центре Ярославля на улице Чкалова. На первом этаже размещалась типичная забегаловка для всех, кто хотел быстро перекусить, плюс бар и кухня, на втором этаже обслуживали если и не "особо важных персон", то людей посолиднее и побогаче. Окинув взглядом столики зала первого этажа, Глеб по винтовой лестнице поднялся на второй и за одним из столиков у окна увидел мужчину средних лет, похожего по описанию на визитера, посетившего офис Сергея: у него была лысина на затылке, бледное одутловатое лицо и родинка под глазом.
Старлей курил: на столе перед ним лежала пачка сигарет "Ярдым" и зажигалка в форме человечка с высунутым языком.
Напротив него сидел молодой человек в кожаной безрукавке, в котором Глеб не без удивления узнал амбала, просившего закурить в Ростове и разъезжавшего на двенадцатой "Ладе". Таких совпадений просто не могло быть, и Тарасов, связав все звенья цепочки: машину, зажигалку, парней в "Ладе", визит старшего лейтенанта ФАС в офис Зощенко перед похищением дочери, - понял, что ему улыбнулась удача. Он прибыл вовремя и в нужное место.
Пристроившись за кадкой с фикусом, Глеб стал ждать, украдкой наблюдая за Бердяевым и его сотрапезником. Бандит даже за столом не снял кожаные перчатки без пальцев, хлебая суп так, что было, наверное, слышно и на улице. Но он привык так жить - по-хамски, отрицая все законы этики и морали, и не обращал внимания на других людей.
Через полчаса старший лейтенант насытился, допил морковный сок, - он и в самом деле был диетчиком, забрал сигареты, зажигалку и пошел к выходу. Амбал в перчатках смотрел ему вслед, ковыряясь в зубах спичкой.
Глеб вышел из кафе следом за объектом своих поисков, понаблюдал за ним, отметив, что тот идет пешком в сторону своей конторы, и направился за ним на машине, не забывая контролировать ситуацию. Знакомая двенадцатая "Лада" стояла возле кафе, ожидая верзилу в коже, но ее пассажиры не обратили внимания на Тарасова, сморенныe жарой и жаждой: все трое пили пиво из жестянок.
Выждав момент, когда Бердяев свернул в почти безлюдный переулок, Глеб догнал его, выскочил из машины, открыл дверцу и одним движением вбросил старшего лейтенанта в кабину.
- Сидеть! - выдохнул он ему в лицо. - Убью!
Бердяев пискнул, тараща глаза, дернулся назад, получил удар по уху и затих.
Тарасов закрыл дверцу, сел за руль и погнал "Гольф" к выезду из города, в лесок, где можно было спокойно допросить сотрудника ФАС, явно связанного с бандитами. Пассажирами "Лады" можно было заняться позже.
ЯРОСЛАВЛЬ
Никифор Хмель
Этот сон снился Никифору всю жизнь: поляна в черном лесу, хмурый день, холод, несущиеся по небу тучи; вдруг тучи разрываются, по небу разливается сияние, и начинается странный снегопад, точнее, град, потому что с неба сыплются на землю не снежинки, а льдинки в форме человеческой головки. Однако обычно Никифору не удавалось разглядеть лицо человека-градины, он просыпался раньше, причем не от страха или другого негативного чувства, а от удивления. В эту ночь ему наконец удалось поймать на ладонь несколько градин и рассмотреть это чудо природы.
Льдинки величиной с ноготь мизинца действительно представляли собой миниатюрные скульптурки в форме головы - головки ребенка с чистым лицом и белыми волосиками. Изнутри они светились, отчего казалось, что они живые и смотрят на поймавшего их человека с интересом и ожиданием...
Никифор проснулся, привычно глянув на циферблат часов: половина седьмого, можно еще полчаса поваляться в постели. Перед глазами все еще стояло личико ледяной градины - личико ребенка с удивительно умными живыми глазами. Что оно означало, почему снилось много лет подряд, Никифор не знал, но относился к своим снам спокойно, не рефлектируя и не считая себя свихнувшимся на почве любви к детям. Психика настойчиво предлагала ему какую-то важную информацию, расшифровать ее самостоятельно он не мог, к гадалкам идти не хотел, поэтому спокойно ждал, чем закончится его "беседа с самим собой". То, что сегодня ему открылось лицо ребенка, головку которого копировали падающие с неба градины, говорило о правильности выбора, выражаемого одним словом: подождем.
Мысли вильнули в другую сторону: от голов-льдинок к головам пленных русских солдат, отрезанных чеченскими боевиками. Как же вам было страшно, ребята, когда вам перерезали горло звери в человеческом облике! Садисты и хищники! Прикрывающиеся лозунгами "святого джихада", "борьбы за свободу" и "войны за веру". Воюешь за свободу - убей врага, но не мучай! Если же тебе нравится издеваться, наслаждаться муками умирающих, - не прикрывайся именем аллаха!..
Никифор скрипнул зубами, переживая внезапную вспышку ненависти, глянул на фото брата в рамке на тумбочке и встал. Валяться в кровати расхотелось.
Почистив зубы, он с час возился со снарядами, качал пресс, "тянул" суплес, потом искупался и сварил себе сам геркулесовую кашу; мать уехала в деревню к родственникам, и Никифор уже с неделю жил один.
Позавтракал: каша, жареный черный хлеб, чай. Мысли приходили разные, но больше всего он думал о женщине, с которой познакомился на Арбате, о своей неуютной холостяцкой жизни, о странных снах и о брате. Последняя мысль заставила его пересмотреть планы и день начать с посещения церкви.
Не было восьми, когда он подошел к воротам церкви и буквально столкнулся с той, облик которой не шел из головы вот уже несколько дней.
- Доброе утро, - пробормотал он, переживая вспышку радости и вины одновременно; в глубине души капитан понимал, что направился в церковь не столько из-за желания помянуть брата, сколько из-за надежды встретить ее.
- Здравствуй, - тихо ответила Шарифа, закутанная все в тот же темный платок. Затем она увидела не совсем заживший шрам на лице Никифора, и глаза ее расширились.
- Вы... ранены?!
- Пустяки, царапина. О гвоздь в темном сарае зацепился. А я вам звонил.
- Я знаю.
- Знаете? - Он удивленно посмотрел на чеченку. - Мне сказали, что вы уехали.
- Это мой дядя Муртаза... он не хочет, чтобы я...
- Понимаю. Но разве вы не свободны в поступках?
Она быстро подняла на него газельи глаза и опустила.
- Свободна... только ничего мне не надо... извините...
- И вы не хотите ни с кем встречаться? Куда-нибудь сходить, отдохнуть, просто поговорить?
- Не знаю...
- Это уже лучше. Давайте встретимся сегодня вечером? Погуляем по Арбату, сходим в ресторан, я знаю тут недалеко уютный уголок. Часов в семь вечера вас устроит? Встретимся возле универсама.
Шарифа не успела ответить. Из церкви вышли трое мужчин: юный брат Шарифы Алан, смуглый молодой человек, небритый и мрачный, и седой старик в дорогом костюме. Увидев стоящих Никифора и Шарифу, они замедлили шаги.
- Шафа, иди домой, - угрюмо проговорил небритый.
Женщина бросила на Хмеля косой взгляд и заторопилась прочь.
- Так я буду вас ждать, - сказал ей в спину Никифор. Шарифа не ответила.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


Контровский Владимир - Дорогами миров
Контровский Владимир
Дорогами миров


Конан-Дойль Артур - Изгнанники
Конан-Дойль Артур
Изгнанники


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека