Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

год назад... Я находился в Соседстве уже два года и наконец встретился
с... назовем их "пришельцами" - другими гостями вроде меня. С людьми,
которые разбираются во всем этом. Некоторые из них перемещались туда и
обратно по многу раз. Они называют себя Службой. У Службы имеется база -
примерно как у администрации в колониях. На деле это довольно похоже на
Ньягату, где я родился. В Кении. Профессор Роулинсон изучал вопросы
перемещения из мира в мир и разработал кое-какую теорию...
Экзетер всегда умел убеждать. Пока он рассказывал, Смедли вдруг понял,
что это самая невероятная история, которую он когда-либо слышал, и что он
против воли начинает в нее верить.



7
Роулинсон говорил: "Все дело в измерениях. Мы живем в трехмерном мире.
Можете ли вы представить себе двухмерный мир?" Разумеется, я ответил ему,
что с математикой у меня всегда было неважно. Тогда он взял колоду карт...
Правда, все это было не совсем так. Карты лежали на другом столе в
дальнем конце веранды, и Роулинсон сам за ними не пошел. Он позвал
Морковку, и Морковка пришел и принес ему карты. Вот как поступали Тайки в
Олимпе. Но как объяснить, что такое Олимп, этим двоим - хирургу, хитрому,
как свернувшийся в кресле персидский кот, и чуть ли не мурлычущему от
самодовольства... и бедолаге Смедли, кожа на лице которого так натянута,
что того и гляди лопнет. Старине Смедли - с адским огнем в глазах и чуть
заметным нервным тиком, каждые несколько секунд искажающим ему рот, пока
он слушает, как выживший из ума старина Экзетер сам себя обрекает на
пожизненное заключение в психушку.
- Он вытащил короля и валета. Он назвал их парой двухмерных людей - с
высотой и шириной, но без толщины. Он сложил их лицом к лицу и спросил
меня, могут ли они видеть друг друга? Я ответил, что нет.
"Правильно, - сказал он. - Они не могут, поскольку расположены не в
одной плоскости. Они отделены друг от друга крошечной, но толщиной, а в их
мире толщина отсутствует".
Эдвард вспомнил, как торжествующе улыбался Роулинсон. Профессор был
худощавым мужчиной с волосами песочного цвета и педантичными манерами
оксфордского мэтра, но на вид ему трудно было дать больше двадцати лет.
Его английский имел странный оттенок - несколько архаичный. Он много знал,
и ум его отличался живостью, но при этом было в нем что-то такое, что
заставляло думать: "Не от мира сего". Если вам требовалось детальное
объяснение с графиками и диаграммами - не было человека более подходящего.
Во всем остальном он годился только вести спортивные программы.
Правда, в материальном отношении он вполне процветал. Он жил в большом
бунгало, расположенном почти в самом центре узла, и он владел одним из
лучших книжных собраний в Вейлах, где печатные книги являлись совсем еще
недавним новшеством. У него было не меньше дюжины слуг, выряженных в
белоснежные ливреи.
Однако Стрингеру и Смедли это вряд ли интересно.
- "Вы хотите сказать, - спросил я его, - что Земля и Соседство
разделены каким-то другим измерением?" И он ответил: "Все сложнее. Если бы
их разделяло только одно измерение, наш Дом имел бы только двоих соседей,
но мне известно по меньшей мере шесть миров, в которые можно попасть
непосредственно из Дома. В том, что касается Соседства, нам известны
только два смежных с ним мира, но мы ведь мало что знаем о мире за
пределами Вейлов. Из этого следует, что мы имеем дело не с одним, а с
несколькими дополнительными измерениями. Я понимаю, что трудно объяснять,
что такое четыре измерения, не вывалив при этом на вас пятое и шестое".
Эдвард боялся, что усмехнется сам.
- Я помню, что в этом месте его объяснения решил напиться. В трезвом
виде я воспринимал все это с трудом.
Все время, что он находился в Соседстве, он отчаянно тосковал по Земле.
А теперь, когда он вернулся домой, сердце его сжималось при воспоминании
об Олимпе. Он вспомнил сухой воздух, напоенный ароматами пряностей и сухих
цветов, горячий днем, но быстро остывающий по вечерам, когда Тайки
собирались на верандах, потягивая джин...
Он снова посмотрел на своих слушателей - Стрингер прикрыл глаза,
выпуская дым. Глаза Смедли были широко, слишком широко открыты.
- Я предупреждал, что вам придется переварить слишком много! Даже мне
это кажется невероятным, а ведь я делал это - я имею в виду, я
действительно переходил в другой мир. Не судите строго, мистер Стрингер,
но у волшебных сказок имеются совершенно рациональные, земные объяснения.
Я же говорил, что вы мне не поверите. Я и сам с трудом верил профессору,
хотя я знал, что нахожусь не на Земле и уже два года на ней не был.
Оглянитесь по сторонам: стол, бумаги, телефон, шкаф для папок! Тогда как я
сидел в плетеном кресле, попивая то, что они называют джином - на самом



деле ничего общего, - на веранде, огороженной ширмами. Деревья там слегка
напоминают африканские - воздушная паутина ветвей в дымке листвы, скорее
похожей на облако или на рой насекомых, чем на листья. За ними виднелись
похожие на белые зубы горы, растущие в голубое-голубое небо. Напитки мне
подавал слуга в ливрее, обращавшийся ко мне как к Тайке Кисстеру. А на нас
с профессором были даже белые галстуки - он специально просил меня прийти
пораньше, чтобы мы смогли поболтать, но с минуты на минуту могли подойти
остальные гости, и жена его хлопотала в доме, следя за последними
приготовлениями.
Безумием было выкладывать им все это. Искра в глазах Смедли была,
пожалуй, кстати. Бедолаге, похоже, нравилась вся эта болтовня, а все, что
хоть на несколько минут отвлекало его от сжигавшего его изнутри огня,
стоило того. Но Стрингер не верил ни единому слову. Эдвард Экзетер, он же
Джон Третий, резал себе глотку собственными руками - точнее, собственной
болтовней. Беда была в том, что он так долго молчал, что теперь, раз начав
говорить, уже не мог остановиться...

Веранда выходила в сад - цветущие кусты, тщательно подстриженные
газоны, неожиданно зеленая заплата на сухой, цвета хаки земле Олимпа.
Должно быть, целому отряду слуг приходится поливать сад почти непрерывно.
В тени деревьев там и здесь виднелись крыши бунгало других Тайков,
окружавших узел. Прерывистая линия деревьев с плотной темной листвой
обозначала русло Кэма. Деревушка туземцев лежала в миле ниже по течению.
На западе над горизонтом возвышался иззубренный меч Маттерхорна.
Напротив стояли гора Кука, Нанга Парбат и идеальный конус Килиманджаро -
изваянное природой произведение искусства. Все три вершины отсвечивали в
лучах заката розовым, оранжевым и алым. Долина лежала между ними, как
ладонь: Маттерхорн был большим пальцем, а три другие вершины -
указательным, средним и безымянным. Несколько небольших вершин можно было
считать мизинцами. Он до сих пор не запомнил всех их названий.
- Это просто две слегка отличающиеся друг от друга ипостаси одного и
того же мира, - говорил Проф, - две карты из одной колоды, в которой не
найдешь двух одинаковых карт. Сделайте два среза, скажем, стилтонского
сыра. Вы ни разу не получите двух идентичных рисунков дырок, верно?
Эдвард с тоской подумал о стилтонском сыре.
- Ну да, звезды-то те же самые.
- Ага! Вы это заметили? Мелочи отличаются, большие вещи одинаковы. У
жуков по восемь ног. Солнце выглядит абсолютно таким же. Насколько я могу
судить, планеты тоже практически такие же. Год несколько короче, угол
наклона земной оси немного меньше, сутки длиннее минуты на три.
- Откуда вы знаете это? Вы же не можете проносить с собой часы?
Роулинсон понимающе улыбнулся:
- Но вы можете перемещаться туда и обратно. Иногда вы попадаете в то же
время суток, иногда чуть раньше или чуть позже. Разница - примерно в три
минуты на сутки.
Ну, это до Эдварда еще доходило. Но даже так...
- Но у Соседства четыре луны. Луны-то уж никак не назовешь маленькими.
- А вот вы и не правы! - довольно расплылся Роулинсон. - О да, они,
конечно, велики, но вполне могут быть порождены какой-нибудь мелочью.
Труба не может повалить лес, не так ли?
- Нет. - Эдвард не понимал, какое отношение имеет труба к лунам, но не
сомневался, что ему объяснят.
- Но допустим, с гор готова сойти лавина. Тогда вызвать ее может даже
звук трубы! И что останется от вашего леса? Так вот, сейчас большинство
сходится в том, что Луна - это осколок Земли, оторванный от нее гигантским
метеоритом, - вам это известно? А Тихий океан - шрам, оставшийся от этого
на поверхности Земли. Попадание метеорита - дело случая. Пройди этот
метеорит секундой или двумя раньше или позже - и он бы вообще пролетел
мимо Земли. Не забывайте, оба тела движутся с колоссальными скоростями!
Вот он и ударил в Соседство немного по-другому. Осколки сконденсировались
в четыре небольшие луны, а не в одну большую. Даже Трумб совсем невелик.
Он кажется большим только потому, что так близок. - Проф торжествующе
потянулся за стаканом. - Или, возможно, было несколько попаданий.
- А другие миры?
- Другие срезы - помните? Другие варианты. У Геенны две луны; по
крайней мере мне так говорили. Сам я ни разу там не был. - Роулинсон
сделал большой глоток. Он оседлал любимого конька, радуясь слушателю. -
Вернемся к нашим плоским друзьям. Мы согласились, что они не могут видеть
друг друга, ибо расположены в разных плоскостях. Но карты не могут быть
идеально плоскими, верно? Идеально ровной поверхности просто не
существует. И если они лежат лицом к лицу, они не могут не соприкасаться
друг с другом в нескольких точках, да?
- Узлы!
- Совершенно верно! Плоские карты соприкасаются в нескольких точках. А


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


Каменистый Артем - Время одиночек
Каменистый Артем
Время одиночек


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека